Русский дух поднимет нацию с колен

Русский дух поднимет нацию с колен | Русская весна

Конституционная поправка о русском языке как «языке государствообразующего народа» слегка взбудоражила российское общественное мнение.

Отдельные деятели нерусского и даже не «россиянского» происхождения театрально повозмущались: зачем обострять межнациональные отношения? Татарские националисты в публичном пространстве отметились злорадно насмешливым посланием: «Власти русского Ваню похлопали по плечу — ты, теперь, государствообразующий — иди, голосуй за нас!».

Критиков поправки совершенно не смущает тот неоспоримый факт, что этнических русских в России четыре пятых всего населения и они испокон веков являются основной военной, культурной и экономической силой. Название страны свидетельствует о том же.

В мире ничего просто так не происходит, с неба никакие блага не сваливаются. За все приходится платить и часто по большому счету. Сколько русских жизней забрала госпожа История за время существования государства под именем «Россия»? Сколько невзгод, суровых испытаний выдержал русский народ, чтоб идти собственным путем? Сколько отдал сил и какую несгибаемую волю проявил ради места под Солнцем?!

У иных представителей национальных меньшинств наглость не знает границ, и виноваты в таком отношении к себе сами русские. Слабость этнического компонента — наша давняя и чрезвычайно серьезная проблема.

Петр Столыпин в свое время проницательно заметил: «Народ, не имеющий национального самосознания, — есть навоз, на котором произрастают другие народы». У русских, конечно же, имеется самобытный стержень, в противном случае мы исчезли бы как хазары или скифы. Стержень этот — язык, культура, вера, а прежде всего, русская государственность.

Философ Гинцберг фиксирует неразрывную связь нации с этническим началом: «Не может быть национализма без нации и не может быть нации без национального самосознания». Сегодняшнее бытие русских, тем не менее, не вселяет радужных надежд.

Мы будто на краю пропасти и, сжимаясь пружиной, собираемся ее перепрыгнуть. Преодолеть пропасть необходимо, иначе не выжить в современном турбулентном мире, полном самых неожиданных катаклизмов.

Судьба вновь проверяет нас на стойкость духа, и хочется верить, мы достойно выдержим испытание. По-другому быть не может. Наш девиз: «Русские не сдаются!».

Большевики и национальный вопрос

Большевики поначалу рассматривали нации и национальности в целом как пережитки прошлого, рудименты буржуазных государств. В новой коммунистической формации, по представлениям доморощенных революционеров, национальностей не будет, люди уравняются в социальных и многих других правах. Апологеты нового учения выдвинули лозунг: «Да здравствует всемирное коммунистическое человечество, без Россий и Латвий!».

Социалистическая революция в развитых государствах Европы не случилась. Революционные события потрясли, главным образом, «отсталую» и «варварскую» Россию, где большевикам под руководством Ленина удалось захватить власть. В первые годы существования советской России ее руководители лелеяли надежду, что не останутся в одиночестве и прорвут капиталистическое окружение.

Был создан Коммунистический Интернационал во главе с Григорием Зиновьевым (он же Евсей — Гершен Ааронович Радомысльский) — давнем сподвижнике Ленина. Центральной задачей Коминтерна, мировой общественностью воспринимавшегося террористической организацией, являлся экспорт революций в европейские страны. На короткое время замаячили Венгерская, Словацкая и Баварская советские республики, образованные тамошними коммунистами и другими левыми при содействии их российских товарищей.

Большинство населения Европы коммунистический дурман не пьянил и мало-помалу развеялся. Поражение большевистского режима в советско-польской войне поставило окончательный крест на мировой социалистической революции. Пролетарии всех стран не соединились в эфемерном духовном порыве, а предпочли более уютные и вполне конкретные национальные квартиры.

Ленин сотоварищи приступили к национальному строительству в России, выдвинув тезис о господствующей нации и угнетенных народах. Объявив дореволюционную Россию тюрьмой последних, начали высвобождать их из заключения.

Да так преуспели в этом деле, что вскоре уже великороссы оказались в положении настоящих, а не воображаемых угнетаемых. Любые попытки протестовать беспощадно подавлялись, несогласные с официальным курсом обвинялись в великодержавном шовинизме и прочих старорежимных прегрешениях. В мае 1919 года чекисты расстреляли 68 членов Киевского клуба русских националистов. Расстреляли без какого-либо предъявления доказательств их противоправной деятельности, исходя из идеологических соображений.

Ленин отверг относительно умеренный сталинский проект «автономизации», настояв на радикальном варианте союзного государства с правом выхода из него республик — субъектов нового образования. На территории станового хребта Союза — Российской Федерации — накроили несколько десятков автономий: республик, областей, округов.

