Государственное нестроительство в Новороссии: о системной проблеме Русского мира

Государственное нестроительство в Новороссии: о системной проблеме Русского мира | Русская весна

Весной 2014 года события на Юго-Востоке Украины дали надежду не только на остановку процесса перековки населения этого региона Украины в антирусских.

Были ожидания того, что Новороссия сможет привнести в русский мир новое качество общественного устройства и государственного управления. Казалось бы, кому как не людям, подвергшим свою жизнь и свободу опасности ради борьбы против крайне неэффективного и всё более антироссийского государства Украина, его правил и порядков, можно доверить построение более совершенного русского мира.

Значительную роль в повестке пророссийского движения на Юго-Востоке Украины занимал вопрос борьбы со сложившимся на Украине олигархическим строем.

Важным мотивирующим фактором для участников протестного движения выступал реальный риск утратить в результате евроинтеграции региональную промышленность не только как базу материального достатка населения, но как среду, в которой существует ценимый населением образ жизни человека труда.

Люди рассчитывали на построение более эффективной социальной системы, которая бы более справедливо распределяла имеющиеся ресурсы для сглаживания проблем бедности.

Желание «крымского варианта» для своего региона в значительной степени было связано с восприятием России как более эффективного государства, обеспечивающего своим гражданам более высокий уровень жизни.

Все эти факторы, казалось бы, должны подтолкнуть народные республики к эффективному государственному строительству. Можно было даже ожидать, что Новороссия станет в определённом плане испытательной площадкой для отработки положительных социальных и управленческих практик, в том числе служащих примером для России.

В определённом плане исчезновение украинского государства вместе с его институтами и кадрами с территории народных республик, хотя и создавало с одной стороны неудобства, но, с другой стороны, давало определённое преимущество для реализации нововведений.

Практически полностью отсутствовало сопротивление нововведениям со стороны «старой украинской» бюрократии и части региональных элит по причине бегства большого числа их представителей за пределы народных республик.

К сожалению, по состоянию на февраль 2015 года можно констатировать, что народное движение в Новороссии не привело к качественному скачку в уровне социального устройства общества. Отсутствуют даже какие-то намётки на движение в этом направлении.

Реализация когда-то выдвинутого лозунга: «Новороссия – это мечта» не начиналась.

Пока республики даже не оправдывают название «народных», так как никакого улучшения степени и эффективности народного представительства в органах власти и управления не произошло.

Нельзя сказать, что государственное строительство в народных республиках не ведётся, и новые власти не пытаются взять на себя выполнение социально значимых функций. Это всё происходит, хотя и несколько медленнее, чем хотелось бы. Важно, однако, другое – в основном, работа в новых республиках сосредоточена на восстановлении ранее действовавших механизмов и органов управления.

По сути просто воспроизводиться система управления, существовавшая в единой Украине, только без подчинения киевским органам власти. Республики Новороссии фактически самоустранились от решения изначально стоявшей сверхзадачи – обеспечить качественный скачок в порядке и способах управления как предпосылки для повышения эффективности экономики и для роста благосостояния населения.

Деятельность органов управления республиками практически полностью сосредоточена на решении текущих задач. Тактика полностью победила стратегию. С учётом изначальных ожиданий можно говорить об относительной неудаче государственного строительства в народных республиках. Сделать также как на Украине для народных республик не достаточно.

Безусловно, борьба за Новороссию является абсолютно необходимой для решения жизненно важной геополитической проблемы России. Все годы своей независимости при любых властях Украина поступательно превращалось в недружеское России государство, в котором одним из столпов национальной самоидентификации становилось отрицание России (во всех смыслах и аспектах). Стоять в стороне, смотря, как на наших границах выращивается враждебное государство, да ещё к тому же довольно большое, Россия не могла.

Последствия постоянно присутствующего стремления элит украинского государства отгородится во что бы то ни стало максимально возможным образом от России вполне предсказуемы. «Украинство» как идеология, построенная на ожидании стремительного социального и экономического развития в результате размежевания с Россией, рано или поздно заталкивало бы украинских солдат в войну на стороне противников России.

Фактор относительного экономического неуспеха развития Украины как независимого государства ускорял бы такое развитие событий. Поиск причин неуспеха, понятно, всегда бы приводил идеологических сторонников «украинства» к утверждению о недостаточной степени размежевания Украины с Россией и к поиску новый путей для его углубления.

Признаться себе в том, что идея «выдавить из себя по капли Россию» и получить тем самым толчёк в экономическом и социальном развитии системно ошибочна, что препятствия к развитю находятся внутри украинского общества, сторонники «украинства» не могут. Происходящая в результате экономических и военных неуспехов демонстрация неэффективности «украинства» как идеологии безусловно помогает решению существующей геополитической задачи.

