Грани политического шторма

Грани политического шторма | Русская весна

В понедельник, 28 сентября, президенты двух великих держав, занявших противоположные политические баррикады, должны выступить на заседании 70-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН в Нью-Йорке.

Юбилейная сессия организации совпала с юбилейным годом события, ставшего катализатором ее создания, — Великой победы над фашизмом, но это едва ли станет сдерживающим фактором для процессов, которые развернутся в стенах ООН: градус международной напряженности слишком велик, поэтому выступления большей части делегатов заочно называют знаковыми.

Аналитики и наблюдатели задаются многочисленными вопросами. Возможна ли ситуация, при которой США расширят черные антироссийские санкционные списки, чтобы включить в них имя президента России для того, чтобы предотвратить его приезд? О чем Владимир Путин будет говорить с трибуны Генассамблеи? Состоится ли встреча российского лидера со своим американским визави и по чьей инициативе?

Прежде всего, предлагаю разобраться с матчастью: выступление президента России на полях Генассамблеи и «визит Путина к Обаме» — это не одно и тоже. Речь идет о событии из разряда всемирной дипломатии, а не двусторонней встрече лидеров государств, пусть и самых влиятельных.

При этом географический фактор размещения штаб-квартиры ООН отнюдь не делает Обаму хозяином положения, ведь еще 70 лет назад США дали гарантию, что не будут препятствовать визитам глав государств — членов организации для участия в работе этого высокого международного форума.

Какими бы ни были отношения между американской верхушкой и теми, кого в Вашингтоне принято называть «странами-изгоями», с трибуны Генассамблеи ООН выступали и Ахмадинежад, обвинивший в своей речи в 2010 году США и Израиль в организации терактов 9/11, и Муаммар Каддафи, поздравивший в своей знаменитой 90-минутной речи 2009 года «нашего сына Обаму» и разорвавший Устав ООН, и Уго Чавес, назвавший в 2006 году президента США Буша «дьяволом».

Можно ожидать, что первое после 2005 года выступление Владимира Путина на заседании Генассамблеи ООН будет носить программный характер, однако не думаю, что это будет новая редакция его знаменитой мюнхенской речи. 70-летие ООН само по себе является достаточным основанием для визита главы страны-основательницы. И пусть былые союзники по антигитлеровской коалиции отказались приехать в Москву на юбилей Великой Победы, лидер России отказывается быть «Иваном, не помнящим родства».

И на этом фоне встреча лидеров России и США на полях Генассамблеи представляется все более логичной. Прагматизм и последовательность внешнеполитической позиции России застали руководство США врасплох, особенно на фоне провальной политики Запада на Ближнем Востоке.

Политика Москвы при президенте Путине демонстрирует, что Россия — это страна, с которой западный мир должен считаться, которую невозможно подвергнуть изоляции и с которой надо уметь договариваться.

Не исключено, что на фоне масштабной президентской кампании в США и предчувствуя скорый политический закат, Обама решит поставить во взаимоотношениях с Россией многоточие, которое позволит с высоты истории не судить о его деятельности так однозначно. Однако времени для маневра на смягчение своего милитаристского курса у американского президента почти не осталось, а искусственное ускорение этого процесса на выходе даст Обаме скомканный результат.

Так или иначе, встреча двух президентов будет отвечать интересам народов России и США, пусть и по разным причинам. Но если для России это возобновление полномасштабного внешнеполитического диалога с США, и, соответственно, с Западом в целом, то для Америки это фактическое признание того, что разговор с Москвой с позиции силы не имеет перспективы.

Количество просмотров: 5 933



b4a8f662eb47b5d8