Идеолог «Charlie Hebdo» выступал на Майдане, призывал бойкотировать олимпиаду в Сочи и отдать «Мистрали» Украине

Идеолог «Charlie Hebdo» выступал на Майдане, призывал бойкотировать олимпиаду в Сочи и отдать «Мистрали» Украине | Русская весна

Еженедельник Charlie Hebdo был основан левыми журналистами в 1970 году как орган «революционной критики», направленной прежде всего на разоблачение пороков буржуазного государства и общества. Однако в 1992-м, когда редакцию возглавил Филипп Валь, последователь Бернара- Анри Леви, еженедельник пережил второе рождение.

— Что за персонаж?

— О, Бернар-Анри Леви — известный на Западе интеллектуал. Журналист, писатель, кинорежиссер, издатель, философ, критик современного марксизма. Под его влияние и попал революционный прежде еженедельник. В ходе югославских войн Леви выступал на стороне боснийских мусульман и косовских боевиков. В 1999 г. в своих статьях открыто призывал к бомбардировкам Сербии. Позже поддержал вторжение американцев в Афганистан. В 2005-м вместе с Салманом Рушди выступил с манифестом «Вместе против нового тоталитаризма», в котором подверг критике т.н. карикатурный скандал 2005—2006 гг., когда в датской газете Jyllands-Posten были опубликованы 12 карикатур на пророка Мухаммеда. В ходе «пятидневной войны» 2008 г. вел репортажи из Грузии, поддерживая кровавую интервенцию Саакашвили. В марте 2011 г. вместе с Николя Саркози продвигал инициативу по военному вмешательству в Ливии. Как известно, им это удалось. Военная интервенция привела к гибели Каддафи и уничтожению государства Ливии. Теперь эта территория разделена на пять неравных секторов, контролируемых полубандитскими и криминальными структурами.

Затем призывал к вторжению в Сирию, борьбе Запада с «кровавым режимом Башара Асада». Поработал Леви и на эскалацию украинского кризиса. Призывал европейских спортсменов не участвовать в Сочинской Олимпиаде. 9 февраля 2014 г. выступил на сцене Киевского «майдана» с речью, которая уже на следующий день была опубликована французской газетой Le Monde под заголовком «Мы все — украинцы».

— Созвучно нынешнему лозунгу «Мы все — Шарли!»

— А недавно Леви предлагал Олланду вместо России продать «Мистрали» Украине!

Именно под влиянием этого идеолога фирменным знаком Charlie Hebdo стали оскорбления религиозных чувств верующих. Как мусульман, так и христиан.

Первый громкий скандал вокруг еженедельника разразился еще в 2006 г., когда он перепечатал серию карикатур на пророка Мухаммеда из датской газеты Jyllands-Posten. Что вызвало во Франции многочисленные акции протестов. Мусульманские организации требовали запретить номер. Однако у сатирического издания оказались мощные покровители, которые бережно опекали журнал, словно ожидая его «звездного» часа.

С 2009 г. при новом главном редакторе — Стефане Шарбонье (по прозвищу «Шарб») линия на разжигание чувств ненависти и антифранцузских настроений среди мусульман продолжилась. Свое кредо Шарб излагал предельно откровенно: «…мы стараемся заниматься провокациями каждую неделю. Провокация — это наш хлеб насущный». И Шарли провоцировал. Так, в ходе развязанной Западом войны против Ливии на страницах еженедельника цинично высмеивались те, кого бомбила авиация стран НАТО.

Закономерным итогом таких провокаций стало нападение на издание в 2011 г. Редакцию забросали бутылками с зажигательной смесью. Случилось это в ночь, когда должен был выйти номер с названием «Шариат Эбдо», редактором которого был указан… пророк Мухаммед. Однако и после пожара редакционную политику не пересмотрели. В последующие годы на страницах еженедельника, несмотря на осуждение религиозных организаций и ряда политиков, печатались все новые и новые карикатуры на Мухаммеда. В номере, вышедшем 7 января 2015 г., размещена очередная провокационная картинка. А вот здесь начинается самое интересное. На рисунке изображен джихадист, который на реплику «Во Франции уже давно не было терактов» отвечает: «Подождите до конца января…».

