Однако это не помешало Сноудену получить должность в ЦРУ, в отделе коммуникаций и компьютерных технологий в Лэнгли, штат Вирджиния. Там он узнал один из главных секретов ЦРУ: вопреки блестящему имиджу, его технологии в значительной степени устарели.

После, в Женеве, Сноуден не раз встречал шпионов, которые высказывались против политики США на Ближнем Востоке. Получая все больше информации о методах ведения войны, Сноуден все сильнее разочаровывался и сам. Особенно это проявилось при президенте Буше. «Мы пытали людей; мы несанкционированно перехватывали телефонные разговоры», - сказал Сноуден.

К весне 2013 года, когда Эдвард Сноуден начал работать в фирме Booz Allen, он был весьма разочарован и потерял всякую способность удивляться. Однажды офицер разведки рассказал ему, что ТАО – подразделение хакеров – предприняло в 2012 году попытку установить жучок на главный роутер крупного интернет-провайдера Сирии, которая уже тогда была охвачена гражданской войной. Таким образом, АНБ получило бы доступ к электронным почтовым ящикам и трафику из большей части страны. Но что-то пошло не так. В результате роутер был заблокирован и пришёл в негодность. Интернет пропал по всей Сирии, но жители страны даже не догадывались, что в этом виновата спецслужба США.

По словам Сноудена, правительственные хакеры были в панике. Они отчаянно пытались удалённо наладить работу роутера, из всех сил пытались замести следы, чтобы сирийцы не смогли обнаружить работу шпионских программ, позволивших американцам проникнуть в сеть. Но у них ничего не получилось сделать.

К большой удаче для АНБ, сирийцы были больше озабочены восстановлением интернета, чем отслеживанием взломщиков. В ТАО тогда пошутили: «Если нас поймают, всегда можно перевести стрелки на Израиль».

Сведения о массовой слежке АНБ были шокирующими сами по себе, но ещё больше Сноудена поразила воистину антиутопическая программа с названием Monstermind. Эта программа позволяет обнаруживать источник кибератаки из-за рубежа. Программа отслеживает изменения в трафике, указывающие на возможное начало кибератаки и «убивает» вредоносную программу при попытке внедриться в сеть страны. Более того, Monstermind может наносить ответные атаки безо всякого внешнего управления.

Проблема, по словам Сноудена, состоит в том, что кибератаки часто совершаются с компьютеров, расположенных в третьих странах, которые и страдают от ответных ударов. «Что, если ему подвергнется больница в России?», - отмечает Сноуден.

Помимо того, что программа Monstermind способна разжечь войну, она является прямым нарушением Четвёртой поправки к американской Конституции. Ведь она отслеживает весь трафик, который поступает к американским гражданам из-за рубежа. 

Говоря о своей работе по анализированию китайских виртуальных атак, Эдвард упоминает о том, что США «переходили черту»: «Мы взламывали сети университетов и госпиталей, гражданских инфраструктур, а не реальные правительственные или военные цели. И это настоящая проблема».Разумеется, у Сноудена не могла не вызывать беспокойство и разоблаченная им программа Monstermind, которая способна отвечать на начинающиеся виртуальные атаки без участия человека и, как следствие, может привести к тому, что пострадают невинные страны.
 
Принимая судьбоносное решение, он осознавал, какими тяжелыми будут последствия для него лично. «Было действительно сложно сделать этот шаг, но я не просто верю во что-то. Я верю в это настолько, что решился поставить собственную жизнь под удар и сжечь ее дотла». При этом Сноуден чувствовал, что у него нет выбора, пишет автор статьи Джеймс Бэмфорд.
 
Сегодня Эдвард опасается не российских спецслужб, а своих бывших работодателей, ЦРУ и АНБ: «Я не думаю, что они установили мое местонахождение, но они наверняка следят, с кем я разговариваю в сети. Даже если они не знают, что именно ты говоришь, потому что это зашифровано, они всё равно могут получить много информации на основании того, с кем ты говоришь и когда ты говоришь с ними».