«Если бы Янукович сейчас был на Украине, его бы на руках внесли в администрацию президента», — бывшая пресс-секретарь президента

«Если бы Янукович сейчас был на Украине, его бы на руках внесли в администрацию президента», — бывшая пресс-секретарь президента | Русская весна

Бывшая пресс-секретарь президента «незалежной», бывшая депутат Верховной рады в беседе с корреспондентом КП.ру Александром Гамовым прокомментировала отставку Яценюка.

— По поводу отставки Арсения Яценюка… Самое главное — каких изменений теперь стоит ждать?

— Вы знаете, это абсолютно ничего не меняет сейчас в Украине. Если бы это произошло несколько месяцев назад — может, могло еще как-то повлиять на ситуацию, может быть, — что-то улучшить. Это время уже ушло. Момент упущен.

И сейчас от того, что они сменят в колоде одну карту на другую из той же колоды, ничего не изменится. Это даже не даст какого-то, знаете, морального толчка обществу, потому что люди уже во все это не верят. Особенно после последнего скандала финансового. Люди не верят вообще власти.

— Какой финансовый скандал вы имеете в виду?

— Панамский вот этот.

— Понял.

— Люди настолько не верят власти, что всякие перестановки в одной и той же команде уже ничего не дадут. Я думаю, что все-таки стоит думать о следующих парламентских и президентских выборах. Я думаю, что сегодня уже многие думают об этом. И если менять что-то во власти, надо менять всю власть. Без каких-то громоотводов, момент этот уже упущен.

Если бы несколько месяцев назад это случилось, оно бы как-то дало какой-то кредит доверия на два-три месяца. На четыре месяца, может быть. Но сегодня это уже не подействует. Поэтому это цветы запоздалые.

— А вы как-то контактируете — хотя бы по телефону, по электронной почте — с господином Януковичем? Как его соратник — или у вас с ним никакой связи сейчас нет?

— Ну, я думаю, Виктор Федорович ни с кем не контактирует. Наверное, он понимает, что каждый контакт с нами может натолкнуть его на какие-то преследования, знаете, — на контакты с правоохранительными органами.

Он всегда думал больше о нас, чем о себе. И я думаю, из этих соображений он просто не хочет нас втянуть в какие-то неприятные вещи.

— Я просто к тому, Анна, что он же собирался возвращаться в политику. Или пока рано еще ему?

— Ну, знаете, это может решить только народ. Я много раз говорила, что если бы он каким-то образом остался в Украине, его бы сейчас на руках внесли в администрацию президента. Но то решение (с отъездом из Украины — прим. ред.), очевидно, — оно было вынужденное. Я понимаю, что была угроза жизни и так далее. Даже не только ему, а миллионам людей, его соратникам, которые верили в него. Особенно на Донбассе. Многие люди погибли…

А сейчас это не его время.

— Я вот шесть раз был в Донбассе с Иосифом Давыдовичем Кобзоном. Естественно, там Януковича никак не воспринимают сегодня.

— Ну, да. Потому что они остались одни. Знаете, когда идет война, когда такое случилось, все-таки, они хотели видеть Альенде. Образ Альенде. А не образ того, кто думает — как бы сохранить свою жизнь и своей семье.

Я понимаю по-человечески это все, но президент — это очень высоко. И на этой вершине надо уметь держаться.

— Сейчас что, — следует ожидать какой-то активизации политической жизни на Украине?

— Я не думаю. Я не имела бы тут каких-то иллюзий. Сейчас люди присматриваются, ищут лидера. Ищут честного, сильного, грамотного человека, который мог бы Украину вытянуть из этого ужаса, в котором она пребывает уже несколько лет, больше двух лет.

И я говорю, она пребывает в такой тьме ночной страшной, что светом горящих шин эту тьму невозможно преодолеть. Тут нужен свет ума, порядочности, какой-то силы доброй и человеческой. Веры. Такого человека ищут. И если такой человек появится где-то на горизонте, то люди пойдут за ним. И еще раз поверят в то, что лидер может вывести страну из тупика.

Но пока те люди, которые могли бы как-то претендовать, они не яркие. Они не вызывают доверия. Они скомпрометированы. И пока такого человека в Украине нет. Если бы он был, то люди бы смели нынешнюю власть очень быстро.

— И вы тоже такого лидера сейчас не видите?

— К сожалению, нет. Есть много хороших людей, но нет сильного человека. Нет сильного и порядочного человека, которому можно было бы доверять. То, что было у Януковича в 2009 году, 2008-м. Он сильный человек. И ему верили. Донбасс, восток ему верил. Ему больше половины страны верило.

К сожалению, есть вещи, которые не выдерживают даже сильные люди. Упрекать, конечно, нельзя, потому что человек имеет право быть слабым. Простой человек. Президент должен быть сильным.

— Завершающий вопрос. Вы не думаете как-то в большую политику возвращаться?

— Знаете, сегодня, когда смотришь на то, что там творится, — становится стыдно. Я прожила тяжелую жизнь. И обливать себя этим позором не хочется. Если была бы команда таких людей, которые, действительно, делали бы что-то для народа, для страны, а не только для себя, может быть, и подумала бы. Но то, что сегодня я вижу, — покрывать себя таким позором в мои годы, с моими пережитыми трагедиями…

Количество просмотров: 24 029


b4a8f662eb47b5d8