«Историческая бомба — 3»: На Руси было множество «Украин»

«Историческая бомба — 3»: На Руси было множество «Украин» | Русская весна

Как известно, политические элиты современного Украинского государства (УГ) ведут отсчёт истории «Украины-Руси» как минимум со времён Святого равноапостольного великого князя Владимира.

Кроме того, воспалённое сознание историков и публицистов современного УГ отождествляет со словом «украина» лишь название своего искусственно созданного государства, отвергая «географическую» природу данного термина (а также более древние формы данного термина, такие как «оукраина» и «вкраина»).

Однако, географический термин «украина» использовался не только русскими, но также польскими и литовскими подданными Речи Посполитой.

Несколько столетий подряд этот термин также применялся и по отношению к другим географическим локациям, разбросанным по всей карте бывшей Российской Империи и Европы.

Далее мы предлагаем опираться на следующие древние и архивные источники:

1) Псковские летописи, прежде всего 1-я и 3-я. Например, материалы за 6779 год «от Сотворения мира»;
2) Ипатьевская летопись. Например, материалы за 6697 год «от Сотворения мира»;
3) «Слово святого Григория, изобретено в толцех (Слово об идолах)» (Российский государственный архив древних актов);
4) Собрание русско-литовских договоров за XV век (Российский государственный архив древних актов);
5) Собрание личной корреспонденции русских князей за XV–XVI вв. (Российский государственный архив древних актов).

Итак, используя указанные выше источники, мы находим упоминания о следующих географических локациях, называемых «украинами» или «украинными землями»:

1) Посульская оборонительная линия (линия укреплённых древнерусских городов), располагавшаяся вдоль реки Сулы и входившая в состав Переяславского княжества;
2) Такие города древнерусского Галицкого княжества, как Брест, Угровск, Верещин, Столп и Комов;
3) Поселения, располагавшиеся на западной границе древнерусской Псковской земли (также иногда именуемой Псковским княжеством);
4) Северные владения Крымского Ханства в XV–XVIII вв., расположенные на территории южной части современной Херсонской области;
5) Территории, расположенные около современного города Мценск, Мценского района, Орловской области, Российской Федерации;
6) Территории, расположенные около древнерусского города Любутск (Любуцк, Любутеск). На данный момент — село Троицкое Калужской области Российской Федерации;
7) Города, входившие в XVI веке в «Засечную черту» Русского Государства, построенную для защиты от набегов крымских татар, а именно: Тула, Кашира, Крапивна, Алексин, Серпухов, Таруса и Одоев;
8) Отдельные территории современной Южной Сибири Российской Федерации. Например, река Амур считалась «украинной рекой»;
9) Отдельные территории Сибири, Российской Федерации, на которых ранее проживала народность дауров (монголоязычный народ, который в настоящее время проживает в северной части Китая);
10) Соловецкое сельское поселение Приморского муниципального района Архангельской области Российской Федерации;
11) Территории, расположенные около современного города Смоленск, Смоленской области Российской Федерации;
12) Отдельные территории современной Республики Молдова.

Таким образом, любому адекватному человеку (умеющему критически мыслить и делать логические выводы) понятен тот факт, что слово «украина» до самого начала XX века использовалось сугубо в качестве географического топонима, а не в качестве «названия» для некого «государства древних, гордых и великих украинцев».

Дамы и господа! Подумайте сами, ведь в самом же деле — давно ли вы видели «коренных українців», столетиями проживавших в Южной Сибири, в Смоленске, Пскове или Туле?..

Не только «ежу, еноту и барсуку», но даже полякам и литовцам XV–XVIII вв. был понятен тот факт, что «украина» — это всего-навсего географическая локация, которая является дальней, пограничной, порубежной территорией и такой, которая расположена на крайних пределах государства.

Именно из-за наличия обильного множества «украин» всего лишь 300-400 лет назад поляки и литовцы всегда уточняли, какую именно «украину» они имели в виду: «Казачью», «Татарскую», «Смоленскую» или «Московскую»!

Так, например, Матвей Стрыйковский в своей знаменитой «Хронике» от 1582 года оставил следующую запись:

«…и мало что полезного на том сейме постановили, только Серебщину на всей земле Литовской, Русской и Жмудской, на три года от сохи по 5 грошей литовских для обороны против неприятелей, эти деньги потом выдавали из казны ротмистрам конным и пешим на украине Московской и Татарской».

«В том же году Альбрехт, магистр прусский, племянник королевский, причинил ущерб на украине Польской и Жмудской земли и начал открытую войну против своего дяди короля Сигизмунда. Поэтому король, собрав наемников из Польши, Чехии и Моравии, отправил их в Пруссию. Литовских князей и панов, а также шляхты очень много вышло полякам на помощь в Пруссию со своим гетманом Юрием Миколаевичем Радзивиллом, старостой гродненским, который был потом паном Виленским».

Таким образом, Матвей Стрыйковский разделяет польские «украины» («оукраины» или «далекие, дикие, малозаселенные земли», или «пограничные земли, лежащие на краю государства») по принципу географического расположения.

Так, если речь идёт о границе между Речью Посполитой и Русским Царством — Матвей Стрыйковский называет такие земли «Московской украиной»; если о границе с Крымским Ханством — «Татарской украиной»; если о малозаселённых территориях, заселённых «жмудским племенем», — «Жмудской украиной».

Выходит, что «украина», как и «окраина», «оукраина» и «вкраина» — это всего лишь географическая локация. И «украин» на Руси было не одна, не две и не три, а намного больше. Были «украины» и в Сибири, и под Псковом, под Смоленском, и недалеко от современного Архангельска… Русь (Россия) расширялась — «украины» переносились.

Именно поэтому русскому человеку чуждо и дико говорить «еду, иду, направляюсь в Украину». Каждый русский скажет: «еду на Кубань», «на Урал», «на Алтай», «на Камчатку», «на Сахалин» и «на Украину». Ведь всё перечисленное — это географические локации, и именно поэтому наша с вами лингвистическая память просто «встаёт на дыбы», когда мы пытаемся сказать: «еду в Кубань», «в Урал», «в Алтай», «в Камчатку», «в Сахалин» и еду «в Украину».

Читайте также: История с попытками поднять севший на мель у берегов Одессы танкер становится анекдотической (ФОТО)

Далиант Максимус, специально для «Русской Весны»

Количество просмотров: 10 516
Аналитика/Мнения


b4a8f662eb47b5d8