Выбор народа. ДНР и ЛНР — год независимости с оружием в руках

Выбор народа. ДНР и ЛНР — год независимости с оружием в руках | Русская весна

11 мая 2014 г., год назад в Донецкой и Луганской областях Украины состоялись референдумы о самоопределения Донецкой и Луганской Народных Республик. В референдуме приняли участие 75% жителей областей. Результаты оказались весьма предсказуемы — 89.7% за в ДНР и 96.2% за в ЛНР. Международное сообщество во главе с США привычно объявило референдумы «незаконными и фальшивыми», а также шагом к «расколу и беспорядкам». Не поддержал проведение референдумов и надеявшийся на мирное разрешение конфликта российский лидер. Таким образом, руководство Донбасса и его жители делали выбор в пользу независимости, осознавая все последствия, к которым это может привести.

Почему жители Донбасса пошли на референдум?

Основных поводов было два. Первый — это «Одесская Хатынь», сожжение майдановцами своих политических противников в «Доме Профсоюзов». Это событие еще войдет в историю как акт, формирующий новую украинскую нацию наследников Бандеры. Традиционно не разделяющие идеологию западенства жители Донбасса вдруг отчетливо осознали, что если их земли окажутся в составе Украинского государства, то их ожидает точно такая же судьба.

Второй повод, безусловно, дала Россия, присоединив Крым. Как и крымчане, большинство дончан и луганчан чувствуют себя частью большой «Русской цивилизации». Приход к власти майдана, присоединение Крыма дало им знак — можно сделать также. С энтузиазмом жители Восточной Украины пошли на избирательные участки, ожидая, что уже завтра к ним придут широко распиаренные «вежливые люди» и защитят их от агрессивных укронацистов.
Основной же, базовой причиной такого массового отклика стало сформировавшееся за 23 года независимости Украины неприятие на Донбассе сформированной во Львове новой националистической идеологии, которую в той или иной степени постулировал Киев. Его символом стало высказывание и одноименная книга президента Кравчука «Украина — не Россия». «Если не Россия, то кто мы?» — задавались вопросом собственной идентичности жители Юго-Востока. В ответ им предлагались образы героев УПА и дивизии «Галичина», порченое проказой лицо Ющенко, украинизация делопроизводства и образования, униатская агрессия и поддакивающий «дядя Сэм».

Это культурно-идеологическое наступление Киева-Львова сформировало особый вид Донецкой идентичности, схожей с протестным самосознанием галицких русинов в эпоху господства Польши и Австрии. Они интуитивно сохраняли русский язык, память героев гражданской и Отечественной войн, ходили в православные храмы. Оставаясь «индустриальным осколком СССР» на Украине, они метали о возвращении уважения к «человеку труда» и кляли политических проходимцев с Запада. Когда вопрос встал ребром — они вышли и проголосовали так, словно готовились к этому выбору на протяжении последних лет. Да так оно, на самом деле, и было.

Плата за свободу называться русским

Миролюбивое российское руководство не ожидало от украинских властей начала настоящих боевых действий и предполагало, что статус Крыма, Донбасса и всей Украины можно будет полюбовно разрешить с «западными партнерами» в ходе равноправных переговоров. Тем более, что ничего экстраординарного Москва для Украины не предлагала — всего лишь федерализацию страны, то есть, ее организацию по типу таких государств, как Австрия, Германия, Швейцария, Бельгия, Канада или США. Однако, в Вашингтоне и Брюсселе на майдан была сделана слишком большая ставка: полностью оторвать от Москвы самый крупный, этнически и культурно близкий к России кусок постсоветского пространства, да так, чтобы Кремлю Молдавия, Грузия и Чечня показались лишь репетицией к настоящему делу по уничтожению геополитического конкурента.

Украина решила воевать уже в апреле 2014 г., понимая, что захваты административных зданий на Востоке и провозглашение независимых республик приведет к распаду страны и потере контроля Киевом за окраинами. Поэтому, явно не без согласования с «западными партнерами» 14 апреля 2014 г. начинается всем известное АТО. Отметим, что с Запада никогда не звучало никакой критики в отношении киевских властей. Пытки и незаконные задержания, сожжение заживо людей в Одессе, обстрелы жилых кварталов и использование запрещенных боеприпасов — все это находило оправдание или замалчивалось в мировых СМИ.

В ходе жесточайшего давления со стороны Киева, отсутствия помощи от официальной Москвы ополчение своей прямой и самоотверженной позицией смогло завоевать сердца русских людей по всему миру. Тогда, в июне—августе 2014 г. тысячи добровольцев из России и других стран отправились воевать с киевским фашизмом, сотни тысяч отправляли в помощь ополчению миллионы рублей, миллионы собирали для Донбасса гуманитарную помощь и снаряжение. Новороссия стала символом сражающегося русского мира, примером работы российского общества, сплотившегося перед общей угрозой.

Год в блокаде

В сентябре 2014 г. обстановка изменилась. В результате увеличения помощи из России ситуация на границах выправилась и в дальнейшем сохранялась стабильно тяжелой. Жители Донбасса стали привыкать к новым реалиям жизни с перебоями воды и электричества, с постоянной угрозой жизни в результате обстрелов, с недостатком продуктов первой необходимости, работы, с комендантским часом.

Украинские СМИ радуются: они сами выбрали себе такую жизнь. Могли бы принять новую власть, сохранили бы и жилье, и пенсии и работу. Эта логика очень напоминает тексты листовок, которые гитлеровцы сбрасывали над блокадным Ленинграда или знаменитые заявления либеральных журналистов про «пили бы баварское». Воюют не за пиво и социальные гарантии, а за свободу, заключающуюся в сохранении своей идентичности. В ходе войны проигравшие всегда ее теряют, а выигравшие — укрепляют. Именно поэтому украинская хунта никак не смирится с потерей Донбасса и Крыма. Для националистов это отторгнутые законно принадлежащие украинской нации территории, оккупированные вековым врагом — Русской Империей, как бы она не называлась.

Для дончан идея единого цивилизационно-культурного пространства с Москвой, проведение парада 9 мая и сохранение памятников героям стоит того, чтобы проливать кровь и терпеть лишения. Каким же будет ответ Москвы?

Экзамен для Кремля

Сражающийся Донбасс стал настоящим экзаменом для российской власти. Стабильность Кремля сейчас в наибольшей степени зависит от ситуации на Востоке Украины — если Киев подчинит себе Донбасс, то русские своей власти этого не простят. К нам приедут миллионы злых беженцев, сопровождаемых тысячами ополченцев, привыкших держать в руках оружие и добиваться с его помощью своих целей. Если Донбасс будет захвачен — следующей целью украинских властей станет Крым. Давление на Россию не только прекратится, но и возрастет, поскольку сдача ДЛНР будет воспринята исключительно как слабость страны и результативность санкций и войны.

Мирным путем ситуацию разрешить вряд ли удастся. Лозунг федерализации Украины, выдвигаемый Кремлем в начале конфликта сейчас уже не так актуален, как прежде. Киевские власти после очередного поражения еще могут пойти на ту или иную автономию Донбасса, что предусматривается Минскими соглашениями 2015 г. (надеясь, восстановив контроль за границей, расправиться с оппозицией при информационной поддержке Запада). А власти ДНР и ЛНР, уже отстоявшие свою независимость с оружием в руках, отдавать ее своим заклятым врагам ни за что не согласятся.

Количество просмотров: 945


b4a8f662eb47b5d8