«Их обменяют, и они поедут домой», — что ждет осужденных на Украине россиян

«Их обменяют, и они поедут домой», — что ждет осужденных на Украине россиян | Русская весна

Суд над Александром Александровым и Евгением Ерофеевым, которых украинские СМИ называли «бойцами ГРУ», закончился.

Их приговорили к 14 годам лишения свободы. Теперь открыт путь к быстрому обмену «грушников» на Надежду Савченко, о чем не раз говорилось, или к еще месячной отсрочке на апелляцию. Это зависит от тактики, которую изберут политики в ближайшие дни.

Адвокаты подсудимых до приговора утверждали, что вполне возможна апелляция, а значит, и отсрочка вступления приговора в силу еще минимум на месяц. Но при этом Надежда Савченко своим адвокатам подавать апелляцию запретила, а еще она согласилась получать капельницы до 20 апреля, чтобы продержаться несколько дней «до того момента, когда появится более четкое понимание перспектив ее обмена». Судя по тому, что адвокат Савченко Илья Новиков 18 апреля прилетел в Киев на оглашение приговора Александрову и Ерофееву, «ключевой момент» должен случиться именно на Украине.

В последние десять дней процесс над россиянами, которые называют себя теперь «милиционерами ЛНР», заметно ускорился.

Так, один из собеседников «Газеты. Ru» в украинских юридических кругах рассказал, что прения сторон по такому тяжелому делу, где обвиняются два человека по шести тяжким статьям, от объявления приговора обычно отделяет неделя как минимум, а как норма 10 рабочих дней.

В случае Александрова и Ерофеева рабочих дней между дебатами сторон и приговором просто нет. Судебное заседание закончилось в пятницу, 15 апреля, приговор — в понедельник, 18-го.

Впрочем, еще на прошлой неделе стало понятно, что по поводу тяжести приговора никто сильно не волнуется. Подсудимые сидели спокойно и расслаблено, а Ерофеев, наверное, как старший по званию даже позволил себе реплику на запрашиваемые военным прокурором 15 лет строгого режима: «А почему не пожизненное?!». На требуемые вместе со сроком конфискацию имущества и «лишение права занимать должности в правоохранительных органах и воинских формированиях, где предполагается прохождение воинской службы, сроком на три года» они даже внимание не обратили.

«Грушникам» суд вменял шесть статей. Ведение агрессивной войны ст. 437 УК Украины, совершение террористического акта ст. 258, соучастие в террористической организации ст. 258.3, контрабанда оружия ст. 201, незаконное ношение оружия ст. 263 и нарушение правил въезда на оккупированную территорию Украины ст. 232.1. Последняя статья была принята в конце 2014 года, и по ней можно судить, например, большинство российских журналистов, попадающих в ДНР и ЛНР через Ростов-на-Дону. Предполагает она до 5 лет лишения свободы.

Накануне оглашения приговора «Газета. Ru» пообщалась с адвокатом Валентином Рыбиным, который сменил убитого Юрия Грабовского в качестве адвоката сержанта Александра Александрова. С условием, что публикация появится не раньше 18 апреля, чтобы текст интервью не был расценен как давление на суд.

— Договор со мной был подписан 18 марта, и с заседания 21 марта я уже был в деле, — рассказывает Рыбин. — Мы на самом деле не были заинтересованы в затягивании процесса, как писали многие. 5 апреля у меня была возможность начать процесс сначала! У нас поменялся защитник, а в деле поменялся судья, поскольку у одного из членов коллегии закончились полномочия. В этих условиях защитник имеет все возможности потребовать начать процесс снова. Но мы, наоборот, резко ускорились. В период с 5 по 15 апреля, за каких-то десять дней, мы предоставили все доказательства и отработали все аргументы защиты.

— Как вы думаете, к чему была такая скорость рассмотрения?

— Мы предполагаем, что после приговора Александров и Ерофеев станут участниками политической игры. До приговора их обмен был болезненной политической проблемой для Украины. Их можно было отдать до приговора, но для этого нужно было отказаться от обвинения. На это украинская сторона пойти не могла.

— И что теперь?

— Их обменяют, и они поедут домой. А оттуда поедет Надя (осужденная Надежда Савченко.) домой, да и все!