Этнические территории во многих случаях создавались искусственно. Достаточно было хотя бы нескольких процентов «коренных жителей», и автономия получала право на жизнь. Ильич, подчеркивая тонкость национального вопроса, исходил из принципа: лучше пересолить, чем недосолить!

Пересолили, естественно, в пользу «угнетенных», а великороссов вождь революции не без удовольствия именовал «держимордами», подчеркивая, правда, что к рабочим и крестьянам метафора не относится.

Гоголевское определение якобы отражало полицейский характер Российской империи, уничижая ее правящий слой. Лукавый аргумент, рассчитанный на наивных и малообразованных граждан. Без элиты любой этнос мало что значит, выступая бесформенной, легко управляемой массой, чем большевики не преминули воспользоваться в собственных интересах.

Российские официальные лица как-то намекали о подарках русского народа при образовании Советского Союза. Политики в силу статусного положения не могли открыто высказать на публику все, что думали. Мы же — политологи и журналисты — будучи в некотором смысле вольными авторами слова, назовем вещи своими именами.

Ленин подарил украинцам Новороссию — макрорегион, который украинским никогда не был. Новороссию ныне составляют восемь областей: Донецкая, Луганская, Харьковская, Днепропетровская, Запорожская, Херсонская, Николаевская и Одесская. Киев сто лет назад процентов на 80 был русским городом. Центральная Украина — регионы вокруг столицы — исконно украинские территории. Несомненно, это так.

Но Киев превратился в крупный промышленный и культурный центр благодаря решающему вкладу в его развитие великороссов. Факт, который трудно отрицать.

Национальный состав жителей украинской столицы 1918–1920 годов даже Верховная Рада, прославившаяся мифотворчеством, отменить не может!

В Белорусскую ССР из РСФСР передали территории, в последующем составившие Витебскую, Могилевскую и Гомельскую области. Их жители за полтораста лет пребывания в Российской империи белорусскую мову напрочь забыли и родным языком считали русский. Партийное начальство решило: ничего, были великороссами, сделаем из вас опять белорусов!

В итоге сделали. В средневековье данные земли входили в Великое княжество Литовское. На этом «основании» их включили в Белорусскую республику. По Рижскому мирному договору, завершившему советско-польскую войну, современные Брестская и Гродненская области, а также часть Минской отошли Польше.

Белорусская советская республика в 1921 году состояла в основном из Минской области и самого города Минска. Малюсенькое такое образование! От великороссов новоиспеченным братьям прирезали довольно обширные куски. Большевистское руководство, видимо, рассуждало: Российская Федерация и так слишком большая… не обеднеет!

Кадры решают всё!

Так звучал популярный в довоенное время лозунг. Кадровой политике, особенно в национальной сфере, большевики уделяли огромное внимание. Роковое для великороссов решение «о коренизации» принял XII съезд РКП(б) в 1923 году.

Коренизация сводилась к подготовке управленческих кадров из нерусских народов и насильственному переводу населения титульных территорий на язык аборигенов. Под благовидным предлогом большевики раскололи единый русский народ — каковым он был до революции — на три отдельных этноса, великороссов, украинцев и белорусов.

Диалектные и незначительные культурные различия искусственно, в идеологических целях оформили в межнациональные. Большевики, с одной стороны, позиционировали себя интернационалистами — ленинцами, с другой — выпестовали национальную элиту в союзных и автономных республиках. Коммунистическое руководство страны рассчитывало укрепить власть, опираясь на управленческие кадры и интеллигенцию титульных субъектов.

В начале 90-х годов прошлого века национальные элиты как раз и возглавили процесс по развалу Советского Союза. Всё вышло с точностью наоборот!

О том, что коренизация объективно стимулирует сепаратные тенденции, задумались в начале тридцатых годов. В 1934-м Сталин фактически объявил ей войну, инициировав кампанию борьбы с буржуазным национализмом.

Русский язык, от которого едва не отказались полностью в ряде этнических регионов, вернули на законное и естественное место общегосударственного. В СССР он деликатно именовался языком межнационального общения.

Джинна, выпущенного из бутылки, загнать назад не представлялось возможным. Коренизация сделала пагубное дело и, прежде всего, в отношении восточных славян.

Большевики, осознав просчет, сформулировали постулат о трех братских народах, под коими подразумевались великороссы (собственно, русские), украинцы и белорусы. Три народа — не один народ, тем более, что у каждого имелась своя республика.

О плодах коренизации на примере Украины. В досоветской Одессе школьники украинского происхождения составляли менее трети от общего количества. К 1930 году украинизировали все школы полностью, причем русский язык не входил в обязательную программу обучения.

На всей Украине остались только три русскоязычные газеты. А вот как описывал ситуацию в 1918 году гетман Павел Скоропадский: «Украинцы говорят о том, что я пользовался русскими силами для создания Украины. Да потому, что одними украинскими силами нельзя было создать ничего серьезного. Культурный класс украинцев очень малочислен. Это является бедой украинского народа».

