Казахстан против всего русского (ВИДЕО)

Казахстан против всего русского (ВИДЕО) | Русская весна

Следственный суд Алматы арестовал в октябре на два месяца Ермека Тайчибекова — известного казахстанского правозащитника и большого друга России. 

«Официальный Казахстан против всего русского, а Тайчибеков, к сожалению, один на этом поле, выжженном властями Казахстана», — на днях написал Пётр Коломец.

Сейчас мужчина под большим давлением там и в полной неизвестности в России.

«Естественно, было бы хорошо, если бы эта полная информационная блокада была прорвана хотя бы с российской стороны. Хорошо будет, если в СМИ появится информация, что есть такие люди, которые находятся на стороне России и которые поэтому для нее очень ценны. Тайчибеков по второму разу страдает за свои убеждения, он настоящий политический заключенный», — подчеркнул член правления организации «Украинцы России».. 

Адвокат арестованного Галым Нурпеисов в эксклюзивном интервью «Русской Весне» рассказал, что несколько недель его не допускали к материалам уголовного дела Ермека. По какой причине — следствие умалчивает. Адвокат уже написал несколько жалоб в суд по этому поводу. Ответа не было. 

Русская Весна: Галым, более двух месяцев прошли с того дня, как Ермек Тайчибеков был задержан полицией Алматы по подозрению в совершении уголовного правонарушения, подпадающего под признаки статьи 174 (разжигание национальной розни с использованием СМИ) уголовного кодекса. И первый вопрос: в каких условиях содержится Ермек, каково его состояние физическое и моральное? И какой срок ему грозит?

Галым Нурпеисов: Ермека задержали 23 сентября и практически сразу поместили в ИВС. Там он пробыл пару дней. Его подозревают в «разжигании национальной розни с использованием средств массовой информации». Это статья 174 ч.2. УК Казахстана. А что этому послужило, так это выступления Ермека Тайбекова на канале ITON.TV в. программе «Тема дня». Одно касалось конфликта в Казахстане в посёлке Масанчи Жамбылской области, другое — на тему русофобской кампании на Украине просили высказать мнение.

Этот материал был рассмотрен экспертами и были даны заключения. Они пришли к тому, что (процитирую): «В текстах мы описали события (это по ITON.TV, „Тема дня“) относительно событий в посёлке Масанчи в Жамбылской области, где был конфликт между дунганами и казахами в феврале этого года. И текстах официального расследования содержатся лингвистические признаки разжигания национальной розни. В содержании материалов имеются высказывания оскорбительного характера в отношении чести и достоинства первого президента Назарбаева (здесь фигурирует ещё одна статья — оскорбление первого президента, может быть, но пока ещё не вменена)». Это по первой статье ITON.TV.

По второй экспертизе на тему русофобской кампании — в ней указывается, что «в текстах содержатся признаки возбуждения национальной розни». Я бы хотел обратить внимание, что у нас это называется «разжигание национальной розни», а «возбуждение национальной розни» у нас принято в старой интерпретации. В начале июня у нас было изменение в УК. И «возбуждение» заменили на «разжигание». Они по-старому повели. У них — «содержатся признаки возбуждения национальной розни». Это явилось основанием к его заключению.

Меня до сих пор не ознакомили с материалами дела, которые я как адвокат имею право получить. Я уже написал ходатайство по этому поводу. Но никакого звонка, никакого сообщения не было. Я буду обжаловать бездействие следователя через прокурора города Алматы.

На что я бы хотел обратить внимание. Первая экспертиза на предмет исследования признаков разжигания розни и оскорбления чести президента поступила 10 марта. Заключение по ней было готово 13 апреля. 27 июля вышла вторая экспертиза по признакам разжигания розни. Но Ермека задержали только 23 сентября. Почему такой разрыв? Эти бы моменты мне хотелось выяснить у следователя. Почему его ещё после первой экспертизы не задержали, если считали, что есть основания? Они его долгое время продержали и теперь пытаются что-то предъявить.

Как себя чувствует Ермек? Нормально. В следственном изоляторе к нему никаких претензий нет.

РВ: В интервью радио Азаттык Вы указали на незаконные действия следователя, который скрыл от суда тот факт, что Ермек отказался от «государственного» адвоката и доверил свою защиту Вам. Как суд отреагировал на Вашу апелляционную жалобу? И ещё была жалоба прокурору за слова полицейского о том, что Ермека «надо расстрелять». Прокомментируйте и это, пожалуйста.

