Крым: что изменилось? (ФОТО, ВИДЕО)

Крым: что изменилось? (ФОТО, ВИДЕО) | Русская весна

В 2014 мы наблюдали километровые очереди беженцев на границе с Россией. Люди бежали из Донбасса от войны, от насилия, от зверских пыток «Азова» и им подобных. Многим тогда пришлось начинать свою жизнь с чистого листа, не имея за плечами ничего, кроме рюкзака с документами, в лучшем случае.

Нам удалось пообщаться с Евгением Ивановым, бывшим горняком из Шахтерска, активным участником Русской весны на Донбассе, который вынужден был покинуть свой дом и уехать в Крым. Он прошел тернистый путь и выстоял.

Через какие испытания довелось пройти нашим землякам, уехавшим на полуостров? Какой он — Крым глазами обывателя, что изменилось здесь за семь лет войны на Донбассе? Как крымчане относятся к происходящему в ЛДНР и людям, приехавшим в поисках мирного неба сюда, к побережью Чёрного моря? Насколько серьезно ощутимы последствия водной блокады со стороны Украины в Крыму? Об этом и многом другом вы узнаете из этого интервью.

— Крым тогда и Крым сегодня — что изменилось, по твоему мнению и ощущениям?

— Я уехал после Русской весны на Донбассе в Крым. Был там сразу после референдума и увидел своими глазами, как Крым живёт первые месяцы в составе России.

Да, был тогда ещё переходный период: две валюты, украинская мобильная связь ещё была. Заметил, что цены на всё низкие.

Адекватные люди не хотят назад в Украину! Возможно, тем, что в Крыму появилась власть, а не её подобие, как 7 лет назад, недовольны те, кто привык жить и прокручивать темные схемы, но таких людей единицы. У меня есть друзья среди татар, они служат в армии РФ и говорят об этом с гордостью.

Знаю, ребята татары были в обороне Севастополя, они тоже были за вхождение Крыма в РФ.

Многие вспоминают “поезда дружбы”, которые приезжали в Симферополь в 2014. Один знакомый рассказал, что целая комната до потолка была завалена “коктейлями Молотова” и арматурой на ж/д вокзале. Вот такой мир сюда везли, оттуда (из Украины).

В Крыму к нам, с Донбасса, люди относились с пониманием и всячески помогали кто как мог, в меру сил и возможностей: кто-то куртку дал, кто-то едой угостил, а кто-то гуманитарку собрал в ДНР!

И власти тоже нам прощали просроченные документы на пребывание. Все понимали, какое у нас горе дома!

Крым сейчас. Он активно развивается. Видно, что Россия прилагает много усилий для обеспечения жизни граждан, мы тут, как у Бога за пазухой.

— Украина все время хвастается водной блокадой Крыма. Часто говорят о том, что готовы сделать на это ставку и взять измором.

— Да, действия, конечно, ощутимы, воды не хватает, а в некоторых населённых пунктах идет по расписанию, но власти РФ делают все возможное, так что острой нехватки воды нет.

— Сложно было начинать жизнь с нуля на новом месте? С какими трудностями столкнулся?

— В Крыму я был в марте-апреле 2014, жил у подруги на квартире в Феодосии. Она была пуста, платил лишь за коммунальные услуги — люди понимали, откуда я приехал, и денег не брали.

В конце апреля я вернулся в ДНР и пробыл здесь месяц.

Участвовал во всех акциях протеста в Донецке.

Когда начались обстрелы Донецка и Луганска и завязались бои за Славянск, мне удалось купить онлайн-билет на поезд Донецк — Симферополь. Думал, что приеду и буду работать на стройке отеля «Мрия Ресорт» (Ялта). Не знаю, что на меня тогда нашло.

Воспоминания об отъезде и сейчас стоят перед глазами. Ж/д вокзал после обстрела. На земле лежал труп женщины, вроде накрытый, в луже крови. Это было дико видеть.

Во время пересечения границы Украина — Россия и Крым — Россия в вагон заходили люди в черном, тогда я подумал, что это, наверное, украинские каратели.

Приехал в Ялту, и тут оказалось, что зарплату на стройке долго не платили, персонал фирмы — сомнительные личности, в основном сидельцы, и очень много турков. Я решил не работать там, так как условия проживания были как в тюрьме: в комнате по 30 человек, без душевой и ванной комнаты. Что интересно, при этом турки жили в двухместных номерах.

Я посмотрел на эту социальную несправедливость, все бросил и поехал в Симферополь на встречу с девушкой, которая меня приютила весной в Феодосии. Говорю ей как есть: «Где мне можно переждать конфликт?» А она в ответ: «Езжай к брату в Феодосию, он все расскажет».

Поехал. Брат у неё альпинист, он говорит: «Держи палатку, смотри карту, вот отличное место в горах у моря, есть лес, родник, там много людей в палатках живет, это место называется Лисья бухта. Я купил продуктов из расчёта на две недели и отправился туда.

Вышел в бухту вечером, темнело, как оказалось, на место под названием Эдем. Там сидели два человека у костра — парень и девушка из Киева. Я прожил с ними по соседству месяц.

— Как они относились к тому, что Крым теперь — Россия? Споров не возникало?

— Оказались нормальные люди, но они сразу сказали: «Мы аполитичные, но понимаем, что на Донбассе творится». Там же было много людей и из Славянска. У всех было единое понимание, что на Украине власти пытаются стравить братьев славян, как в исламских республиках.

— Первые полгода своего пребывания ты жил в палатке в лесу недалеко от Коктебеля. Как бы ты описал этот период сегодня? Неужели возможно столько времени жить без того, что мы называем цивилизацией: компа, утюга, стиральной машинки и Wi-Fi?

— В Лисьей бухте я прожил два месяца. В начале августа меня позвали в Коктебель на джазовый фестиваль, а так как я музыкант, мне это было интересно и я снялся со стоянки. В палатке я в общей сложности прожил полгода. Потом жил и работал в гостинице, потом пару лет ещё в одной. Было время, когда домик снимал в деревне.

В палатке жил нормально без интернета. Удобства мы сделали — и туалет, и душ, ходили на пресное озеро, купались после моря. Сейчас живу у друга на даче, но скоро снова сниму дом. Заработок был разный: играл на гитаре на берегу, платили, потом разнорабочим и так далее.

Правда я никогда не думал, что буду заниматься ремеслом, но желание научиться делать своими руками вещи, которые вызывают восторг, было всегда.

Из того, чем я занимался, а освоил я за время пребывания в Крыму технику макраме, резьбу по дереву и камню, гончарное дело мне нравится больше всего.

Так что приключение, которое выпало на мою судьбу, помогло мне в поиске себя, своего места в мире и природе.

— Знаю, что ты приезжал на Донбасс. Долго ли здесь пробыл? Какие впечатления? Наверняка, ощущается контраст между мирной жизнью в Крыму и воюющим Донбассом?

— Да, я пробыл несколько месяцев в ДНР. Мне понравилось то, что порядка больше, чем при Украине. То, что по вечерам все дома, это было необычно, но я понимаю, чем это продиктовано.

— Если бы у тебя была возможность все в своей жизни переиграть, пошел бы ты на акции протеста, штурмовал бы здание администрации в Донецке?

— Мой дед, Иванов Иван Иванович, воевал за Севастополь и был ранен под Сапун-горой при штурме высоты. Да, я пошёл бы против киевской хунты, однозначно, и поднял бы флаг России снова!

Читайте также: Американский офицер припомнил Украине слова Путина

Юлия Скубаева, специально для «Русской Весны»

5812
Количество просмотров: 12 385


b4a8f662eb47b5d8