Путь Одесского НПЗ: от бюджетообразующего предприятия до потенциального очага экологической катастрофы

Путь Одесского НПЗ: от бюджетообразующего предприятия до потенциального очага экологической катастрофы | Русская весна

Последний год выдался сложнейшим для Одесского нефтеперерабатывающего завода (ОПЗ). Брошенное в результате бегства Сергея Курченко предприятие находится под арестом, продолжая наращивать многомиллионные долги. C завода ежедневно проводится выгрузка нефтепродуктов под надзором вооруженных людей. С чем связано такое состояние и к чему может привести бездействие государства в отношении ОПЗ?

Заход и выход Курченко

Одесский НПЗ — одно из ключевых предприятий города. Его проектная мощность по переработке сырья составляет 2,8 млн тонн в год. В 2009–2010 годах заводом, который тогда находился в собственности «Лукойла», было уплачено почти 500 млн грн налогов в местный бюджет.

В октябре 2010 года российская компания остановила работу завода, объяснив это низкой рентабельностью и неблагоприятной конъюнктурой украинского рынка. В частности, речь шла о решении «Укртранснафты», эксплуатирующей магистральные нефтепроводы, изменить маршрут поставок нефти по трубопроводам.

Руководством российской компании и правительством Украины неоднократно обсуждался вопрос снятия технических преград для запуска. Но найти оптимальное решение не удалось.

В начале марте 2013 года стало известно о том, что «Лукойл» и группа ВЕТЭК (Восточно-Европейская топливно-энергетическая компания) Сергея Курченко заключили сделку о продаже и приобретении Одесского НПЗ. Начались полномасштабные пусконаладочные работы для возобновления производства продукции после почти 2,5 лет простоя. Месяцем ранее «Укртранснафта» предложила использовать морской нефтяной терминал «Южный» для поставок сырья.

Сделка была официально завершена через четыре месяца. Согласно ее условиям 99,6% акций ПАО «Лукойл — Одесский НПЗ» было продано группе ВЕТЭК. «„Лукойл“ принял решение о продаже Одесского НПЗ в рамках утвержденного плана реструктуризации зарубежных нефтеперерабатывающих активов», — заявили тогда в российской компании.

Сергей Курченко после запуска производства нефтепродуктов в октябре 2013 года назвал событие логичным шагом к вертикальной интеграции бизнеса, который объединит добычу, переработку, трейдинг и маркетинг. Но практически сразу после начала подготовки завода к работе ряд украинских СМИ подверг сомнению цели приобретения, о которых сообщал ВЕТЭК. В частности, сделку называли попыткой Курченко легализовать доходы, полученные преступным путем при продаже нерастаможенной нефти.

После смены власти в конце зимы 2014 года деятельность ВЕТЭК начала расследоваться правоохранителями, которые предъявили подозрение Курченко в незаконном ввозе и реализации нефтепродуктов на территории государства.

«С использованием ряда субъектов предпринимательской деятельности в течение двух последних лет на территорию Украины ввозились нефтепродукты, которые согласно фиктивным документам, якобы экспортировались. На самом же деле, ввозимые нефтепродукты хранились на нефтебазах в Кировоградской, Ровенской, Черкасской, Одесской, Киевской, Харьковской и Хмельницкой областях, из которых в дальнейшем реализовывались отечественным потребителям на общую сумму около 36 млрд грн. Для возмещения нанесенного государству ущерба уже изъято и арестовано более 75 тыс. тонн нефтепродуктов», — сообщила 22 апреля 2014 года пресс-служба МВД Украины.

Приватизационные движения вокруг НПЗ

18 ноября Приморский суд Одессы разрешил ГП «Укртранснафтапродукт» изъять нефтепродукты у НПЗ для дальнейшей реализации без проведения аукциона или продажи через биржу. Не подлежащее обжалованию решение мотивировано тем, что длительное хранение нефтепродуктов может привести к понижению их качества и количества. Адвакат Сергея Курченко Андрей Федур объяснил принятое постановление желанием создать условия для хищения продуктов на десятки миллионов гривен.

Через четыре дня группа вооруженных автоматами людей в масках осуществила захват предприятия. Неизвестные лица проникли на объект в сопровождении правоохранителей. Позже под контролем прибывших на завод лиц началась перекачка нефти в резервуары «Укртранснафтапродукта».

По словам губернатора Днепропетровской области Игоря Коломойского, блокирование НПЗ состоялось по решению суда представителями прокуратуры для предотвращения тайного вывоза нефтепродуктов, находящихся под арестом.

Впрочем, представители завода считают, что в созданной ситуации заинтересована как раз группа «Приват». По словам адвоката Дениса Серебренникова, интерес группы связан с желанием стать монополистом на рынке. «15 декабря 10 тыс. тонн дизеля было слито в контейнеры „Одессанефтепродукт“ — компании, которая принадлежит группе „Приват“. 22 декабря 10 тыс. тонн нефтепродуктов увезли непонятно куда», — заявил адвокат.

