«Украины — нет!» — знаменитый европейский доброволец

«Украины — нет!» — знаменитый европейский доброволец | Русская весна

Легендарный европейский доброволец ополчения ЛДНР Бенес Айо, активный участник Русской весны в Крыму и на Донбассе, арестованный СБУ и депортированный в Великобританию, вновь в строю. Темнокожий борец за права русских в Прибалтике и на Украине выпустил новое обращение.

Уважаемые товарищи, в свете происходящих в последнее время событий на Юго-Востоке, формирования геополитической доктрины Русского мира, а также наших планов по восстановлению СССР, очень важно донести до широкой общественности известный научный этноисторический факт. Это полностью подрывает все искусственные теоретические разработки современных украинских буржуазных псевдоисториков и развенчивает ныне официально принятую на Украине реакционную бандеровскую идеологию, служащую основанием для преступной агрессии киевского режима против народа Донбасса.

Дело в том, что такого государства, как Украина, никогда не существовало и такой нации, как украинцы, нет! Украинцы — люди очень умные, духовно развитые и давшие, особенно в советский период, нашему миру огромное количество замечательных ученых, талантливых инженеров-изобретателей, мужественных полководцев, выдающихся революционеров и самоотверженных политических деятелей, являются не нацией, а особой, юго-западной, разновидностью русского народа.

Еще раз повторяю, не нацией, не народом, даже не ветвью русского народа, а — разновидностью единого русского народа! Кстати, я, как и многие думающие этнографы и политологи, русских также не считаю нацией.

Русские суть народ! Великий Народ!

Есть представление о нации как о некой базовой этнокультурной общности, учреждающей собственную государственность.

История же свидетельствует прямо об обратном: не нации учреждают государства, а государства создают нации.

Все без исключения европейские нации возникли как политические проекты.

Запутанная история взаимоотношений племенных сообществ, территориальные различия в языке, хозяйственном укладе, даже фенотипе людей — все это воспринималось системами власти исключительно как строительный материал для формирования коллективных идентичностей на подвластной территории.

Более того, мы знаем, что государства умеют создавать новые нации не только у себя, но и у соседа — в политических целях. История Европы в этом смысле есть история борьбы держав за право создать нацию — сначала в своей стране, а потом в чьей-нибудь еще.

Нация — население буржуазного (национального) государства, государства-нации, субъектом которой является атомарный торгующий индивид, буржуа, торговец (и ремесленник), то есть победившее третье сословие, освободившийся от своего господина денщик-оруженосец, вырвавшийся в горожане холоп, мещанин.

Российская же империя, или ее социалистический продолжатель — СССР, — это стратегическое единство многообразия народов и этносов: коллективных, органических общностей, являющихся субъектами традиционного государства-империи.

Субъектом империи является народ (лаос) — органическая общность с иерархией сословий (или без неё), с элитой идеалистов и массами, со сверхмиссией.

Имперская элита движима эсхатологической мотивацией, сверхидеей, сверхпроектом, сверхцелью.

Имперские массы включены в этот проект на своём месте, не всегда ясно осмысляя конечную цель, но всегда соучаствуя. При этом в Советском Союзе возникло такое понятие, как национальность.

Национальность — ключевое понятие советской политики — существенно отличается от европейского понятия нации.

У нас оно означает некое устойчивое культурно-детерминированное сообщество, которому государство предоставляет определенный сервис — поддерживает и развивает территориальную автономию, язык, литературу, предоставляет квоту для национальных кадров во власти и т. д. 

Но это сообщество является органической частью общего, единого государства, в котором существует и множество других сообществ (не только национально-территориальных).

Все это в совокупности и называется «многонациональный народ». Народ, в котором нет внутреннего разделения на «своих» и «чужих», а есть только пестрый набор разнообразных локальных отличий; народ, который объединяет огромное единое пространство без границ, виз и таможен. А также единая государственная власть, которая является «операционной системой» доступа к этому пространству и управлению им.

