«Русский Царь должен объединить всех!» — Всеволод Чаплин (ВИДЕО)

«Русский Царь должен объединить всех!» — Всеволод Чаплин (ВИДЕО) | Русская весна

Об устройстве государства Российского, возможности прихода Русского царя и какой должна быть монархия будущей России — интервью с одной из самых известных публичных фигур Православной Церкви, протоиереем Всеволодом Чаплиным.

— Здравствуйте, батюшка!

— Сердечно вас приветствую. Уж не знаю, какой я острый ум, но уже тому как 35 лет пытаюсь что-то делать в церковно-общественной области, начинал с юных около-диссидентских кругов, которые в начале 80-ых годов мечтали о возрождении церковной жизни, о возрождении святой Руси. Что-то получилось, что-то нет, что получится дальше, Господь и история будут судить. Но пока Господь даёт, что-то говорю, что-то делаю.

— Отец Всеволод, Православие не может врать, Православие — это истина, несмотря на то, что человек — ложь, Православие старается вывести человека из этого состояния. Да, в этом смысле ваша деятельность последняя, она, по крайней мере, у нас вызвала ощущение того, что вы стремились максимально говорить правду. К сожалению, не все это оценили, взять последнее ангажированное заявление христианского правозащитного фонда о том, чтобы извергнуть вас из сана (простите, мы сегодня это прочитали), вызвало у нас абсолютное недопонимание.

Потому что, в конце концов, у нас хватает прецедентов в обществе, в церкви, но они выступили почему-то именно сейчас, до этого где-то молчали. То, что сейчас присутствуют какие-то такие силы, которые пытаются разъединить русскую церковь внутренне, разложить ее. Это влияние чисто западных сил или это остатки советского пережитка, то, что мы ещё не сумели в себе переварить.

— Бог судья этим людям, опубликовавшим некий текст, который следует традициям и советской травли определенных людей и желтой прессы. В нем объединилась практика передергивания желтой прессы в стиле 90-ых годов и худшая практика советского периода. Но вы правильно сказали о главном, правда сегодня очень нужна в жизни церкви, государства и общества — слишком много у нас запретных тем сегодня в СМИ, особенно в церковных СМИ и в государственных. В тоже время, у нас много людей, которых нельзя упоминать, особенно критически. Слишком много у нас тем, которые мы слишком дипломатично обсуждаем. Евангелие и сам Христос говорили иначе: «Да будет слово ваше да-да, нет-нет, а что сверх этого, то от лукавого».

Когда церковные деятели, духовенство или миряне, от них же первых есть массы, начинают слишком путано и сложно объяснять, пытаются донести до людей, за этим очень часто стоит неправда.

Прямую, правдивую, словесную вещь всегда можно выразить очень просто, мы говорим, что путь к Богу только один — и это путь христианский, который даёт истинная церковь. Множества путей к истинному Богу нет, пути, которые не соответствуют истинному христианскому пути, к Богу не ведут. Они ведут к кому-то, кого нет, или к злой силе, или к человекопоклонничеству, или к поклонению твари, мы слишком боимся часто об этом говорить, опасаясь отрицательной реакции кабинетных или в блогосфере, социальных сетях.

Ну как же — скажут некоторые, — я вот атеист, но я тоже хочу, чтоб меня в царство Божие приняли. Некоторые ведь так и рассуждают, да я не верующий, я даже богомолец, но почему церковь утверждает моё право попадать в Божье царство? Смешная постановка вопроса, нелогичная и абсурдная. И чтобы не обидеть людей, мы начинаем, как бы соглашаться с ощущением, что много путей к Богу, они разные, но к Нему ведут.

Другие говорят, мы не знаем, кто спасается, а кто нет. Об этом в Евангелии Христом сказано: «Верующие в Него не судятся, а не верующие уже осуждены». И много таких мест в Евангелие, много таких слов самого Господа. Вот мы забываем эти слова, боимся их и этих людей лишаем возможности услышать истину. Человек, услышав, что только Христос есть путь к истинной жизни, может воспротивиться сначала, сказать: «уйдите все от меня», а потом вдруг вспомнит на смертном одре или в момент испытания, или просто будет идти по улице и скажет себе внутренне: «так мне же говорили, может правду говорили?» А мы, как всегда, прячемся за политкорректностью, стараемся не поссориться с кем-то здесь на земле, мы часто изменяем своей христианской миссии. Говорить прямо, правдиво — это то, что сейчас очень нужно нам, христианам, духовенству и мирянам, архиереям и монахам, и то, чего иногда очень не хватает.

