«Москва может внести весомый вклад в разрешение международных кризисов», — глава МИД Италии

«Москва может внести весомый вклад в разрешение международных кризисов», — глава МИД Италии | Русская весна

Министр иностранных дел Италии Паоло Джентилони прибывает в Москву. Глава итальянской дипломатии недавно был в российской столице на торжествах по случаю 70-летия Великой Победы, но нынешний визит — первый официальный с конкретным наполнением, в ходе которого состоятся встречи с представителями российского руководства.

Чего ждут в Риме от этой встречи, какова позиция Италии в отношении будущего санкционной политики и перспектив развития сотрудничества?

— Господин министр, Вы впервые едете в Москву с официальным визитом, в ходе которого предусмотрены встречи с представителями российского руководства. Чего Вы ожидаете от этих переговоров?

— В Москве планируются углубленные обсуждения с министром Сергеем Лавровым и вице-премьером Аркадием Дворковичем основных тем международной повестки дня, а также перспектив двусторонних отношений между нашими странами

Я знаю, что мои собеседники в первую очередь друзья Италии и готовы на открытый и спокойный диалог не только на темы, нас объединяющие, но и по более деликатным вопросам, по которым наши позиции не всегда совпадают. Я надеюсь обсудить украинский кризис, ситуацию в Ливии и Сирии, переговорный процесс с Ираном, все те вопросы, в решении которых Россия остается важнейшим участником, с которым просто необходимо взаимодействовать.

В то же время уверен, что с российской стороны встречу готовность к укреплению нашего двустороннего партнерства, несмотря на все нынешние ограничения.

— Международная ситуация сейчас особенно непростая — активизация исламистов усложняет положение в Сирии, Ливии, стране, оказавшейся в полном хаосе, не будем забывать о парижских терактах, потрясших весь мир. Какой конкретный вклад могла бы сделать Россия для противостояния этим тревожным феноменам?

— Мы убеждены, что Москва может внести весомый вклад в разрешение международных кризисов. Мы считаем, что условия для диалога, появившиеся в связи с украинскими событиями, не должны негативным образом отражаться на конструктивном сотрудничестве, которое было выстроено по ряду ключевых тем. Мы по успешному опыту знаем, и не только в Италии, что взаимодействие с Россией помогает облегчить, ускорить и сделать более действенными усилия международного сообщества в поиске решений общих задач.

— Вы недавно побывали в Москве в качестве гостя на празднованиях 70-летия Великой Победы, а еще раньше в марте российскую столицу посетил председатель Совмина Маттео Ренци, сейчас планируется поездка в Италию президента РФ Владимира Путина. Можно ли говорить о размораживании отношений после напряженности, вызванной санкционной политикой?

— Мы не говорим о размораживании, потому что наши отношения никогда не замораживались. Несмотря на санкции, каналы диалога и сотрудничества с Россией никогда не перекрывались и контакты не прерывались. И я говорю не только о контактах на политическом уровне, но и о сотрудничестве между гражданскими обществами и экономическом партнерстве. Разумеется, нельзя не учитывать режим санкционных мер, введенный в отношении России. Это накладывает определенные условия, ограничивающие некоторые инициативы и проекты.

Но от этих обстоятельств есть и определенный положительный эффект, поскольку это подталкивает нас к поиску новых направлений и путей укрепления партнерства в сферах, которые не подпадают под санкции. Конечно, сейчас мы не можем говорить о всеобъемлющем «business as usual», но было бы ошибкой и говорить о «замороженном» или «парализованном» диалоге.

— Какое будущее у санкций? После состоявшейся недавно в Риме вашей встречи с главой украинского МИД Павлом Климкиным Киев выступил с заявлением, что Италия разделяет санкционную политику. Но какой ущерб от них несет Италия и совместные проекты? Например, насколько болезненно для вашей страны стало прекращение проекта газопровода «Южный поток»?

— С Климкиным мы говорили о необходимости выполнения минских соглашений, а не о санкциях. Италия придерживается общеевропейской линии в отношении применения санкций, которая очень четкая, ясная и получила подтверждение на мартовском Совете Европы. Ограничительные меры привязаны к процессу реализации программы минских договоренностей, которая должна быть завершена к концу года.

Напомню, что в основе санкционных решений, помимо прочего, заложен принцип их обратимости в случае наглядных свидетельств прогресса с российской стороны. Санкции одинаково вредят и тем, кто их вводит, и тем, против кого они вводятся. Но они имеют своей целью подтолкнуть Россию к более открытому подходу к переговорам по урегулированию украинского кризиса.