Всё, что говориться в поле публичного обсуждения про геополитическую целесообразность борьбы за Новороссию правильно, но это не отрицает потребность активно и систематически заниматься государственным строительством в народных республиках.

Попробуем разобраться, почему государственное строительство в Новороссии пробуксовывает.

Прежде всего, следует отбросить широко распространённую отговорку, которая в порядке самооправдания очень часто используется для объяснения такого положения вещей. Говорят о невозможности заниматься государственным строительством во время войны.

С этим нельзя полностью согласится. Конечно, в условиях недостатка управленцев высшего уровня, на имеющихся в наличии администраторов, приходиться перекладывать многие задачи военного или околовоенного характера. Эта деятельность занимает много времени и требует приложения значительных усилий.

Безусловно даёт о себе знать кадровый голод. Не так просто из бывшего бригадира или учителя сделать управленца высокого уровня. Ещё сложнее сделать его ответственным за решения стратегических задачь развития, стоящих перед народными республиками. Следует признать, что и сама психологическая атмосфера войны, не способствует долгосрочному планированию.

Всё это так. Однако в качестве оправдания самоустранения народных республик от решения стоящих перед ними сверхзадач эти объяснения приняты быть не могут.

Война, которую ведут народные республики – это не просто война за контроль над территорией со стороны посягающей на неё иностранной державы . Прежде всего, это война против навязываемой идеологии «украинства» (к счастью придём через размежевание с Россией, поэтому сделаем всё ради этого размежевания) и вытекающих из этой идеологии системных политических и экономических решений, бесполезность и даже вредность которых для социального и экономического развития очевидна. Это война за государственное устройство не связанное экономически неэффективной идеологией. В конечном счёте, это война за общество, которое сможет развиваться более быстро, чем общество ведомое идеологией «украинства».

Ожидания более развитого общества являются одним из значимых факторов, обосновывающих принятие населением самой идеи Новороссии. Нужно понимать, что лимит доверия к идее Новороссии рано или поздно может быть исчерпан, если ожидания не начнут реализовываться хотя бы частично. Сейчас кровь жертв, совместные переживания и усилия в борьбе с общим врагом сплачивают жителей региона.

Однако не стоит воспринимать такое сплочение как само по себе разумеющееся. Его высокий уровень не вечен. После прекращения боевых действий и уменьшения значимости войны как объединяющего фактора этот уровень может начать довольно быстрое снижение.

Кроме того, по мере накопления усталости от войны, вопросы о целесообразности несения тягот войны будут подниматься в народных республиках всё чаще и во время боевых действий. Это непосредственным образом будет сказываться на готовности ополчения и населения отстаивать идею народных республик.

Именно поэтому решение сверхзадач в сфере государственного строительства – это не просто благие пожелания к деятельности руководства народных республик, а жёсткие требования политической реальности, от которых в какой-то момент может зависеть политическая и даже военная устойчивость Новороссии.

Нельзя, ссылаясь на войну, подрывать бездействием идеи, ради которых эта война ведётся, или хотя бы часть из них. И уж тем более нельзя бездействовать в ситуации, когда сторона противника активно использует повестку общественного развития для привлечения населения на свою сторону, хотя бы в подконтрольных Киеву регионах, в том числе, юго-востока Украины.

Как бы не относиться к проводимой на Украине люстрации и процессу образования единого антикоррупционного органа, эти шаги чисто внешне направлены на повышение качества государственного управления. По крайней мере, для неспециалиста это выглядит именно так.

Эти шаги вместе с обещаниями привести законодательство к европейским стандартам могут восприниматься населением как движение в правильном направлении, направленное на улучшение работы государственного механизма. Волей-неволей народные республики находятся в состоянии борьбы за умы населения, борьбы с противником, имеющим свою повестку развития. Эту борьбу нужно выигрывать, поскольку от её результатов зависит распределение ресурса поддержки населения.

Ещё раз подчеркнём, что в складывающихся условиях, никакие отговорки не могут оправдывать самоустранение народных республик от решения сверхзадач государственного строительства.

В провале государственного строительства иногда обвиняют конкретных руководителей. Практика показала, что это не очень верно. С политической сцены в Новороссии уже сошёл ряд фигур, которые были весьма значимыми на первоначальном этапе борьбы за Новороссию. К сожалению, кадровые изменения не привели к усилению работы по обозначенному направлению. Явно имеют место более глубинные проблемы, не связанные с конкретными личностями, реализующими политику в данный конкретный момент.