Главной интригой процесса было, какие из шести статей обвинения «устоят». Самой легкой статьей там идет нарушение порядка въезда на оккупированную территорию, там до 5 лет лишения свободы. Самая серьезная 258-я — совершение террористического акта — там от 10 лет до 15 и далее пожизненное. Прокурор запросил максимальные сроки по всем статьям. Причем по 15 лет по двум статьям — по террористическому акту и по созданию или участию в террористическом образовании.

В итоге суд признал Александрова и Ерофеева виновными по трем «тяжким» статьям и оправдал по трем относительно легким — контрабанде оружия, незаконном ношении оружия и «незаконном пересечении границ временно оккупированных территорий». «Ведение агрессивной войны» и «участие в террористической организации и участие в террористическом акте, приведшем к гибели человека», остались.

— В идеальном процессе эти люди были бы оправданы. У обвинения доказательств серьезных нет, — считает адвокат Рыбин.

— Но они были захвачены в реальном бою с оружием в руках. Разве не так?

— В этом-то вся и штука! Уголовный процесс предполагает очень четкую процедуру, которая в случае ее несоблюдения влечет однозначное оправдание человека. Ну просто так должно быть!

Вот вы говорите, что они были захвачены с оружием в руках? А я вам рассказываю, что их двое, а по делу проходит одна единица оружия. Совершенно чистый винторез (бесшумная снайперская винтовка калибра 9 мм, стоящая на вооружении частей спецназа России), на котором нет отпечатков пальцев и следов использования в бою.

Потому что оперативный сотрудник СБУ, который эту винтовку забрал с поля боя, ее почистил! Зачем? Теперь он говорит, что у него была информация, что это оружие повезут показывать верховному главнокомандующему Петру Порошенко и он взял и эту винтовку начистил. Ну хорошо. Но мы теперь говорим: «Ребята, теперь эту винтовку нам не предъявляйте, равно как участие в бою с оружием в руках!» Вот и все.

Какие настроения у подзащитных? Хорошие! Они уверены, что их поменяют очень быстро, и хотят домой. Более того, скажу, что определенные люди работают над тем, чтобы они вернулись домой. Как быстро это будет получаться, это уже другой вопрос.

— А то, что Савченко разрешила ставить себе капельницы до 20-го апреля, о чем-то говорит?

— Если обмен будет, то пройдет он достаточно быстро. Возможно, речь идет о неделях. Но голодовка Савченко никоим образом не относится к нашему делу. Хотя Надежде Савченко тоже не все статьи, что вменяли, закрепили в приговоре. И вот тут есть существенный нюанс. Если украинский суд признает, что Александров и Ерофеев вели агрессивную войну против Украины, то я как адвокат могу спрогнозировать с большой долей вероятности, что мы будем подавать апелляцию.

Потому что зачем нам факт войны Украины и России в этом деле? Он абсолютно политический и недоказанный.

Если будет команда, мы подадим на апелляцию, а апелляция — это месяц до вступления приговора, и мы его используем как положено. Это мое личное мнение, но я могу спрогнозировать, что оно будет услышано.

Источники «Газеты. Ru», близкие к украинской власти, утверждают, что вопросы о затягивании процесса Александрова и Ерофеева будут решаться не на уровне адвокатов. «Очень много людей, которые пытаются поучаствовать в этом обмене, — говорит информированный источник в СБУ. — И если решение на высшем уровне есть, то на уровне среднего звена исполнителей нет даже нормальной коммуникации. Поэтому обмен может пойти по разным сценариям и срокам».

Что касается статьи 437 УК Украины о ведении агрессивной войны, то она уже применялась как минимум к двум россиянам. И никак не помешала последовавшему потом обмену. Именно по ней был осужден тот самый майор Старков, который так неудачно с «КамАЗом», груженным боеприпасами, заехал по ошибке на украинский блокпост. И 437 статья в приговоре снайпера 1-й «Славянской бригады» Ивана Горбунова тоже не помешала его освобождению.

Солдат признал свою вину и был освобожден по Указу о помиловании президента Украины Петра Порошенко. Иван Горбунов, по его словам, в 2013–2014 годах проходил в Абхазии срочную службу разведчиком-снайпером 7-й военной базы миротворческих сил, завербовался воевать в ДНР и попал в плен примерно там же где и Старков — под селом Березово.

Количество просмотров: 18 164

«Русская весна» – Экономика


b4a8f662eb47b5d8