Г.Н.: Да, мы обратились в прокуратуру, но пока ответа нет. Относительно заявления Ермека, что он отказывается от «государственного» адвоката и хочет, чтобы меня включили в процесс, здесь скажу, что с момента объявления ЧП по всей территории Республики Казахстан по COVID-19 у нас проходят заседания в режиме онлайн. Вы когда позвонили, у меня как раз было заседание. Сейчас мы принимаем участие в судах, находясь кто дома, кто в офисе, по телефону или по компьютеру. Под это все уже приспособились. Сами суды сейчас закрыты, доступа туда нет. Поэтому все адвокаты находятся в зоне устойчивой интернет-связи для того, чтобы участвовать в процессах. Я сегодня ехал, были пробки и чтобы успеть к началу заседания, мне пришлось остановиться, припарковаться на стоянке. И считайте оттуда вёл судебный процесс. Если бы суд был открыт, то я бы был там, а пока так.

РВ: Имеет ли задержание Ермека под собой законные основания? Какую оценку можете дать Вы как профессионал? Вы, если не ошибаюсь, с 2011 года знакомы с подобного рода делами?

— Я не согласен с предъявленными ему обвинениями. Во-первых, чтобы разжигать национальную рознь, должны быть элементы унижения нации и оправдания какого-то насильственного действия, или высказывания оскорбительного характера представителя одной нации к другой нации.

Но Ермек сам по национальности является казах. И если казах даёт критическую оценку своим же собратьям, то здесь я не вижу признаков разжигания национальной розни.

Экспертиза у нас подтверждает или опровергает какой-либо факт. То есть эксперт говорит: «Данный фразеологический оборот или данная речь направлена на унижение, фраза такая-то сравнивает его с тем-то. И оправдывая свои действия, он создаёт конфликтную ситуацию между представителями разных наций. Тем самым создаётся определённая рознь». То есть он фиксирует определённый факт и через научную основу должен его раскрыть.

Но когда он говорит, что здесь «имеются признаки разжигания национальной розни», то это оценочная формулировка. Признаки определяет судья, признаки определяем мы, юристы. Имеются ли здесь элементы унижения, имеются ли здесь элементы оскорбления… Это мы даём оценку, а не эксперт. Эксперт должен выполнять свою работу. Посмотрим, как дальше будет развиваться дело.

РВ: А что говорят ваши российские коллеги по этому поводу? Или не вмешиваются?

Г.Н.: Обращений много по этому вопросу. Вопрос, связанный с национальной ситуацией — очень щепетильный, острый. Власть говорит: «У нас национальное спокойствие, мы стараемся выдержать позицию, чтобы не возникли какие-либо конфликты».

Поэтому к Ермеку относятся неоднозначно и к тому, что я его защищаю тоже. Есть те, кто критикуют, есть те, кто поддерживают.

У человека есть право на убеждения и на свободу слова. За убеждения судить нельзя — я на этом стоял и стою. Я Ермеку сказал: «Я буду защищать твоё право на убеждения и право на свободу слова».

Мы наблюдаем то же, что и происходило на Украине, что происходит во всём мире. У любого человека есть мнение по этому поводу, есть убеждения. Когда к нему кто-то обращается, спрашивает, он высказывает их. И извините, если бы были призывы к свержению власти, пропаганда насилия или унижение другой нации, то это была бы дискриминация. И были бы вопросы. Но у Ермека — убеждения, мысль. За это наказывать нельзя.

У нас в Республике Казахстан, по моему мнению, нет национальной политики как таковой. Она не сформирована. Отсюда — отсутствие национальной идеи. Многовекторность, которую у нас пропагандируют, якобы самая удобная для развития страны. Но я, например, не могу оценить экономический эффект от этого.

Была эпидемия коронавируса. Летом из-за вспышки заболеваемости у нас количество смертей выросло в два раза. Лекарств на всех не хватало. Тяжёлая была ситуация… И о какой модели экономического развития можно говорить? Люди сами собирались, сами организовывались и фактически сами себе помогли. И здесь я не могу дать оценку работе правительства.

И Ермек Тайчибеков, исходя из этого, делает свои умозаключения. Это мыслительный процесс. Соответственно, делает высказывания. Он же не придумал ничего? Он же из фактов делает свой личный вывод? Как юрист я считаю, что чьи-то умозаключения — это не разжигание национальной розни. Кого он разжёг? Куда он разжёг? Для чего он разжёг? С какой целью? Эти вопросы не ставятся. Если эксперт убеждён в том, что имеются признаки возбуждения розни, то он должен дать ответ с какой целью? Этот вопрос не поднимается.