— Однако ждать не пришлось. Расстрел редакции вместе с ее шефом — провокатором Стефаном Шарбонье произошел в тот же день, 7 января.

— Была и другая причина теракта. В том же номере от 7 января передовица посвящена новому роману знаменитого французского писателя Мишеля Уэльбека, скандально известного своими исламофобскими заявлениями, среди которых «Ислам — глупая и опасная религия». Роман «Покорность» написан в жанре политической антиутопии. Сюжет развивается вокруг прихода в Елисейский дворец президента-исламиста, победившего на выборах 2022 года лидера националистов Марин Ле Пен. «Покорность» поступила в продажу в тот же день, 7 января. Как видим, по чувствам верующих был нанесен двойной удар. Хотя задолго до публикации идеи романа стали причиной ожесточенных дискуссий, в ходе которых возмущенные мусульманские организации обвинили Уэльбека в разжигании исламофобии и расовой ненависти. Кстати, у того же Леви в 2008 г. вышла книга «Враги общества» — его переписка с Уэльбеком.

Как видим, редакция еженедельника из года в год сознательно занималась провокациями. Понятно, она никогда бы не могла этого делать, если быэто не входило в планы властьимущих. И то, как проходит расследование теракта, как молниеносно организовали не только общемировой марш солидарности в Париже, но и хорошо срежиссированные акции под лозунгом «Я- Шарли» заставляет о многом задуматься. Участники всех этих акций были одеты в одинаковые футболки, несли одинаковые плакаты, гигантские карандаши из папье-маше — как будто все это было заготовлено заранее. Конечно, любой теракт вызывает осуждение, рождает чувство солидарности с жертвами и требует принятия необходимых и соответствующих мер. Но такая масштабная шоу-акция была проведена впервые. Не стоит забывать, что идею реальной консолидации французского общества, не говоря уже о мировом, акция даже не предполагала. Ее лозунг «Я — Шарли» разделил общественность на приверженцев политики журнала и ее противников, а ведь таких немало не только в среде мусульман.

— В России тоже мнения разделились, появились свои «Шарли» и «Антишарли». Известный протодиакон Андрей Кураев после расстрела журнала заявил: «Я-Шарли!» После выхода нового номера с кощунственной карикатурой на Мухаммеда Кураев написал в блоге «Я не Шарли… Когда журнал выходил, я ничего о нем не знал, и, понятно, не был Шарли. То, что знаю сейчас, вызывает отвращение. Но те рисунки уже не видны: они залиты кровью их авторов. И именно эта кровь убитых заставляла идентифицироваться с ними. Сегодня вновь вполне себе живые и успешные, вовсе не страдающие люди включили свой креативчик генитального уровня. И с этими, живыми, мне не хочется быть рядом…».

— Шарлисты будут и дальше провоцировать верующих, а антишарлисты — с ними бороться. О какой консолидации тогда речь? И еще не менее важный момент — правые партии, в том числе самая популярная, возглавляемая Марин Ле Пен, не были приглашены (я бы даже сказала, допущены) на шествие в Париже. Таким образом, был закреплен еще один — идеологический — раскол во французском обществе.

Эти марши и экзальтированные крики «Я — Шарли» отвлекли внимание от самых главных проблем. Во-первых, кто ответственен за реализацию извращенных представлений о свободе слова, которая несет в конечном счете не только оскорбление чувств людей разных религий и национальностей, но и угрозу их жизни, угрозу гражданскому миру, угрозу государству? Во-вторых, почему убили террористов?

— По горячим следам, в прямом эфире…

— Разве нельзя было при задержании использовать нервнопаралитические пули, прочие подобные средства? Или французскому правосудию и иным лицам, принимающим решения, не нужны были живые свидетели и участники нападения? И, наконец: какие цели преследовали организаторы массовых акций протеста?