В 1922 году этнические украинцы составляли 23% членов Компартии Украины, а украинским языком владели лишь 11%.

Владимир Путин не раз говорил, что русские с украинцами и белорусами, по сути, один народ. И это действительно так. С одной поправочкой — исключив из числа украинцев их западную часть или западенцев.

Они особый субэтнос. Из остальных при соответствующей политике власти можно вылепить отдельный от русских народ либо единый с ними. С белорусами такая же история. «Свядомые» составляют не более четверти населения республики, преимущественно концентрируясь в Минске и западных районах.

Подготовка национальных кадров велась за счет урезания средств, которые могли бы пойти на развитие русского народа. Представителям нацменьшинств выделялись квоты при поступлении в высшие учебные заведения. На социально-экономическое развитие титульных этнических территорий отпускались средства, несоизмеримые с финансированием русских регионов. Любопытный факт.

Михаил Егоров и Мелитон Кантария, водрузившие знамя Победы на поверженный в 1945-м рейхстаг, поддерживали дружеские контакты и после войны. Грузин Кантария, бывая в гостях у русского друга, проживавшего в сельской местности на Смоленщине, дивился бедности однополчанина и его односельчан.

Русским как-то проявлять национальные чувства советская власть строго-настрого запрещала, дабы ненароком не обидеть нерусских.

Их культура объявлялась общенациональным достоянием и всячески поощрялась. Национальная политика строилась на приоритете малых народов. Русских же использовали в качестве базы или «навоза» для произрастания и процветания этнических меньшинств!

От маргинального детства к зрелой идейности

На излете советской эпохи, в период перестройки и гласности, появились организации, провозгласившие защиту русских целью деятельности. Большую популярность набрал национально-патриотический фронт «Память», возглавлявшийся покойным ныне Дмитрием Васильевым.

Программа фронта представляла гремучую смесь идей русского национализма, консерватизма, монархизма и еще ряда вещей правого толка.

Из «Памяти» выделилось «Русское национальное единство» (РНЕ) — организация спортивного, парамилитарного типа, придерживающаяся парадигмы этнического национализма с православным привкусом.

РНЕ во главе с Александром Баркашовым в 90-е годы прошлого века выделялась на пестром фоне русских националистов, доминируя среди них. Таких, закаленных в идейном плане и физически накачанных бойцов, ни у кого больше не было. РНЕ на пике влияния проигрывала только Либерально-демократической партии России (ЛДПР), стоящей на несколько иной платформе.

Партия либерал-демократов, ведомая харизматичным и эпатажным Владимиром Жириновским, с 1993 года прочно закрепилась в Государственной Думе. Успех ЛДПР аналитики связывают с неординарной личностью ее вождя, Владимира Вольфовича, за которого стабильно голосует определенная часть российских избирателей. Другим фактором успеха партии является тип национализма, который она исповедует.

Дешевый популизм маргинально-националистического свойства прост и понятен русским «низам». Третий фактор парламентского долголетия политической силы — ее лояльность высшей власти. Достаточно посмотреть результаты голосования ЛДПР, чтоб отпали какие-то сомнения.

В России достаточно националистических организаций, но все они, как правило, мелкие и широкой известностью не пользуются. Этакие клубы по интересам.

Русские националисты жалуются, что власть их жестко прессует. Но если взглянуть на ситуацию с позиции власти, картина вырисовывается сложная и неоднозначная. Россия не Чехия и не Польша, где для националистов особых препятствий нет.

Наша страна многонациональна, и власть вынуждена лавировать между этносами, стараясь угодить всем. Учитывается федеративный характер государства, приснопамятное ленинское наследие в виде национальных республик и интересы непуганых этнократий.

Все это не может служить оправданием высшей российской элиты. Радикальное реформирование государственных основ давно назрело, и требуется политическая воля для его осуществления. Без консолидации русских, как государствообразующего народа, процесс обречен на неудачу. Нацию надо «разбудить» и мобилизовать на переустройство Государства Российского.

В 1991 году согласно социологическим опросам большинство этнических русских относило себя к «советским людям» и своей родиной называло весь СССР. До какого же состояния довели нас господа коммунисты!

Ныне по тем же опросам русские постепенно встают с колен, крепнут духом, осознают свою сопричастность к великому этносу. На смену маргинальному детству неизбежно придет зрелая идейность. Во второй половине двадцатых годов, думаю, нация заявит о себе в полный голос.

Тогда же появится массовое национальное движение либо политическая партия, которая займет электоральную нишу ЛДПР. Прообразом такой партии была «Родина» 2003–2006 годов.

