Судьба Родины в наших руках: смогут ли расчленить Россию, как СССР

Судьба Родины в наших руках: смогут ли расчленить Россию, как СССР | Русская весна

В пятницу, возвращаясь из крымской командировки, я решил в симферопольском аэропорту поискать подарок для внука Егора.

В качестве подарка в киоске сувениров аэропорта приглянулись футболка и современная копия советской солдатской пилотки с красноармейской звёздочкой. После короткого раздумья приобрел пилотку.

В выходной день, когда Егорка пришёл к нам в гости, я вручил ему подарок. Мгновенно пристроив пилотку на голове и убедившись, что она подошла по размеру, внук повернул ко мне радостное лицо. Угодил!

Весь вечер Егорка ходил в пилотке и я, естественно, был доволен, что подарок не только оказался впору, но и понравился внуку.

В кругу семьи мы общались, пили чай, играли в настольные игры. К концу вечера Егорка как-то весь собрался, посерьёзнел что ли. Возможно, пилотка чуть-чуть «добавила» ему годков.

Стараясь не привлекать внимания, я сфотографировал внука на камеру телефона.

На следующий день, разбирая командировочные заметки и фото со своего телефона, обратил внимание на фотоснимок Егорки. Чем-то он меня тронул, я даже вначале не понял, чем конкретно, но снимок сохранил на компьютере.

И только на следующий день я сообразил, что такого необычного увидел в фото внука — где-то мне уже встречалось нечто похожее.

Вечером после работы пришла догадка — дай-ка полистаю старые семейные фотоальбомы.

И вот, в моих руках рисованная художником-самоучкой копия с единственной военной фотографии Ходанова Василия Егоровича — моего деда по линии мамы, которого мне не довелось застать живым.

Дедушка Василий Егорович в 1942 году добровольцем отправился на фронт. Дома в Новосибирске на попечении прабабушки Пелагеи Филиппенко остались три девочки, дети Василия Егоровича и Елизаветы, моей бабушки, умершей в непростое и несытое предвоенное время. Среди девочек была и моя мама.

Не воспользовавшись имеющейся у него бронью, добровольцем Василий Егорович пошёл на фронт, оставив сирот на тёщу, осознавая тяжесть угрозы, нависшей над растерзанной, но ожесточённо воюющей страной. Прабабушка пообещала ему, что девочки не останутся без её опеки и заботы. В то суровое время он в своём порыве был далеко не одинок.

Иначе откуда бы под Москвой и Сталинградом появились в добротных монгольских полушубках легендарные оперативно сформированные сибирские воинские части? Сейчас многие из нас, людей старшего поколения, знают и помнят, какой вклад в общую Победу внесли воины-сибиряки.

К сожалению, прабабушке не удалось выполнить своё обещание. В конце 1944 года ее не стало. Девочки — старшая Лида, средняя Вера (моя мама) и младшая Поля — оказались в новосибирском детдоме.

Василий Егорович участвовал в боях по освобождению Дона, Крыма, Украины, в 1945 году Победу над фашистами встретил в Чехословакии.

А война для него закончилась в 1946 году на КВЖД в далёкой Маньчжурии.

Болезни и раны не позволили Василию Егоровичу долго радоваться, наблюдая за успехами и взрослением девочек. В 1948 году он умер в госпитале Новосибирска.

Свой ратный долг перед Родиной он исполнил до конца…

А теперь вернёмся к совмещённому изображению двух родных и дорогих для меня людей — зрелого мужчины и мальчика.

Эти изображения разделяют ни много ни мало, а три четверти века. Справа изображён мой дедушка Василий Егорович Ходанов. Это рисованная копия, выполненная сокурсником мамы с сохранившейся маленькой фотографии 1942 года.

Василий Егорович фотографировался для красноармейской книжки — солдатского удостоверения личности перед отправкой на фронт. Слева — мой внук Егор восьми лет отроду, ученик первого класса.

Вглядываясь в эти родные лица, я понял: если не обращать внимание на внешнюю несхожесть и разницу в возрасте, у них есть нечто общее. А именно выражение спокойствия, уверенности, сосредоточенности на лицах… Для обоих характерен взгляд, как бы обращённый внутрь себя самого, полный размышлений.

Этих родные мне люди принадлежат к разным поколениям. А насколько их душевное состояние родственно, не правда ли?