Французский аналитик Тьерри Мейсан назвал теракт «французским 11 сентября». По его мнению, это не месть журналистам, а провоцирование европейской гражданской войны в рамках стратегии «столкновения цивилизаций». Те, кто заказал эту профессионально подготовленную операцию против Charlie Hebdo, пишет Мейсан, знали, что они вызовут раскол между французами-мусульманами, которых в стране около шести миллионов и французами-немусульманами. И хотя пока мы не знаем, кто организовывал и курировал это нападение, можем предположить, кому это выгодно. По мнению Мейсана, заказчики, скорее всего, находятся в Вашингтоне, так как самой вероятной целью является стремление разделить Европу и мир, посеять хаос, которым, как известно, можно управлять.

— Теорию «управляемого хаоса» США использовали все эти годы на практике на Ближнем Востоке. Теперь, похоже, дошла очередь до старушки Европы.

— Что же касается мощной волны протеста против «варварского исламистского фундаментализма», то она была поднята практически по сценарию антиисламской кампании, развязанной в США после 11 сентября 2001 года и позволившей Вашингтону использовать взрывы 9/11 как повод, чтобы силой реализовать свои геополитические амбиции. Учитывая современную ситуацию, нельзя исключать того, что НАТО будет активизировать силовые действия в Сирии и Ираке, используя «Исламское государство» как главную угрозу современному миру (с 2001 г. эту роль выполняла Аль-Каида).

— Заявил же Обама осенью с трибуны ООН, что ИГИЛ-главная угроза миру (наряду с Россией и лихорадкой Эбола, гаснущей теперь). Парижский теракт, получается, наглядное доказательство слов президента США. Надо действовать!

— Возможно, американцам «придется» даже возвращаться в Ирак. По крайней мере, обоснований для этого теперь предостаточно. Это с одной стороны. С другой — развязывание гражданской войны во Франции может быть лишь началом полномасштабной кампании по ослаблению Европы, которую Америке все труднее контролировать и направлять в выгодное для себя русло.

Внешний интерес, как и внешний след в событиях во Франции очевиден. Франция была локомотивом интервенции Запада в Ливию. Учитывая прямую связь парижских террористов с «Исламским государством» (по крайней мере, именно эту версию отрабатывают все мировые СМИ), не исключено, что и на этот раз именно Париж станет инициатором вторжения в Сирию. Это прекрасно понял президент Башар Асад. В интервью пражскому ежемесячнику «Литературная газета» он отметил, что события в Париже должны призвать к ответу европейскую политику, потому что именно она виновна в том, что происходит на Ближнем Востоке, в том, что случилось во Франции.

Вот только знание истории подсказывает мне, что Европа под чутким руководством Вашингтона скорее всего сделает другой вывод — будет предпринято прямое силовое давление на режим Асада. Думаю, цели парижской провокации будут очевидны уже в ближайшее время.

— Одна из целей, похоже, уже достигнута. За два дня до теракта президент Франции Олланд в прямом эфире заявил, что не мешало бы снять санкции с России. В этом плане он надеялся на прогресс в переговорах лидеров России, Украины, Франции, Германии в Астане 15 января. После теракта переговоры в Астане отложили. Похоже, надолго.

— Действительно, похоже, что Олланду кто-то прислал «черную метку». Однако уверена — расчет делался на то, что все европейские политики должны сделать определенные выводы из этой трагедии: играть строго по правилам Большого Брата.

Бернар-Анри Леви, 66 лет. Родился в Алжире, в семье еврейского лесопромышленника. В 1954 г. семья переехала во Францию. Основатель школы «Новой Философии», критик современного марксизма. Автор более 20 книг на остро политические темы. В 1977 г. снял фильм «День и ночь». В главных ролях — супруга Леви актриса Ариэль Домбаль и Ален Делон. В феврале 2014 года призвал европейских спортсменов прекратить участие в зимних олимпийских играх в Сочи в знак протеста против событий в Киеве.

Количество просмотров: 475



b4a8f662eb47b5d8