Франция: Легитимизация насилия

Франция: Легитимизация насилия | Русская весна

Журналист Игорь Мальцев в материале Life — о решении Макрона ввести чрезвычайное экономическое положение.

Не прошло и четырёх недель гражданских беспорядков во Франции, как Эммануэль Макрон решил наконец-то появиться перед публикой с телеобращением. Само по себе это, конечно, скандал — настолько инфантильного, несолидного поведения от главы страны, который поставил на карту всё ради того, чтобы стать вместо Меркель королём Евросоюза, никто не ожидал.

В то же время пластиковый любимец необразованных старушек и стильных геев давно уже себя ведёт довольно странно. Как говорится, «никогда такого не было, и вот опять». У тебя громят центральные улицы, начиная с площади де Голля, а ты прячешься во дворце, — это что, поведение лидера нации? К чёрту такого лидера.

Всё, что он сказал в телеобращении, — никак не может успокоить нацию. Ни одного конкретного предложения и нелепая улыбка. И если «жёлтые жилеты» снова решат выйти на улицы — их ничто не остановит. Даже войсковые соединения, которые этот же самый Макрон истерически выслал для подавления бунта, всё ещё называемого русской оппозицией «демократией в действии».

Его выступления ждали со смешанными чувствами.

«Сегодня вечером после выступления Эммануэля Макрона наступит мир или начнётся война», — писали французские СМИ.

Однако президент Франции пошёл на уступки значительно раньше своей широко разрекламированной речи, потому что отменил повышение тарифов на бензин и дизельное топливо, которые стали спусковым крючком протестов. С этим тарифом на самом деле всё не так просто. Российские журналисты довольно часто упускают важный момент — это был не просто новый тариф, а так называемый экологический тариф.

То есть результат давления на правительство экологического лобби, которое якобы действует в интересах народного здоровья. Ок, будем считать, что это на пользу народа. Но, когда оказалось, что за борьбу с каким-то грядущим неизвестно когда «глобальным потеплением» надо платить самим, из собственного кармана, народ счёл эти меры антинародными. В этом — квинтэссенция политики не только Макрона, но и всех топовых европейских правителей.

Чудовищная спесь и неумение слушать свой народ, ломка избирателя об колено во имя светлых идеалов с требованием тут же за них заплатить из собственного худого кармана. Мы же гуманисты? Давайте оплатим содержание миллионов мигрантов здесь и сейчас.

«Мы справимся!» — говорит Меркель. «А кто недоволен — тот нацист», — завершает она свою бесхитростную мысль громким шёпотом.

Со стороны Макрона объявление чрезвычайного экономического положения в стране — это легитимизация как протестов, так и насилия, которое было явлено миру и граду за последние недели. Как шутит «Шарли Эбдо»: «Уличные протесты — как лучший телесериал сезона — каждую субботу на ваших экранах».

Из странных уступок — 100 евро прибавки страждущим, повышение минимальной оплаты труда до 10,54 евро в час (повышение на 7%), освобождение от сборов с пенсионеров, чья пенсия ниже 2 тыс. евро. То есть только что Макрон рассказал миру, что Франция «влетает» ещё на несколько миллиардов евро по факту протестов. При этом оба года его правления отмечены небывалым с 2007 года дефицитом бюджета почти в 3% от производства и безработицей на уровне Италии. Значит, деньги надо будет откуда-то брать.

Первыми запах палёного почуяли немецкие налогоплательщики, так как знают, что обычно спасение евро и прочих страждущих в ЕС происходит за их счёт. При этом, например, минимальная ставка зарплаты у них вовсе не 10,54 евро в час, а 8 евро (обещают 9). А о таких пенсиях, как 2 тыс. евро, они услышали только из речи Макрона. Потому что в Германии доход 2 тыс. евро имеет представитель среднего класса.

«Да вы обалдели», — пишут в комментариях читатели газеты Welt. И их можно понять. При этом сами немецкие СМИ выражаются гораздо обиднее.

Это очень страшная ситуация. Всегда была надежда на то, что Макрон станет французским Герхардом Шрёдером: человеком, который в случае необходимости поставил бы свою должность под угрозу, только чтобы проводить правильную экономическую политику.

Вместо этого Макрон скорее превратился во французскую версию Маттео Ренци (итальянский премьер-министр с 2014 по 2016 год), итогом политики которого стало приближение банкротства Италии. Сейчас аналитики сходятся на мысли, что Франция с понедельника начинает выпадать из топа международной повестки, уходя в группу стран третьего дивизиона: типа Италии, Испании и даже Греции.

«Эммануэль Макрон не является более партнёром в спасении евро и Европы. Он теперь становится фактором риска», — пишут немецкие СМИ.

Я же говорю — иногда лучше жевать.

Читайте также: Знаки: на Украине лопнул нефтепровод «Дружба» (ВИДЕО)

Игорь Мальцев

Количество просмотров: 6 267


b4a8f662eb47b5d8