Аналитика белорусского вопроса от футбольного фаната и участника киевского антимайдана

Аналитика белорусского вопроса от футбольного фаната и участника киевского антимайдана | Русская весна

Футбольный фанат и участник киевского антимайдана Владислав Долгошея проанализировал белорусский вопрос. 

— Прокомментируй происходящее в Белоруссии.

Мы видим, что Шарповская методичка цветных революций работает. Западные кураторы, подгадав необходимый момент, решились запустить механизм в работу. Но, проводя аналогию с Венесуэлой, Ираном и Гонконгом, все мы понимаем, что система дала сбой. Вся система цветных революций работала на трёх столпах: коммуникации, легитимизации и лидерах.

— Почему в Белоруссии не получилось отработать по старой методичке?

Белорусское руководство первым шагом лишило протестующих средства коммуникации. То, что они говорят об отключении интернета извне — это откровенный фарс. Протестующие не смогли занять какое-то конкретное знаковое место, например, какой-то памятник или административное задание.

В Белоруссии митинг атомизировался — в первый день были мирные протестующие, однако, ускоряя процесс методичек, уже во второй день, поняв, что средства коммуникации нарушены, были наняты криминальные элементы с целью осуществления провокаций с целью ожесточить ОМОН.

— Что такое процесс легитимизации?

Процесс легитимизации переворота, в первую очередь, идёт за счёт ожесточения силовиков, однако в Белоруссии это не получилось, так как на второй день начались массовые задержания по аналогии с Гонконгом. ОМОН сконцентрировал свои силы на кураторах и координаторах, сконцентрировав удар на тех, кто за деньги должен выполнять поставленные задачи.

— Что стало преданием законности протестам в Киеве?

Проводя аналогию с Майданом, легимитизацией стало избиение студентов, после чего на улицах и произошёл процесс замены протестующих на бойцов. Сейчас, по разным оценкам, в СИЗО Белоруссии содержится от тысячи до семи тысяч граждан. Купировав этих людей, протест превратился в мирные демонстрации. Сейчас люди с шариками ходят по городу и добиваются освобождения своих друзей из мест задержания.

— Футбольные фанаты могут повлиять на протест?

Вливание право- и леворадикальных движений не является главной движущей силой протестов. Их слишком мало и, несмотря на то, что они все политически активны, на крупный город их будет не более 300–400 человек, готовых к активным действиям.

В сети была информация о том, что лидеры футбольных движений поддержали акции протеста. Однако эти лидеры зачастую разобщены, хотя футбольные хулиганы могут внести свой весомый вклад, так как 20–30 подготовленных бойцов стоят сотни обычных протестующих.

Но я считаю, что петиция футболистов о поддержке митингов, скорее всего, откровенный фейк. Не верю в то, что Лукашенко, зачистив поле, смог упустить из виду таких людей.

— Кто сейчас выступает лидером?

Тихановская не является лидером, так как в момент столкновения, когда нужно взять флаг и ринуться вперёд, она не может этого сделать. Её максимум — это говорить на видео умные или не очень вещи.

Однако в Белоруссии есть огромный минус, многие экс-чиновники поддержали протест, а вот они и являются лицами протеста.

— Почему в Киеве Майдан получился?

Во время Майдана в Киеве Украина была более-менее свободной страной в информационной повестке, однако в Белоруссии этого нет.

Единственные площадки, поддерживающие протест, это не крупные СМИ типа «1+1», а блогеры и какие-то лидеры общественного мнения.

То есть, если СМИ находится внутри государства — оно легитимно, а вот иностранные площадки в Telegram, типа NEXTA, не являются чем-то серьёзным, они работают извне и не могут придать протесту официальное признание.

— Какие проблемы есть у представителей власти Белоруссии?

Проблема Лукашенко заключается в том, что его не поддерживает какое-то политическое направление. У него нет поддержки змагаров, проевропейской или пророссийской аудитории. Сегодня он поставил под сомнение свою пророссийскую позицию, так как постоянно заигрывал и с Европой и Россией.

Поэтому Запад, имея неплохие позиции на гражданском поле Белоруссии, окончательно нивелировал для Лукашенко путь в Европу, тем самым повернув в сторону Российской Федерации.

— Кто заинтересован в свержении действующей власти?

В непосредственном свержении Лукашенко заинтересованы две стороны — Польша и Литва.

Польша хочет евроинтеграции Белоруссии для того, чтобы линия фронта проходила не на её границе, а на белорусской.

Поэтому поляки годами создавали пул своих активистов, поддерживая каждого из оппозиционных граждан Белоруссии. Литва же создаёт антибелорусский блок по экономическим причинам, им невыгодна продажа белорусской энергетики на европейский рынок.

Хотя и подчеркну, что в желании оградить Европу от белорусской энергетики они не смогли найти поддержку, так как это не выгодно самой Европе в экономическом плане.

— Когда окончатся протесты и какой путь займёт Белоруссия в будущем?

Я думаю, что если политика Лукашенко на стабилизацию обстановки сработает, то через пару дней, максимум неделю, протесты сойдут на нет. И то, что Лукашенко выдал «вагнеровцев» в Россию, лишь подчёркивает будущую пророссийскую направленность и полноценную интеграцию двух государств.

Читайте также: Время ставит Лукашенко на место, Путину нужно было просто ждать — мнение

St.Varg, специально для «Русской Весны»

Аналитика белорусского вопроса от футбольного фаната и участника киевского антимайдана | Русская весна
Количество просмотров: 16 183


b4a8f662eb47b5d8