К сожалению, всё-таки есть элемент, помните, как пел непопулярный ныне Макаревич, прогиба под изменчивый мир. Человекоугодничество, «что скажет княгиня Марья Алексевна?», или что скажет руководство.

— Начав с общего, рискну задать вам внутри и внешнеполитические вопросы. На ваш взгляд, ситуация, когда Россия стала как в Крымскую войну времен Николая I, — против всего мира и весь мир против России.

Может быть имеет смысл говорить, что России нужна монархия, необходима Православная государственность, при уважении к мусульманам, но всё-таки в основном православных большинство. России необходимо заканчивать с уродством, которое называется «постсоветской Украиной», со всеми бандеровскими играми прозападными. Ваше мнение по этому поводу?

— Серьезные вопросы, я их ставил, особенно вопросы об общественном устройстве, о государственном устройстве, мы подчиняемся действующим законам, мы не призываем к неповиновению действующей Конституции, мы не призываем силой, помимо воли людей, менять существующий строй, но обсуждать насущные проблемы мы имеем полное право.

И говорить о монархическом идеале также как об идеале социальной справедливости сегодня нужно, в том числе какие-то конституционные изменения.

Даст Господь России Православное царство или не даст — мы не знаем, были пророчества о том, что даст, в то же время мы видим, как многие недостойны в нашем православном народе царя, не исключаю того, что могут быть и манипуляции с идеей православной монархии. Подкинут какого-то деятеля, который объявит себя Православным царём, а потом будет «последняя лесть горше первой», как говорится в Священном Писании. Всякое может быть.

Поэтому в свое время очень мудро, после долгих споров, стала звучать формулировка основ концепции Русской Православной церкви о том, что восстановление более религиозно обоснованной формы государственного управления возможно, но этому должно предшествовать истинное религиозное возрождение народа. Иначе эта более религиозно обоснованная форма государственности может быть опорочена и может отвратить людей от такой государственности.

Тем не менее в нашем народе есть монархический идеал, идеал сильной центральной власти, персонифицированной власти, кстати, то, что у нас президент сегодня пользуется популярностью, даже не как личность, а как символ государственности, это ведь тоже говорит о нашей традиции, сознательном укладе.

В то же время у нас есть сильный идеал народности, социальной справедливости, этот идеал в советское время был в обществе, некоторым образом, раскрыт. И эти идеалы нужно сегодня возрождать, приведет ли это к полному восстановлению монархии, я не знаю, но может быть и приведет.

Может быть, Господь как-то чудом вдруг пошлёт России царя, но будет очень плохо, если после этого народ царя распнет. Поэтому готовность народа, конечно, должна быть к идее монархии, которая связана с христианской идеей, но вбирала бы в себя и мусульманский очень сильный элемент, и другие важные элементы, и неверующих людей, идеал такой монархии должен быть известен народу.

Сегодня тема монархии исключается практически из больших СМИ, это делается сознательно, я много говорил о том, что монархический идеал нужно обсуждать, какие-то эфиры предлагал сделать на эти темы на больших телеканалах, потом они отменялись, то есть боятся озвучить и обозначить эту идею.

Вопрос о монархическом идеале для нашего народа, вопрос о социальной справедливости, если хотите, о социалистическом идеале нашего народа, нужно стараться обсуждать и, я уверен, обсуждение получится, как бы ни шельмовали нас, ни пытались заткнуть нам рот…

Думаю, что любая идея сегодня может пробить свою дорогу к людям, к их умам, сердцам.

— Отец Всеволод, в одном из интервью вы сказали, что духовное состояние нашего народа нужно будет корректировать с помощью скорбей хотя там была несколько другая формулировка, но это прозвучало как, народ наш, к сожалению, ну и мы тоже достойны каких-то скорбей и может быть даже бедствий.

На ваш взгляд, как служащего священника, который соприкасается с душами на исповеди и в таинствах, тот экономический кризис, переживаемый нами, он носит очистительный характер?

— Он многих отрезвил и военные столкновения, военные слухи, которые есть в мировом обществе, многих отрезвили. Уже это подействовало на людей. Мы сегодняшние уже несравнимы с теми, кем мы были год, полтора — два года назад, сытое самодовольство с нас уже слетело — и это от Бога.

Я помню, когда стал говорить об очистительности, о полезности скорбей на «Эхо Москвы», сколько получил плевков в свой адрес, этого ожидал, конечно, людям очень не хочется расставаться с иллюзией, с безумием спокойной и сытой, самодовольной, самовлюбленной жизнью. А Господь же называет безумцем того, кто внутри себя говорит: все хорошо, ешь, пей, веселись.