Присутствуют или не присутствуют признаки разжигания национальной розни — это уже юридическое заключение, а не работа эксперта. Это решает только суд.

Пока что, как я уже сказал, следствие не даёт мне материалы, чтобы как адвокату включиться в защиту и оспорить их доводы.

РВ: А что сам Ермек говорит по поводу происходящего?

Г.Н.: Ермек не считает, что совершил какое-то преступление. «Я высказал своё мнение», — говорит он. В данной ситуации я как юрист, как адвокат выполняю волю своего подзащитного и довожу его высказывания. Он попросил, чтобы я обратился к журналистам других государств за поддержкой.

Это редкое дело по своей сути. И оно сейчас будет для самого же Казахстана очень полезным. Здесь можно поднять вопрос о национальной идее в Казахстане.

У нас есть те, кто был осуждён за свои религиозные взгляды, за свои убеждения, кто отрицал продажу земли иностранным инвесторам, кто был не согласен с внутренней политикой государства. У нас запретили «Демократический выбор Казахстана» и «Коше партиясы» («партию улиц»). Решение о её запрете принял Есильский районный суд города Астана. Эти люди высказывали свои убеждения и своё отношение к политической ситуации внутри Казахстана.

Есть у нас те, кто положительно относится к России. Есть те, кто положительно относится к Европе, к Штатам. И чтобы кого-то обвинили в разжигании национальной розни — такие случаи редки.

РВ: Буквально ещё один вопрос, который касается следующего заседания. Чего ожидать, какие будут Ваши прогнозы?

Г.Н.: Ну, знаете, исходя из нынешней политической ситуации внутри Казахстана, я могу сказать, что ожидания на то, что Ермека оправдают, у меня не очень.

Я сторонник правовых отношений, я всегда считал и считаю, что право выше закона. Закон должен служить праву и право не даётся человеку государством, а право признаётся государством. То есть законы создаются для того, чтобы защищать права человека, права государственного органа, право какой-либо организации. Если человек не нарушает прав другого человека, то зачем его судить? Возможно, он эмоционально кого-то задел, но я считаю, что следствие допускает ошибку в том, что они держат в тайне уголовные дела.
Если бы это всё было открыто, прозрачно и в этом не было никакой политической составляющей, то и мысли бы у меня были бы другие. Почему у следователя должно быть внутреннее убеждение в том, что он виновен, а почему у меня, у адвоката, не должно быть убеждения, что здесь идёт заказ? Если они говорят о том, что здесь совершено преступление, то покажите факты! Тогда, может быть, свою защиту я построю по-другому.

У человека есть право на невиновность — презумпция невиновности. И я буду защищать право Ермека на невиновность. А меня, адвоката, держат в неведении. Но извините, я не с улицы пришедший человек!… У нас при Советском Союзе к адвокатам относились очень негативно, считая, что мы ширма, декорация… И на сегодняшний день такая же ситуация, такое же отношение. У нас никак не могут понять, что насколько государство правовое оценивается по тому, как относятся к адвокатам и тому, насколько адвокат может реализовать своё право на защиту.

Я считаю, что если в рамках уголовного процесса адвокату не дают реализовать право на защиту своего подзащитного — это уже не правовое государство, это не демократическое государство. Если мы говорим о приоритете права над законом.

Думаю, что следствие продлят ещё на месяц, у нас есть такая практика. Но пока что точно по этому поводу сказать не могу. Будем смотреть по ситуации и буду держать вас и ваших читателей в курсе.

Справка РВ:

Ермек Тайчибеков — казахстанский правозащитник, известный своими высказываниями в социальных сетях о необходимости вхождения Казахстана в состав России. Он неоднократно обвинял власти страны в русофобии и в 2015 году был приговорён к 4 годам тюрьмы за якобы разжигание межнациональной вражды. Вмешательство европарламента помогло Тайчибекову выйти на свободу раньше срока. 23 сентября 2020 года Ермек снова был арестован и в данный момент находится под стражей. 

Галым Нурпеисов — председатель дисциплинарной комиссии Алматинской областной коллегии адвокатов.  

Читайте также: Тайные поставки оружия для войн в Карабахе, Сирии и Ливии из бывшей республики СССР — сенсационное расследование (ФОТО)

Беседовала Лина Штурм

Казахстан против всего русского (ВИДЕО) | Русская весна
Казахстан против всего русского (ВИДЕО) | Русская весна
Количество просмотров: 39 058
Русвесна: помощь Донбассу


b4a8f662eb47b5d8