«Или, как говорил Аркаша Дворкович «нет приличных слов по этому поводу»

Международное рейтинговое агентство Standard & Poor's впервые за десять лет снизило суверенный рейтинг России до неинвестиционного, так называемого «мусорного», уровня. Теперь, по версии агентства, наша страна имеет рейтинг BB+ с прогнозом «негативный». «Российская финансовая система слабеет, что ограничивает возможности ЦБ РФ по проведению денежно-кредитной политики. Эти проблемы возникают от влияния на инфляцию ослабления курса рубля и западных санкций, а также ответных санкций, введенных Россией», – так объясняют свое решение аналитики S&P.

Что обычно происходит после такого рейтинга? Зарубежные инвесторы отказываются от российских долговых бумаг, усиливается отток капитала из страны, начинается паника среди тех, кто ждет выплат по долговым обязательствам государства. То есть экономика «отрейтингованной страны», ее финансовый рынок испытывают сильное давление.

Все эти заключения выглядят логично и основания для паники возникают при одном условии. Если по умолчанию считать данный рейтинг безусловно объективным, как законы физики, и независимым ни от каких политических и финансовых сил. То есть если уж плохой рейтинг – все, пиши пропало. Если хороший – спи спокойно.

А теперь давайте посмотрим на некоторые обстоятельства возникновения и существования данных рейтингов. На сегодняшний день «большая тройка» рейтинговых агентств это Standard & Poor’s, Moody’s и Fitch, которые являются монополистами на «рынке рейтингов». В США на их долю приходится около 97-98% всех рейтингов, а в мире в целом около 95%. Важно помнить, что все эти три агентства являются американскими.

Если ты монополист в любой сфере, то невозможно избавиться от соблазна манипулировать теми или иными группами, отдельными людьми, сообществами в собственных (или чьих-то еще) финансовых интересах. Это очевидно. А если ты монополист под колпаком у государства, то получаются манипуляции в квадрате. В финансовых интересах и в интересах государства-хозяина. То есть об объективности (честности) говорить уже почти невозможно. 

Так ли это? Посмотрим на «независимость» данных агентств от финансовой и политической конъюнктуры. Эта независимость действительно существовала, но … до 1907 года. Биржевый крах 1907 года обанкротил большинство мелких инвесторов, составлявших основного читателя деловой информации. Кризис был спровоцирован денежными «тузами» – объединением крупнейших международных инвесторов во главе с теми же Ротшильдами, которых тогдашний президент США Теодор Рузвельт обвинил в попытках получить контроль над американской денежной системой и организовал расследование деятельности эмиссара этой финансовой банды в Америке банкира Джона Моргана. На таком фоне «арифметика» Пура, Муди (Moody) и других их коллег-аналитиков выглядела наивно, они обанкротились, их скупил финансист Рой Портер и слил в одну компанию «Poor's Publishing Company».

Именно тогда рейтинговые агентства попали в зависимость крупных корпораций, потеряли свою самостоятельность и стали приводным ремнем бизнеса. Теперь они большую часть накопленной информации о компаниях распространяли бесплатно, но брали плату за проведение процедуры рейтинга. То есть теперь агентства и их рейтинг становились предметом торга и, соответственно, не более чем частью «пиар-компании» своих клиентов. Крест на любой попытке восстановить честное состязание в порядочности поставил запрет правительства США крупнейшим страховым компаниям и пенсионным фондам, вместе контролирующим сумму в пределах одного миллиарда долларов, производить операции с бумагами, не имевшими рейтинга, подтвержденного «признанными» национальными рейтинговыми агентствами. Теми самыми тремя, о которых шла речь выше и которые начали зарабатывать миллиарды.

Таким образом, рейтинговые агентства стали инструментом в руках американских финансистов и американского правительства, инструментом, с помощью которого оказывается давление на те или иные государства и рынки. Так, в середине 1990-х «Moody`s» понизило суверенный рейтинг Канады и таким образом провалило на выборах премьер-министра Ж. Кретьена. Пересмотрев кредитный статус Австралии, вывела из парламента правившую тогда лейбористскую партию. Политическая ангажированность американских агентств была настолько очевидна, что весной 2003 года Германия открыто обвинила их в том, что они умышленно занизили рейтинги немецких компаний из-за противоречий США и ЕС вокруг проблемы с Ираком. В итоге даже возникла шутка, согласно которой прямым конкурентом американских рейтинговых агентств является только Пентагон: он может стирать целые государства с лица Земли с помощью бомбардировок, а «Moody`s» делает то же самое, снижая рейтинг суверенных обязательств. При этом дополнительную пикантность этой ситуации придает то обстоятельство, что рейтинговому агентству по определению не может быть предъявлен никакой судебный иск за публикацию рейтингового мнения о надвигающейся катастрофе, которое они посчитали верным на момент публикации. То есть руки развязываются полностью.