Что касается «Южного потока», то отказ от его реализации не является следствием санкций. Со своей стороны мы всегда разделяли позицию, что диверсификация источников поставок энергоносителей и маршрутов газо- и нефтепроводов является лучшей гарантией энергетической безопасности.

— Экономические санкции не были расширены, но сколько, по вашему мнению, еще понадобится их сохранять? И как ваше правительство намерено реагировать на протесты итальянских предпринимателей, которые в результате политической напряженности и санкций боятся потерять привилегированные позиции, занятые в последние годы на российском рынке?

— Мотивация санкций крайне ясная и может быть резюмирована в протесте против аннексии Крыма и дестабилизации на востоке Украины. Как я уже говорил, в их основе полная обратимость. Когда минские соглашения будут выполнены в полной мере, ЕС будет готов пересмотреть ограничительный режим.

Разумеется, от него пострадала и итальянская экономика, но, как уже говорилось, нужно учитывать политическое значение санкций, а не только их экономические последствия.

— Год назад под Славянском был убит итальянский фотограф Энди Роккелли. Тогда итальянское правительство потребовало разъяснений от Киева, они были получены?

— Итальянское правительство следит за делом Андреа Роккелли с того трагического дня — 24 мая, когда молодой репортер был убит вместе с российским коллегой Андреем Мироновым.

Мы не пропускаем случая, чтобы вернуться к этому вопросу при любой возможности контактов с украинскими властями. Я лично говорил об этом 6 мая в ходе моей поездки в Киев, и мои собеседники проинформировали меня о развитии идущего расследования.

— Почему украинское правительство никогда не подвергалось публичной критике со стороны западных официальных лиц за чудовищные события, от которых страдает мирное население Донбасса? Почему в Европе упорно не замечают жестокую гражданскую войну, которая давно уже вышла из-под контроля?

— С самого начала конфликта мы всегда призывали власти Киева делать все возможное, чтобы обеспечить соблюдение прав населения Донбасса, особенно русскоговорящего меньшинства. Именно поэтому крайне важно выполнение минских соглашений, в которых говорится о форме административной децентрализации для этого региона как одной из важнейших составляющих общего урегулирования кризиса на Украине.

И именно по этой причине мы поддерживаем все переговоры, ведущиеся в «нормандском формате», а также деятельность ОБСЕ и ее участие в трехсторонних переговорах сторон и рабочих группах. Только положив конец военному противостоянию и обеспечив установление мира на долгосрочную перспективу, можно прекратить страдания украинцев Донбасса. И мы, весь ЕС работаем на достижение этой цели. Затянувшаяся война в сердце Европы никому не нужна — ни ЕС, ни Украине, ни России.

— Украинский кризис спровоцировал возникновение серьезных трений между Россией и ЕС. Италия, хоть и придерживалась «жесткой линии» поведения, но всегда подчеркивала необходимость сохранения диалога. Каковы, на ваш взгляд, дальнейшие перспективы развития отношений между Россией и ЕС? Возможно ли в обозримом будущем возобновление такой площадки, как Совет Россия-НАТО, который родился некогда не без сильной политической воли Италии?

— Россия и Европа, несмотря ни на что, остаются накрепко связаны глубокими историческими, культурными корнями и экономическими отношениями.

Я уверен, что на фоне конструктивного сотрудничества с российской стороны по украинскому досье и, как следствие, желаемого пересмотра санкционного режима, когда к этому будут необходимые предпосылки, Брюссель и Москва сумеют восстановить атмосферу взаимного доверия и вернуться к уровню отношений, утраченных за последние полтора года.

Даже в отношениях с НАТО при сохранении всех ограничений, наложенных альянсом, я вижу определенные обнадеживающие сигналы в сохраняющихся контактах на военном уровне. Остается надеяться, что эти каналы смогут послужить восстановлению, хотя бы частичному, того сотрудничества, которое не без усилий, в том числе с итальянской стороны, было выстроено за последние 20 лет.

Вера Щербакова

Присоединяйтесь к «Русской Весне» в Одноклассниках, Telegram, Facebook, ВКонтакте, Twitter, чтобы быть в курсе последних новостей.
Читайте также
Количество просмотров: 2 272



b4a8f662eb47b5d8