«По телеку рядятся, как дальше жить — Достали!»

«По телеку рядятся, как дальше жить — Достали!» | Русская весна


Мой статус в Донецке был совершенно неопределенным, Игорь Иванович разрешил мне быть практически везде (за исключением тех мест, куда попасть было решительно невозможно — но об их существовании я и так не знал). На всякий случай мне была выдана Бумага, из которой следовало то же самое — кто таков, неизвестно, но содействие оказать вынуждала.

Все это позволило мне действительно довольно свободно осмотреть все вокруг. Главное — свободно разговаривать с людьми самого разного уровня. И вот здесь мое впечатление совершенно однозначно — все эти люди не просто уверены в победе, но и понимают ее абсолютно одинаково. Все они уверены, что войну они закончат в Киеве. Это произносилось без пафоса и лозунгов — просто констатация. Сомнений в таком завершении войны я не встретил ни у кого.

По отношению к России их мнение было весьма и весьма различным. Если обобщить — на помощь России они продолжают надеяться, но уже не ждут ее. По Крыму мнение значительного большинства было тоже вполне солидарным — все склоняются к мысли, что главной ошибкой стало то, что после Крыма Россия не пошла на Киев и не закрыла вопрос с ним в ситуации, когда хунта была предельно слаба.

При этом образ «ватников», который так лелеет пропаганда Майдана, при ближайшем рассмотрении оказался мифом. В ополчении масса людей с высшим образованием. Причем не менеджеры-юристы, а технари и практики. В помощниках у Стрелкова — учитель математики, любимая игра личной охраны — не карты, а шахматы — причем на весьма неслабом уровне, как на мой любительский взгляд. Офицеры и командиры внешне выглядят весьма непрезентабельно, что неудивительно, учитывая их ежедневную полевую деятельность, но здравость суждений и очень приличное знание массы самых разных предметов дадут фору любому московскому или киевскому креаклу.

В отличие от тех, кто старательно формирует образ ополчения, как банды каких-то власовцев, никакой политики в общении с людьми я не заметил. Личные взгляды и пристрастия каждого спрятаны и подчинены главной задаче — победить. Все остальное для них сейчас совершенно несущественно.

Стрелков ввел награды и звания — и раздает их довольно скупо. За совершенно реальные подвиги. При этом далеко еще не всех героев награды нашли. Уже буквально во время поездки к границе мой сопровождающий пытался дозвониться в Донецк и просил в срочном порядке наградить бойца, сбившего за три месяца боев 4 (прописью — четыре) летательных аппарата противника. Как я понял — два вертолета, БПЛА и самолет. За все за это ему была выдана премия в тысячу гривен. Мой сопровождающий настоятельно требовал записать позывной бойца с тем, чтобы представить его к Георгиевскому кресту.

Вообще, как это всегда бывает в русской армии, дефицит всего вполне восполняется обычным и будничным героизмом. Людей командиры берегут, любой раненый становится заботой всех. Не могу сказать, что я видел всё, но я говорю лишь о личных впечатлениях.

Я сумел переговорить и с украинским военным. Именно военным — капитаном ВСУ. Не могу сказать, что он упоротый бандеровец, но абсолютно уверен в том, что воюет с Россией. Он совершенно не в восторге от киевской власти, не слишком скрывает свое отношение к ней, но приказы выполнять будет до конца. Возможно, это единичный факт, по которому нельзя делать какие-то обобщающие выводы, но другого общения у меня не было.

По обычным людям могу сказать только то, что к войне они притерпелись. Как к любому катаклизму. Мы останавливались в Торезе, разговаривали с местной бабушкой, которая что-то несла дочке и внуку. Киев она ненавидит всей душой. Войну и бандеровцев — тоже. Учитывая, что Торез и без войны выглядит как город-призрак, ее фатализм в какой-то мере понятен. Война сделала жизнь этих людей опасной, но беспросветной она была и без войны.

Ополченцы на блок-посту в Снежном — преимущественно взрослые и серьезные мужики. Ненависть к Киеву и карателям просто осязаемая. Видимо, если уже они взялись за оружие, то допекло окончательно. Почти у каждого в разгрузке граната, о которой они вполне буднично говорят, как о последнем аргументе. Сдаваться никто не намерен. Есть и молоденькие девчонки, и ребята — но думаю, что и они уже не играют в войнушку.

Меня в одну из поездок по городу и за город — в сторону Марьинки — возил человек, который читает меня и который сам предложил помощь. Он готовится прийти в ополчение, как завершит текущие дела. Он не слишком здоров — но любую работу, которая будет по силам, готов выполнять.

Были и другие — более осторожные. Более нейтральные и даже враждебные к ДНР. Мне они душу не изливали, но было видно, что они явно не за новую власть. Тем не менее, не скажу, что встретил их в большом количестве. Основная масса живет строго по знаменитой песне «Чайфа» «Ой-йо» — Достали! Хуже, чем раньше, уже не будет — вот основной мотив. Хотя, возможно, они и ошибаются.

Анатолий Эль Мюрид

Количество просмотров: 145



b4a8f662eb47b5d8