С Россией сегодня происходит именно это. Рейтинги используются для политического и экономического давления и имеют лишь косвенное отношение к оценке экономической и финансовой реальности. Вспомним, как все начиналось. Сначала на волне европейских разговоров о неэффективности санкций долгосрочные суверенные рейтинги России в иностранной и национальной валюте до «негативных» понизило Fitch. Потом была провокация в Донецке и Мариуполе, что оживило гаснущую украинскую тему в европейском поле и позволило США принудить европейские страны выкинуть из головы идеи отмены санкций против России. Усиливая эффект, Обама заявляет о «разорванной в клочья экономике России» и полной изоляции нашей страны. Когда стало ясно, что это не действует (Путин объявил о скором появлении антикризисного плана, да и кониной в России вроде еще никто не питается), министр финансов США Джейкоб Лью заявил об имеющихся у Вашингтона «дополнительных способах» воздействия на Москву, помимо санкций.

Буквально на следующий день эти способы были предъявлены – возникает «мусорный рейтинг». Легендарная Псаки тут же комментирует этот рейтинг, заявляя, что «у США нет задачи оказать своими санкциями «негативное влияние» на экономику РФ», не замечая, что это заявление входит в противоречие с приведенным выше текстом Обамы. Который, замечу, заявил, что экономика не «разорвалась», а «разорвана» (кем?). А также в противоречие с заявлением самого близкого на сегодня союзника США, Великобритании. «Премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон заявил, что санкции, введенные странами Запада против РФ, «навсегда уничтожат российскую экономику».

В начале 2000-х «Moody`s» выставила высший инвестиционный рейтинг Южной Корее, которая сразу после этого пала, сраженная тяжелейшим кризисом. Накануне кризиса 2008 года легендарный банк Lehman Brothers имел самые высокие рейтинги Moody’s и Fitch, но благополучно протянул ноги. Это же произошло и с американской компанией «Enron», всегда имевшей самые высокие рейтинги у «Standard & Poor s». По поводу банкротства последней началось расследование, которое выяснило, что рейтинговые агентства «Moody’s» и «Standard & Poor s» «не замечали» махинации в сфере кредитов, получая за это откаты от инвестиционных банков. Причем именно эти махинации и создали финансовый кризис.

Данные агентства сыграли серьезную роль и в эскалации кризиса в Греции. Снизив рейтинг греческих займов сразу на три ступени, «Standard & Poor's» спровоцировало массовые демонстрации, панику и слухи о банкротствах.

Что касается самих США, здесь агентства работают совсем по-иному, хотя внешне все выглядит объективно. Так, некоторое время назад рейтинговое агентство «Fitch» заявило о возможности пересмотра суверенного рейтинга США на негативный, если потолок американского государственного долга не будет повышен. Формально это показатель предельной независимости агентства. Но как выглядит ситуация на самом деле? Приглядимся и увидим, что «Fitch» всего-навсего добивается повышения верхнего уровня внешнего займа, что позволит США, продав новую порцию своих ценных бумаг за рубежом, наполнить валютную корзину только за счет мелких расходов на бумагу и краску, которой эти ценные бумаги напечатаны. При этом бюджет, в том числе и его военную часть, можно будет раздувать и дальше. До бесконечности. Во всяком случае, до тех пор, пока ловко вставленный в мировую экономику доллар будет оставаться главной валютой мирового рынка товаров и услуг.

Не только финансовые, но и любые другие рейтинги (а равно премии и пр.) и выставляющие (дающие) их организации давно уже являются всего американским политическим инструментом для манипуляций. Вспомним, как Transparency International повысила «индекс коррупции» России, отправив ее с 47 на 146 место при Путине, не уточняя, что количество стран в этом рейтинге сначала было всего 54, а потом его постепенно расширили до 180, а сам рейтинг измеряет не уровень коррупции, а восприятие и оценку гражданами страны ее коррумпированности. А что представляют собой какие-нибудь «Freedom House» или «Amnesty International» и насколько они объективны, после недавних событий объяснять не надо. Да что уж тут говорить, если ООН заявляет, что Россия вернула Крым «путем угроз применения силы и других незаконных действий». А во что превратилась Нобелевская премия мира… А премия «Оскар»… А Европейский суд по правам человека…

Принимать в расчет эти заказные рейтинги (или премии, или резолюции и т.д.) и организации, их создающие, уже нет никакой нужды. Обращать на них внимание – это значит играть по правилам США.