Ещё буквально полтора года назад Егорка не очень охотно слушал наши рассказы о Великой войне — детская психика естественным образом отталкивала все негативные моменты, связанные с описанием событий, происходивших уже очень давно. К тому же они не всегда понятны и, тем более, приятны для ребёнка, чье понимание мира сформировалось в нынешнее относительно благополучное время.

Но когда почти год назад мы вместе с ним разбирали сохранившиеся семейные архивы с фотографиями отцов и дедов, участвовавших в Великой Отечественной войне, и мы, старшие, стали делиться с Егором воспоминаниями, навеянными давними разговорами с родственниками, прошедшими горнило войны, а затем все вместе участвовали в марше «Бессмертного полка» — это удивительным образом сблизило и объединило нас.

Глядя на эти изображения двух сугубо мирных людей разного возраста, разных эпох, но одного корня и рода, явственно ощущаешь их связь. Словно явилась нам удивительная, связывающая поколения, судьбы невидимая родовая нить …

За это чувство единения судьбы, за родственную сопричастность мы бесконечно благодарны нашим воистину великим предкам.

Известно, что выходцев из бывшего СССР на Западе по уже укоренившейся привычке называют и считают русскими.

Вспоминается искренний возглас великого полководца Александра Васильевича Суворова (в котором есть частица шведской крови): «Мы — русские, какой восторг!». И сразу перед глазами чередой проходят светлые и порой грозные образы князей Рюрика, Олега и Святослава, Александра Невского, Дмитрия Донского, преподобного Сергия Радонежского и иноков Осляби и Пересвета, Кузьмы Минина и Дмитрия Пожарского, Суворова, Ушакова, Кутузова, Барклая де Толли, Багратиона, Лазарева, Нахимова, Скобелева, Ермолова, Макарова, Брусилова, защитников Брестской крепости, Карбышева, Рокоссовского, Матросова, Ватутина, Черняховского, Баграмяна, Исакова, Зои и Александра Космодемьянских, Талалихина, Гастелло, Кожедуба, Покрышкина, Маринеско, Ахмет-Хана Султана, Олега Кошевого и молодогвардейцев, воинов-панфиловцев, пионеров-героев Вали Котика, Зины Портновой, Володи Дубинина, героев Даманского полуострова, воинов-интернационалистов, псковских десантников и наших сегодняшних ребят в далёкой Сирии.

Все эти люди, порой принадлежащие к разным народам и народностям нашей великой Державы, доказали своими нелёгкими и подчас трагическими судьбами жизнеспособность и стойкость перед горнилом испытаний общей Родины — России.

Мы, дети и внуки ветеранов Великой Отечественной войны, обязаны во имя светлой памяти всех наших родных людей, погибших и прошедших это колоссальное испытание, донести сведения, переданные нам участниками тех кровавых и величественных событий и битв, эти драгоценные фрагменты нашей общей истории до ведома Егора, всех наших подрастающих граждан.

Вложить драгоценную информацию в сердца наших детей и внуков, передать эту священную «судьбы невидимую нить».

Не хотелось произносить высокопарных слов, но иного нам с вами не дано. Не передадим, не воспитаем должным образом подрастающее поколение — значит, в обозримом будущем по уже отработанным схемам, как в своё время были разрушены СССР и Югославия, может быть растоптана и расчленена созданная потом и кровью миллионов наших близких и далёких предков бесценная Родина — Россия.

P.S.: Псевдоним Ходанов автор выбрал сознательно. В роду у моего деда по матери — Ходанова Василия Егоровича не осталось наследников по мужской линии. Простая русская фамилия, а вот, подишь ты, в наши дни стала редкой. Сражения и тяготы Великой Отечественной выкосили носителей этой фамилии. Я считаю, что это несправедливо. Поэтому мне будет очень приятно, что эта простая русская фамилия будет присутствовать в блогосфере уважаемого мной интернет-ресурса «Русская Весна».

Николай Мильшин (Ходанов), специально для «Русской Весны»

Читайте также: Это должен знать каждый: неисчерпаемая сила русской цивилизации (ФОТО)

Судьба Родины в наших руках: смогут ли расчленить Россию, как СССР | Русская весна
Количество просмотров: 5 615


b4a8f662eb47b5d8