Восточнославянский гамбит

Янукович в 2014-м не стал украинским Батькой, струсил и потерял власть. В противном случае из России сделали бы дойную корову для Украины, каковой нас хочет видеть и Минск. Все разговоры об интеграции, о равноправном союзе трех народов, до четырнадцатого года тиражируемые массмедиа, крутились вокруг преференций «братьям» от России.

Советский Союз в уменьшенном варианте, за который ратует Лукашенко, есть реликт социалистического прошлого, ущербная для русских идея. В то же время объединение с украинцами и белорусами в исторической перспективе возможно, но не со всеми и не в пределах их нынешних государственных образований. Об этом чуть позже.

Весна 2014 года из-за известных украинских событий расколола русских националистов на два лагеря. Одни поддержали федеральную власть за присоединение Крыма к России и твердую позицию по восставшему Донбассу. Другие выступили против. Кто-то даже поучаствовал в карательных акциях украинских добровольческих батальонов на территории Донецкой и Луганской Народных Республик.

Мотивация националистов, вставших на сторону киевского режима, в принципе понятна. Они мечтают о Русском национальном государстве и боятся возможного присоединения к большой России каких-то украинских территорий. Украинофилы всерьез полагают: при подобном исходе осуществление заветной мечты будет затруднено либо вообще невозможно. Наивные представления!

Наступать на советские грабли российская власть вряд ли будет. Будущее России за унитарно-федеративным устройством. Основная территория неизбежно приобретет унитарный характер. Национальные образования, вероятно, останутся на Северном Кавказе.

Еще, возможно, Тыва сохранит статус. Украинские и белорусские регионы, в случае волеизъявления их жителей, войдут в Россию чисто территориальными субъектами — областями или краями. Восточные украинцы и белорусы сольются с великороссами в единый этнос, заметно увеличив численность государствообразующего народа России.

Русские националисты, поддержавшие украинских единомышленников, вольно или невольно повелись на большевистский идеологический концепт. Раз воевали за Украину, значит, признавали ее границы, искусственно начертанные большевиками!

Госпожа История разыграет на восточнославянском поле гамбит. Украина расколется на пять частей, которые в конечном итоге образуют две геополитические реальности. Новая Украинская держава будет состоять из десятка областей, таких исторических районов, как Галичина, Волынь, Подолье, Закарпатье и Северная Буковина.

Остальные регионы войдут в состав России. Некоторые сразу, другие позднее, пройдя через какое-то квазигосударственное образование. Белорусская революция достоинства поляризует страну. На первом этапе поляризация не носит территориального характера.

При углублении процессов, когда красивые, жутко заманчивые фантазии протестующих столкнутся с мрачной и жесткой реальностью, очарование революцией вмиг улетучится. По уже классической схеме начнется поиск врагов и виноватых.

Идеологическое размежевание обозначится примерно по восточной довоенной границе Польши и западной СССР. Восточно-белорусским регионам суждено влиться в Россию. Западно-белорусские родят некую республику, которая, не исключено, объединится с Западной Украиной.

России надо внимательно наблюдать за происходящим у соседей и оперативно действовать в своих национальных интересах. Поддерживать тех, кто нам действительно брат и… выгоден!

Геополитический расклад может принять невероятную на сегодня конфигурацию. В отдаленном будущем, где-то во второй половине XXI века, Россия будет восприниматься Западной Украиной как стратегический союзник и партнер.

Галичане начнут наезжать к нам в гости и рассказывать о братских корнях, связывающих два народа. От такого прогноза Бандера, наверняка, в гробу перевернулся, а западенцы в отношении автора покрутили пальцем у виска. Ничего личного… диалектика, уважаемые господа-товарищи!

Из-за внутренних и некоторых внешних проблем американцы с Европейского континента слиняют. Соединенные Штаты потеряют статус сверхдержавы. Европа будет предоставлена сама себе.

Миф о едином европейском доме останется мифом. Образуются два или даже три блока государств, в одном из которых окажется Западно-Украинская Республика.

Опасаясь «съедения» от более крупных соседей, к примеру, таких, как Польша, западенцам придется поклониться «клятым москалям». Политика не приемлет эмоций.

Малые страны, дабы выжить в будущем поистине «волчьем» мире, должны заручиться поддержкой влиятельных покровителей.

В данном контексте уместно выражение: «Хочешь жить, умей вертеться!» 

Великой России — как отдельной евразийской цивилизации — «санитарный кордон» из западенцев будет выгоден. Западную границу государства потребуется надежно защитить от непредсказуемой, морально деградирующей Европы, коей известные ясновидящие сулят большие беды в виде исламизации, социальных и техногенных катастроф.  

Читайте также: «Мир устал», — Лавров выступил на Генассамблее ООН (ВИДЕО)

Валерий Капленков, политолог, специально для «Русской Весны»

Количество просмотров: 6 336


b4a8f662eb47b5d8