По информации облпрокуратуры, «Укртранснефтепродукт» арендовал для хранения перекачанной нефти резервуары как раз у «Одессанафтапродукта».

В начале января 2015 года глава МВД Арсен Аваков сообщил, что на заводе изъято нефти в пользу государства на сумму более 80 млн долл.

Впоследствии о ходе реализации конфискованного бензина отчиталось и госпредприятие «Укртранснафтапродукт». Так, с октября 2014 года по 1 марта 2015 продано около 30% от переданных по решению суда нефтепродуктов. Налогов всех видов было уплачено на сумму около 120 млн грн.

Завод на грани

Но сам Одесский НПЗ остался без каких-либо финансовых средств, необходимых для поддержания его жизнедеятельности. Так, долги за пользование водой, электроэнергией и другими услугами уже превысили 200 млн грн.

Кроме того, 17 марта 2015 года работники предприятия вышли на митинг к зданию ОГА с требованием к губернатору повлиять на ситуацию с выплатой им зарплаты, которую они не получают восьмой месяц и сумма долга уже превышает 23 млн грн.

«Все пущено на самотек: руководства нет, директора уволили, собственник прячется. Это вопиющий факт, который существует. За переработанный нефтепродукт и за его хранение с заводом не произвели расчетов. Эти деньги могли бы покрыть долги, которые есть у предприятия. К сожалению, собственник в этом не заинтересован и если он прячется от предприятия, то, наверное, должны быть у органов власти какие-то механизмы влияния на ситуацию», — заявил глава профсоюза Александр Чеганенко.

Он также подчеркнул, что острой проблемой является несоблюдение техники безопасности, в т. ч., из-за дефицита средств, что может привести к возникновению техногенной экологической катастрофы.

«На заводе остается огромное количество нефтепродуктов. При этом средства пожаротушения просрочены, пожарная и спасательная службы также отсутствуют, а на объекте находятся люди с огнестрельным оружием, что является немаловажным фактором. Вопиющим является и то, что производится открытая отгрузка нефтепродуктов. Это все может привести к последствиям, которые будут катастрофическими не только для завода, но и для всего региона», — сказал Чеганенко.

Отметим, во время перекачки нефти в резервуары «Укртранснафтапродукта» возникли несколько происшествий: возгорание серы и подтекание топлива в подземной части трубопровода.

Ректор Одесского государственного экологического университета Сергей Степаненко солидарен с главой профсоюза и убежден, что на подобных предприятиях меры по соблюдению техники безопасности должны быть соблюдены в первую очередь. «Данный завод является источником большой опасности не только для города, но и региона. Если, не дай бог, произойдет утечка в одесский залив, то курортный сезон в Одессе будет сорван. Попадание нефти в море может произойти через сети катакомб», — считает Степаненко.

Ректор также отметил, что если собственник не обеспечивает проведение мероприятий по соблюдению техники безопасности на предприятии, то подобные вопросы должны быть рассмотрены на заседании специальной комиссии при губернаторе Игоре Палице, решения которой носят характер предписаний.

Сам же Палица, которого называют человеком Коломойского, заявил, что как раз отсутствие возможности безопасно хранить большие объемы нефти повлияло на решение суда перекачать продукты с завода. Сами же работники НПЗ, по его словам, пришли с просьбой осуществления скорейшей национализации объекта, чтобы можно было решать вопросы нормальной работы завода.

«Сегодня я не имею возможности завести туда людей и поставить пожарную часть, так как пока это частная территория. Две недели назад я обратился к МВД и прокуратуре, которые расследуют данное дело, чтобы как-то быстрее это закончить в рамках закона и начать влиять на ситуацию», — заявил Палица.

Председатель местной региональной организации «Фронта змин» Андрей Юсов считает, что наиболее подходящим вариантом для выхода из сложившейся ситуации является не национализация, а реприватизация предприятия. «То есть, не национализацию того, что было создано в период независимости Украины, а реприватизацию того, что государство потеряло в результате непрозрачной приватизации», — пояснил Юсов.

А, если инвестор не будет найден, государство сможет продать земли и имущество завода. «Есть много вещей, за которые другие производства будут бороться, чтобы на данной территории что-то разместить. Это готовая инфраструктура и железнодорожная колея», — уточнил Юсов.

Исходя из развития ситуации, можно предположить, что ее обострение произошло из-за конфликта интересов трех сторон: государства, Курченко и Коломойского. И если сегодня от этого страдает местный бюджет и около 300 работников НПЗ, которые 8 месяцев не получают зарплату, то в дальнейшем это может привести к непредсказуемым последствиям для региона, в том числе — техногенного характера.

Количество просмотров: 13 090



b4a8f662eb47b5d8