Это безумие, и Господь нам показывает, что это безумие, через всякие своего рода скорби. Сегодня некоторые либералы от христианства, в частности, от православия, говорят: «Не может Бог посылать испытания, не может Бог наказывать. Потому что любая скорбь, тем более скорбь, связанная с потерей жизни или здоровья — это есть зло». Не всегда это зло, человек в результате понимает, что смысл жизни — это не житейская самоуспокоенность, а достижения Божьего Царства. Это благо. Даже если человек прошел через страдания, многим людям это трудно объяснить.

Человек болеет или у него какие-то страхования или нереальные опасности, иногда, конечно, этому человеку нужно оказать пасторскую поддержку, обнять и поплакать вместе с ним, потом ему обязательно надо пояснить, что это было не за что-то, а за чем-то. С нами сейчас происходит что-то хорошее, слава Богу, без больших пока скорбей. Но мы стали трезвее духовно. Что будет дальше, Бог весть. Но неслучайно всё Евангелие проникнуто мыслью о том, что самоуспокоенный, самодовольный, самоземной человек далек от Царствия Небесного, он дальше от Царствия Божьего, чем тот, кто посещен Богом через скорби, через испытания и ниспадение с глаз пелены, которая закрывает небо, через житейскую суету.

— Очень глубоко открыли этот вопрос, отец Всеволод. У нас есть такая рубрика «Что вы посоветуете нашему правительству?», как будто вы сидите напротив руководителя нашего государства. Три-четыре меры, которые надо как можно быстрее предпринять для того, чтобы, с одной стороны, очищение продолжалось, а с другой стороны, чтобы не было социального взрыва?

— Быть самостоятельными, меньше слушать западных советчиков, которые предлагают нам правила, по которым мы всегда проиграем. Когда нам говорится о рекомендациях МВФ и Всемирного банка, как об истине в последней инстанции, это очень плохо для будущего России. Эти рекомендации, может быть, стоит выслушать, но нужно оставлять себе право действовать по-своему, и нужно иногда просто поступать ровно наоборот, учитывая, что эти институции сделали в случае со многими сильными и богатыми странами, которые и свою экономику разрушили, и самостоятельность свою полностью утратили как раз из-за рекомендаций этих организаций. Больше прислушиваться сильно к народу, самостоятельности нужно дать на местах.

С одной стороны, я сторонник монархии, а с другой — сторонник широкого местного самоуправления и выбора губернаторов, решения экономических вопросов не на уровне международный или общенациональных решений, а на уровне региона. Люди, как правило, знают, как поступать в том или ином случае и как эффективно пользоваться плодами своего труда.

И вот ты приезжаешь в отдаленные места и там тебе говорят: что ж вы, там в Москве делаете? Все помнят известный фильм «Левиафан», я был с группой соработников форума по Всемирному Русскому Народному Собору в том месте, где все это снималось, так вот там посреди прекрасной природы живут в нищете, в тупике экономическом и жизненном.

Построен прекрасный рыбзавод, он стоит, потому что у него нет сырья, нет рыбы, а рыбу нельзя вылавливать из-за соглашения с норвежцами. Так вот, люди спрашивают: что же вы делаете в Москве. Почему вы наши интересы продаете в угоду этих отношениям. Вот такого у нас быть не должно, решения такого рода должны приниматься с учетом мнения простых людей, а лучше всего с самими этими людьми, без того, чтобы московский центр или международные центры регламентировали экономику каждого города, региона и посёлка.

Самостоятельность и собственная воля, умение спорить с сильными мира сего — это то немногое, что нужно сегодня нашему государству. Чего, может быть, не хватает.

— Отец Всеволод, таким образом, вопрос, связанный с некоей социалистической монархией, как идеальной формой правления для России, то есть мы хлебнули, были свидетелями и имели опыт социализма, в том числе социализма с человеческим лицом, поздний социализм времен Брежнева отчасти. Да мы люди искони привыкшие, имеющие генетическую память монархизма, можем уверенно сказать, что для России социалистическая монархия, социальная справедливость во главе с сильным лидером — идеальная форма правления?

— Можно сказать, что будет. Будет ли это называться монархией или социализмом, но я убежден, что без реализованного монархического идеала, в той или иной форме, и без идеала социальной справедливости, будущего у России нет. Нужно услышать эти идеалы, понять интуиции, связанные с ними в народной душе, и выстроить исходя из этого, политику государства и общественные процессы.

Редакция ИА «Новороссия»

Количество просмотров: 10 515

Аналитика/Мнения
23.09.2019 - 4:02   ЩЕМЕЛИНИН Константин


b4a8f662eb47b5d8