Так вот, литовцы, эстонцы, латыши, молдаване, казахи, киргизы и все прочие жители временно разрушенного СССР являются национальностями, но не нациями, а их территории в отдельных случаях де-факто оккупированы евро-американским империализмом.

И вновь получить политическую субъектность единого советского народа эти национальности могут, с моей точки зрения, лишь в восстановленном СССР!

РФ, с моей точки зрения, также может следовать своей естественной геополитической судьбе — только в формате СССР, то есть собрав воедино весь Русский мир (не зря же ведь в нашем гимне поется, что Союз Нерушимый Республик Свободных навеки сплотила Великая Русь).

Все постсоветское пространство — это Русский мир! Но теперь давайте вернемся к так называемому украинскому вопросу.

Вообще более-менее «удачная» попытка (в реальности обернувшаяся «майданутым» кошмаром!) создать некое псевдогосударство под названием Украина появилась лишь в 1991 году, а после распада Российской империи 20 ноября 1917 года кучкой никем не избранных представителей так называемой украинской интеллигенции, самоназвавшейся Радой, была провозглашена автономная Украинская Народная Республика, а в декабре 1917 года в Харькове рабоче-крестьянскими массами во главе с большевиками была создана Украинская Народная Республика Советов.

9 января 1918 года УНР провозгласила независимость, но гражданская война завершилась установлением советской власти и образованием Украинской ССР, занимавшей большую часть территории современной так называемой Украины (в 1922 году Украинская ССР стала одной из основательниц СССР).

При этом официальное наименование Украины в то время включало лишь прилагательное «украинская», начиная с первого подобного наименования — несостоявшейся и не существовавшей ни секунды (!) УНР и кончая Украинской Советской Социалистической Республикой (с 10 марта 1919 по 1991 год).

Таким образом, до 1991 года вообще никакой Украины никогда не было! И в помине!!!

Однако современные повернутые на зоологической русофобии украинские псевдоисторики, этнографы и околополитическая журналистская челядь, прислуживающие правящей постмайданной хунте, из кожи вон лезут, чтобы попытаться из пальца высосать какую-либо теорию, доказывающую, что, мол, украинцы и украинская государственность существовали в глубокой древности, и главное — они, мол, не имели совершенно никакого отношения к русским, которых обычно называют москалями.

Сейчас нет смысла перечислять все эти совершенно вздорные, антиисторические предания.

Но выделю главные из них.

Первая байка, в принципе идущая еще от Грушевского (первый председатель так называемой Рады, провозглашенной кучкой украинствующих интеллигентиков в 1917 году), утверждает, что, мол, Киевская Русь была колыбелью Украины и украинского народа, а русский народ сформировался намного позже — на основе Владимиро-Суздальской Руси.

Согласно этой концепции, русские и украинцы — разные народы. Причем на этногенез русских огромное влияние оказали финно-угры и тюрки (некоторые бандеровские эксперты утверждают, что современные россияне — это вообще не славяне и даже не русские, а москали, происходящие от угро-финнов, а настоящие русские — это украинцы).

Другая группа совсем повернутых мракобесов от истории настаивает на еще более древнем происхождением украинской нации (оной чуть ли не 150 000 лет!), которая якобы ведет свои корни от трипольской культуры, а согласно последней версии — и от шумерской цивилизации (при этом полностью отрицаются русские корни проживающего на этой территории населения).

По мнению ряда идиотов, украинцы произошли от некой то ли тюркской, то ли славянской, то ли сарматской орды древних укров, пришедших на место Украины из-за Волги в VII веке.

Еще имеется более мягкая версия, которая утверждает, что современные украинцы происходят от полянского союза племен, тогда как русские и белорусы — от кривичей.

И чтобы выявить причины и исторические предпосылки навязывания всему миру украинскими капиталистами и прислуживающей им бандой «гуманитариев» некоего феномена «древней Украины», вначале следует обратиться к так называемому домонгольскому периоду.

В домонгольскую пору никакого упоминания об украинцах не было. Это полностью доказано в ходе научных исследований, которые основываются на свидетельских показаниях современников: археологических, летописных и т. д. 

Так понимали смысл исторического исследования до наших дней.

