Грозит ли Минску майдан?

Грозит ли Минску майдан? | Русская весна

Итак, кажется, свершилось: Беларусь все-таки получит в этом году кредит в размере 1,1 миллиарда долларов из Евразийского фонда стабилизации и развития (ЕФСР). В будущем году также намечается продолжение процесса — республика должна будет получить еще три транша размерами в 500, 300 и 200 миллионов.

Получение денег обуславливается сокращением субсидирования белорусских государственных предприятий. Кроме того, сумма первого транша евразийского кредита почти равна размеру белорусских обязательств перед РФ и ЕФСР на текущий год (1,115 миллиарда).

Эдуард Биров совершенно прав, когда пишет о том, что нынешняя белорусская ситуация сильно напоминает украинские события трехлетней давности, в итоге приведшие ко второму Майдану. Тогда Россия тоже поучаствовала в кредитовании жизненно нуждающейся в средствах страны-соседки.

Можно согласиться и с тем, что Лукашенко — это не Янукович, а «настоящий лидер, жестокий и хитрый». Правда, почти полным аналогом белорусского президента все-таки является другой украинский бывший глава украинского государcтва — Леонид Кучма.

Вначале об этом «почти»: в отличие от Беларуси, управляемой одной командой, клан Кучмы полной монополией на власть не обладал, из-за чего ему приходилось постоянно лавировать между различными олигархическими группами.

Свой родной город — Днепропетровск, и свой «родной» завод — «Южмаш», Кучма в обиду не давал, зато на остальной территории Украины, за исключением Киева, в 90-е годы произошла деиндустриализация, развал сельского хозяйства и прочие «прелести» переходного периода. Впрочем, постоянно воюя с Верховной радой, он в той ситуации мало что мог сделать.

Теперь об аналогиях, которых куда больше: как и в Беларуси, тогда на Украине оппозиционно настроенные граждане часто то пропадали, то попадали в странные автомобильные аварии, а известному журналисту Георгию Гонгадзе даже отрезали голову.

Второе — при Кучме произошел закат украинской культуры: книгоиздание было задавлено высокими налогами в 1995 году, тогда же была прекращена государственная поддержка кинематографа. Поэтому украинские авторы стали издаваться в других странах, а многие актеры, журналисты и продюсеры — вообще сменили прописку на российскую.

Александр же Лукашенко «добрался» до белорусской культуры только в 2008 году: «Если бы крестьяне так работали, как вы, так все бы с голоду поумирали», — заявил он местным кинематографистам и перевел отрасль на самофинансирование.

Отчасти белорусского лидера понять можно — белорусская интеллигенция оказалась не способна ни четко и ясно сформулировать национальную идею, ни предложить обществу нового героя.

А действительно — кто герой современной Беларуси? Молодой хулиган, выходящий на несанкционированный митинг с флагом «Погоня»? Омоновец, лупцующий его резиновой дубинкой? Судья, выписывающий штраф на нарушение общественного порядка или назначающий тюремный срок? Или крупный оппозиционер, живущий на западные гранты в Варшаве или Вильнюсе и провоцирующий недовольную молодежь на беспорядки?

Тем не менее, именно в 2007–2009 годах на «Беларусьфильме» наметился подъем, студия даже вышла в прибыль, но смена культурной политики нивелировала эти достижения. В 2011 году белорусские власти «одумались» и вернули ряд налоговых льгот — но кардинальных изменений к лучшему не получилось.

Момент три — почему-то считается, что белорусская правоохранительная система крепка и эффективна и никакие Майданы Минску не грозят. Но посмотрим на белорусское ноу-хау — там часто сильно проворовавшиеся граждане, так и не досидев до конца положенного срока, выпускаются на свободу, дабы снова занять свои старые должности. Как говорится, с тюремных нар — опять в кабинет директора.

И довод консультанта юридического управления Министерства экономики, Сергея Гуляева, что так, мол, более эффективно происходит возмещение причиненного вреда — не выдерживает критики. Уж очень это похоже на приключение одной разбойницы — лисы из сказки, которую в качестве наказания сослали… в курятник.

Очевидно, что подобное «крышевание» на пустом месте возникнуть не могло — коррупция поразила и белорусскую правоохранительную систему. И в случае появления в республике большего количества зарубежных гастролеров с набитыми деньгами кейсами дестабилизация ситуации вполне может и произойти.

Четвертое — последнее, и самое важное. Кучма ради сохранения своей власти «передавил» собственный народ: его, в своем большинстве, не любили ни журналисты, ни деятели культуры, ни студенты, кои из-за разваливающейся экономики не имели перспектив работать по специальности, ни рабочие, ибо в те годы задержка по зарплатам достигали нескольких месяцев.

И появление преемника с судимостями, хоть и погашенными, для многих оказалось неприемлемым. Так первый Майдан получил многочисленную и бесплатную массовку.

А посему вопрос: а насколько «передавлен» народ белорусский? Вот некоторые вехи: 2011 год, во время кризиса местные власти создавали проволочки для выезда белорусов за границу; в 2014 году была попытка ввести некий аналог крепостного права для жителей сельской местности.

Или еще белорусское ноу-хау — закон о тунеядцах. Во всех остальных странах мира безработные граждане получают пособие. Или не получают. Но только в Беларуси безработные платят государству. Видимо, там считаются потенциальными преступниками, уклоняющимися от налогов. Трудно сказать, в какие рамки и в какие ворота все это лезет.

Общий вывод: все условия для «цветной революции» в Белоруссии уже созрели. В той или иной степени. Также не стоит переоценивать бесконечное терпение белорусов. То, что только 6,6% процентов населения сейчас готовы к активным протестам, уже ничего не значит. Социальный взрыв может произойти мгновенно, потому что как ни сдавливай пружину — она все равно должна разжаться. И тогда — мало не покажется. Причем всем.

Немецко-фашистские захватчики испытали это на своей шкуре в годы Великой Отечественной.

Владимир Воронов

Присоединяйтесь к «Русской Весне» в Одноклассниках, Telegram, Facebook, ВКонтакте, Twitter, чтобы быть в курсе последних новостей.
Читайте также
Количество просмотров: 21 367


b4a8f662eb47b5d8