Позитивные перемены в военно-политической ситуации в Сирии

Позитивные перемены в военно-политической ситуации в Сирии | Русская весна

Как и следовало ожидать, вслед за новостями о готовности части сирийской оппозиции и полевых командиров пойти на диалог с правительством и участвовать в борьбе с ИГИЛ*, последовала попытка оказать противодействие данным тенденциям.

Некоторые враждебные Дамаску СМИ поторопились сообщить о новом наступлении боевиков под Хамой, о переброске отрядов «Джебхат ан-Нусры»* на север Латакии, в район города Хомс, под Дамаск и на юг Сирии, в регион Хауран (провинции Кунейтра, Дераа и Сувейда).

Однако в этих новостях кое-что переставлено с ног на голову.

Действительно, бывший командир моджахедов «Исламского движения освободителей Леванта» («Харакят Ахрар аш-Шам аль-Исламия») Абу Салих ат-Тухан отказался признавать свое отстранение с поста, принятое ранее советом руководства группировки.

Понятно, что объявить о том, что совет командиров «Ахрар аш-Шам» изменяет «делу джихада» и собирается превращаться в политическую партию, чтобы пойти на сделку с турками, Москвой и Асадом, Абу Салих ат-Тухан решил только после того, как убедился, что значительная часть боевиков его поддержит. Многие в группировках, действующих под Хамой, Идлибом, Алеппо, Дамаском — вполне разделяют воззрения «Аль-Каиды»*.

Также очевидно, что та часть полевых командиров и лидеров боевиков, которая проявила признаки готовности сотрудничать против ИГИЛ, пошла на это благодаря воздействию российской авиации. И мира они с сирийской армией пока не заключили. Война продолжается, и стороны стремятся закрепить за собой те или иные территории.

К тому же, противоречивы и интересы зарубежных спонсоров сирийских боевиков. Например, и Турция, и Катар стараются усилить политическое крыло сирийской оппозиции в противовес связанным с террористами боевикам и перекупают полевых командиров, сидевших последние полтора года на весьма скудном финансировании и на рэкете разоренных войной территорий. Но при этом между собой турецкие и катарские «кураторы» в сложных отношениях.

Катар поддерживает салафитов: Абу Садыка из «Ахрар аш-Шам» в Алеппо, Абдаллаха Мухайсини из «Джейш уль-Фатх» в Идлибе и Хаме, Захрана Аллуша в Восточной Гуте под Дамаском («Джейш уль-Ислам»). Турки же «работают» с гораздо более широким спектром: от вооруженных формирований исламистов до светских оппозиционеров, отказавшихся от насилия. Отличие катарских подопечных от турецких в том, что группы, поддерживаемые Стамбулом, декларируют сирийский патриотизм и национальную целостность страны. В то время как подпитываемые Катаром салафиты больше говорят о халифате и не прочь «зачистить» этнорелигиозные меньшинства.

Однако Катар может влиять на боевиков лишь финансированием и посулами вооружений. А вот турецкая сторона обладает гораздо более серьезными инструментами воздействия на процессы в среде антиправительственных формирований. С турецкой территории осуществляется логистическая поддержка боевиков в Северной Сирии. Здесь они переформировываются, тренируются, проходят лечение. Сторонники ИГИЛ и «Аль-Каиды» здесь поддержки больше не получают, так как после прихода России в Сирию с террористами можно не церемониться.

Но боевикам Турция помощь не прекращает, так как считает, что на территории Сирии есть и ее интересы, соблюдение которых сирийское правительство ей пока не гарантирует. При этом можно задуматься, только ли пушечным мясом являются, скажем, среднеазиатские и кавказские отряды «моджахедов», прибывающие в Сирию из-за турецкой границы. Не стоят ли перед ними и другие задачи? Нейтрализовывать влияние «Джебхат ан-Нусры», к примеру.

Впрочем, «Аль-Каида» через «Джебхат ан-Нусру» сама сейчас пускает свои «сирийские кадры» в расход.

Глава «Аль-Каиды» Айман аз-Завахири, как известно, недавно призвал своих последователей сражаться за ИГИЛ. Отряды «Джебхат ан-Нусры» не только взаимодействовали с игиловцами при попытке блокировать трассу Алеппо-Хама на участке Ханассир-Итрия, но и атаковали боевиков «Джебхат Шамия», «Бригаду Султана Мурада» и других формирований, наступавших на отряды ИГИЛ севернее Алеппо.

Дальше больше.

Начало российской воздушной операции совпало с активной фазой наступления на позиции ИГИЛ в Ираке. В результате игиловцы не смогли развернуть масштабное наступление на Алеппо и Хомс и стали отправлять насильно мобилизованных на захваченных территориях сирийцев воевать в иракских пределах. Затем началось наступление сирийских войск под Алеппо и Квайрисом, курдо-арабо-ассирийские отряды стали теснить ИГИЛ в Хасаке. Группировка Сирийской арабской армии сковывает значительные силы ИГИЛ в Пальмире. На днях ликвидирован прорыв боевиков «Исламского государства» на трассе Хама-Алеппо. От Умм-Карьятейн террористам удалось было продвинуться к трассе на Хомс, но затем их наступление было остановлено. Большие потери несут игиловцы и под Дейр эз-Зором.

Возможно, что сил у ИГИЛ на сирийском фронте уже не хватает.

Зато есть «Джебхат ан-Нусра», ресурсы которой значительно усилились после демарша Абу Салиха ат-Тухана. Его отряды вместе с террористами из «Аджнад аш-Шам», «Джейш уль-Фатх» и коалицией местных группировок «Джейш ун-Наср» пытаются атаковать позиции правительственных войск севернее Хамы. В полукотле у Хомса они пытаются усилить оборону, попутно подавляя недовольство местных боевиков. Под Дамаском ими предпринимаются попытки перерезать трассу на север. Эмиссары «Джебхат ан-Нусры» на юге пытаются поднять упавший дух местных исламистов.

Всё это — направления, интересующие ИГИЛ, поэтому союз двух террористических коалиций очевиден.

Но предел этим «совместным усилиям» террористов может быть положен достаточно скоро.

Заявление российского Генштаба о сотрудничестве с патриотами из числа сирийской оппозиции и полевых командиров уже пролило свет на феномен массовой гибели одиозных главарей экстремистских группировок под Алеппо и Хамой в последние дни.

В Восточной Гуте командование местной коалиции «Джейш уль-Ислам» ради катарско-турецких гарантий и поддержки пошло на чистку сторонников «Аль-Каиды» в своих наиболее боеспособных формированиях.

По ту сторону ливанской границы сразу несколько салафитских «шейхов» из «Совета улемов Каламуна» были взорваны 5 ноября в автомобиле рядом с лагерем беженцев, где они формировали отряды для провалившейся ранее атаки на дорогу Дамаск-Хомс.

Стоит ли уточнять, что погибшие «шейхи» были близки «Джебхат ан-Нусре»?

Ибрагим Абу, сирийский военно-политический эксперт, специально для «Русской Весны»

перевод с арабского


* Запрещенные в РФ террористические группировки

Количество просмотров: 22 928



b4a8f662eb47b5d8