Можно с большой степенью уверенности предсказать, что потенциальная замена имеющихся политических фигур вряд ли поможет продвижению повестки развития в сложившихся условиях.

Причина бездействия руководства по этому направлению, к сожалению, понятна и объяснима. Любые нововведения связаны с риском их возможного провала или иного неудачного развития событий, связанного с попыткой их внедрения. При неудаче нововведений возникает риск поставить под угрозу «поддержку ожиданий», то есть неконкретизированное мнение населения об улучшении положения вещей в результате победы Новороссии.

Несмотря на то, что подобные ожидания весьма расплывчаты, и каждый понимает будущие улучшения жизни по-своему, но поддержка, основанная на таких ожиданиях, вполне реальна. Потерять её не хочется.

Понятно, что руководители не хотят нести риски, связанные с политической ответственностью за возможные неудачи. Поэтому делать как привыкли, а не как надо – намного проще. Подчеркнём, что речь не идёт о некой «бюрократической трусости», нерешительности или о стремлении к «управленческому комфорту», а о нормальном нежелании людей ошибаться или делать лишнюю работу.

В отсутствии каких-то серьёзных внешних стимулов подавляющее большинство людей, в том числе лидеров, будет поступать примерно также. Проблема только в том, что такая политика крайне неблагоприятно отразиться на самих народных республиках и вообще на всём движении по защите и продвижению интересов русского мира. Для стороннего наблюдателя русский мир оказывается не в состоянии даже приступить к решению

проблем собственного развития. Предложений и обсуждений масса, а перейти к их практической реализации не получается. Это создаёт очень сильную антирекламу русскому миру. Военные победы народных республик только подчёркивают недостаточную работу по государственному строительству.

Всерьёз полагаться на то, что руководители за счёт личностных волевых качеств могут и должны преодолеть обозначенное препятствие, в реальной жизни не возможно. В каких-то отдельных вопросах личностные качества лидера могут перебороть склонность к уклонению от принятия рискованных решений, но для систематической работы этого не достаточно. Ресурсы и знания одного человека ограничены.

Рассчитывать на то, что руководство может состоять из одних рыцарей без страха и упрёка не приходится. Нужна система. Система, которая бы делила с руководством ответственность за принятие решений, которая бы формулировала бы задачи, содействовала и создавала стимулы для реализации повестки развития.

И здесь мы подходим к основной проблеме народного движения в Новороссии, да и, пожалуй, всего русского мира. После первоначального периода манифестаций, гражданское общество практически сразу же ушло из политики, вместо того, чтобы продолжать участвовать в происходящих процессах, сменив формат митингов на систематическую работу в группах и организациях инициативных граждан.

Особенно полезной могла оказаться его роль в содействии парламентам народных республик в законодательной работе и в упорядочивании сфер жизнедеятельности, временно оставшихся без эффективного государственного управления. Фактически же получилось так, что люди, пришедшие в сферу управления государством на волне народного движения, очень быстро оказались в вакууме, без механизма обратной связи с обществом и предоставлены сами себе.

Понадеевшись, что в этот раз к власти привели «правильных вождей», народ самоустранился. Последствием этого стала быстрая новая бюрократизация государственного управления и фактическое повторение народными республиками украинской модели организации власти. От чего ушли к тому и пришли. Нужно очень чётко понимать, что произошедшее – не случайность, а закономерный результат отсутствия развитых институтов гражданского общества.

К счастью, выявленный недостаток устраним, но для этого сначала нужно сами себе признаться в его существовании. Патернализм в мышлении, привычка ожидать, что правильный начальник всё правильно решит при личном бездействии заинтересованных лиц крайне негативно сказывается на скорости и качестве общественного развития.

Подводя итог, следует признать, что основные усилия должны быть сейчас сосредоточены на построении ячеек гражданского общества, которые бы активно подключались к взаимодействию с новыми органами власти и управления народных республик. Формы могут быть самыми разными: бригады по восстановлению разрушенного в ходе боёв, систематические сходы граждан для решения местных вопросов, работа советов трудовых коллективов по сохранению промышленного потенциала предприятий, организация сельскохозяйственных артелей по обработке пустующих земель, дискуссионные клубы по обсуждению законопроектов и т.п.

Действия гражданского общества по собственному почину для решения задач государственного строительства нужно сделать традицией в народных республиках. Открытое отстаивание собственных интересов заинтересованными группами граждан должно войти в привычку. Бездействие, с ожиданием пока кто-то за тебя всё решит, желательно сделать общественно не приемлемым. В этом – ключ к решению проблем государственного строительства в народных республиках.

Количество просмотров: 8 547

«Русская весна» – Экономика


b4a8f662eb47b5d8