Минск-2 мертв, вопрос в том, когда это будет озвучено официально

Минск-2 мертв, вопрос в том, когда это будет озвучено официально | Русская весна

Результаты переговоров в нормандском формате нулевые. Все изменения, которые произошли с сентября прошлого года, были столь незначительными, что если на карте провести линию разграничения сторон — будет проведена почти такая же линия, как и раньше.

Логика минского мирного договора, если ее рассматривать с точки зрения позитивных моментов для Российской Федерации, это только выигрыш времени, который позволяет создавать государственные и военные структуры Луганской и Донецкой народных республик. Хотя сама по себе программа минских соглашений в случае ее реализации подразумевает уничтожение этих республик.

Со стороны Киева не существует сейчас какого-то разумного пути решения, которое бы полностью имплементировало минские соглашения. Поскольку там есть ряд несовместных пунктов, которые вряд ли смогут быть реализованы даже в случае, если республики согласятся на все условия Киева.

По факту минские соглашения уже превратились в фикцию, поскольку на Украине идет уже так называемая шестая волна мобилизации, которая неизбежно приведет к тому, что по истечении 40–50 дней эти дополнительные человеческие ресурсы поступят уже из военкоматов, учебных частей на передовую, и после этого встанет простой вопрос: что все эти люди делают в зоне так называемой «антитеррористической операции»? Если они следят за соблюдением минских соглашений, то тогда нужны не военнослужащие, а допустим, члены участковых избирательных комиссий для проведения местных выборов. Если же это солдаты и офицеры ВСУ, то понятно, что вооруженные силы в рамках любого государства решают сугубо специфические и четко определенные задачи. Любая армия — она воюет.

Исходя из этого, минский процесс, даже если абстрагироваться от постоянных артобстрелов Горловки, Донецка и других донецких и луганских городов, уже мертв. Он мертв на основании тех действий, которые предпринимает украинская сторона. Вопрос — когда это будет озвучено официально лицами, которые имеют право и должны делать официальные заявления? Это вопрос исключительно политический. Фактически встречи в нормандском, а точнее в минском формате, уже давно не продуцируют каких-то новых шагов как со стороны республик, так и со стороны Киева. Это похоже на ситуацию в семье, которая находится на стадии развода. Супруги живут в разных комнатах, но при этом еще на публике изображают какие-то теплые взаимоотношения. Вот приблизительно на такой же стадии сейчас находится минский процесс.

Все договоренности идут невнятно, поскольку они озвучиваются в общих словах, и многие документы мы видим уже постфактум. При этом они вызывают большее количество вопросов, нежели ответов. Вот так, например, было с документом, который был направлен со стороны ДНР и признавал включение Крыма в состав Украины. Этот пункт потом пришлось очень много раз разбирать и со стороны России, и со стороны республик, делать соответствующие заявления. Реальные документы, к сожалению, в рабочих группах в рамках минского процесса не принимаются. Это не более, чем формальные бумаги, принятие документов не приводит к ограничению или прекращению артобстрелов.

В рамках Минска-2 Луганская и Донецкая народные республики совершенно по-разному оцениваются сторонами конфликта и заинтересованными сторонами. В лице первых я здесь имею в виду республики и Украину, в лице вторых — гарантов «нормандского процесса», то есть европейские страны и Россию. Официальная позиция Украины — там террористы, сепаратисты и уголовники.

Как следствие, вывести представителей ЛНР и ДНР на уровень «нормандской группы», которая в себя включает в частности президента Франции, канцлера Германии, фактически невозможно. Поэтому был придуман такой двойственный формат контактной группы, в которой присутствуют максимум отставники-пенсионеры со стороны Украины и представители ОБСЕ, и формат «нормандской группы», которая, по сути, обеспечивает внешнюю рамку легитимности как для Украины, так и для донбасских республик.

Здесь мы опять-таки можем привести параллель, когда подрались между собой дети, а взрослые — они не дерутся между собой. Они просят рассказать своих детей, что произошло, а потом оставляют их, чтобы те помирились. Считается, что есть «детская группа» и «взрослая». Взрослая группа напрямую не участвует в конфликтах, которые сейчас происходят на территории Украины, как в военных, так и в политических, поскольку и Европа и Россия выступают исключительно гарантами процесса, предлагая какие-то пути решения. Но выработать решение сейчас очень сложно в силу этого формата, который был предложен. Формат возвращения ЛНР и ДНР в состав Украины — он, по сути дела, похож на некое самоубийство республик. Поскольку он даже не предусматривает так называемый дейтонский формат, который был использован в момент урегулирования кризиса в Боснии и Герцеговине. У республик не остается даже той независимости, которая осталась у Сербской Краины в рамках Боснии и Герцеговины. Это и есть проблема.

Аналогичные призывы демилитаризации существуют, начиная с сентября прошлого года, когда было остановлено наступление армии Новороссии на Мариуполь. Отвод войск, отвод тяжелых вооружений на указанное расстояние, прекращение боевых действий — все эти пункты перекочевывают из соглашения в соглашение, из протокола в протокол практически в неизменном виде. А в чем сущность сейчас украинского конфликта на Донбассе? Обе стороны уже достаточно вооружены — и силы Новороссии, и силы Украины.

Количество просмотров: 19 678



b4a8f662eb47b5d8