Но появились так называемые украинские псевдоисторики и показали нам «новый исторический метод».

Этот метод ведет не от прошлого к настоящему — его направление обратно. Украинцы исходят из одного несомненного факта современности: ныне существует немалое число русских по крови людей, которые не желают быть русскими, которые возненавидели свое русское имя патологической ненавистью, переименовались в «украинцев» и грезят о создании нового государства под именем Украина.

У украинских лжеисториков, прислуживающих буржуазии, встречаются следующие утверждения:

«Киевские князья Святослав, Владимир Святой, Ярослав I положили твердые основания для гегемонии Киева и Украины, чему способствовал политический строй этого государства, называвшегося также и Русским. Они говорят о «городах южной Украины» и об «украинских центрах бассейна Днепра» — все это в XI и XII веках и называют Галицко-Волынское княжество «западной территорией Украины и западным украинским государством».

У человека, таким образом, складывается представление, что возникшая в IX в. в бассейне Днепра государственность была государственностью «украинского народа» и что Киев был столицей «Украины».

Однако все архивные источники говорят о том, что никакого украинского народа или государства в то время и в помине не было!

Так, датированная 839 годом Вертинская летопись, автор которой умер в 861 г., сообщает, что в Ингельгейм с послами императора Феофила прибыло из Константинополя несколько русских человек.

Окружное послание Константинопольского патриарха Фотия от 866 года говорит о крещении племени руссов.

В уставе императора Льва Философа (886—911) «О чине митрополичьих церквей, подлежащих патриарху Константинопольскому» в списке церквей находим церковь русскую.

Арабский писатель Ибн-Хордадбех (913) говорит о русских купцах, приезжавших в Багдад по Дону, Волге и Каспию, а другой арабский писатель Аль-Бекри говорит о племени руссов.

В договоре князя Олега с греками 911 г. многократно используются следующие термины: «род русский», «русь», «князи русские», «русские», «русин», «русская земля»; слово «русь» употребляется в этом договоре в этническом смысле 18 раз, в территориальном — 5 раз; формы «русский» и «русин» — по семь раз.

Арабские писатели Ибн Фослан (в 1-й половине X века) и Ибн-Дуста (около 912 г.) описывают обычаи руссов.

В договоре Новгорода с немецкими городами 1195 г. читаем: «русинъ», «русь», «русские города». 

Ряд папских грамот упоминает имя Руси, напр., грамота папы Гонория III, посланная в 1227 г. всем князьям русским.

Историк Плано Карпини пишет о том, как татары разорили Киев.

Грамота папы Иннокентия IV в 1246 г. принимает Даниила Галицкого как русского князя под покровительство св. Престола.

В 1206 г. летописец говорит, что Новгородская волость «старейшая во всей Русской земле» и что митрополит Киевский именуется «митрополитом всея Руси».

Еще в XII веке название «Русская земля» стало стереотипным выражением и летописей, и иных литературных русских памятников.

«Слово о полку Игореве», сложенное не позднее начала XIII в. и повествующее о походе русских князей на половцев в 1185 г., говорит о «русской земле», о том, как полегли «храбрые русичи за землю русскую».

В Лаврентьевском списке Несторовой летописи, заканчивающейся 1110 годом, имя «Русь» и производные от этого корня слова встречаются на 165 страницах 251 раз.

При этом Нестор называет Черное море и озеро Ильмень «Русскими».

Итак, на протяжении 4-х веков — от зарождения Новгородско-Киевской государственности до нашествия татар (1240 г.) — все источники — арабские, византийские, папские, германские, польские, датские, даже исландская сага, не говоря уже об источниках русских, называют нашу страну именами, происходящими от корня «рус» (Russia, Rulhenia, Русь), и именами от этого же корня именуют ее население (русь, русинъ, русский, рустии, русичи, rutheni).

Причем, названия эти они относят в равной мере к западной части нашей земли (Галичина), к южной (Киев) и к северной (Новгород, Ростов, Владимир).

И вполне естественно, что все разноименные части Русского государства имели обобщающее название, ибо это было единое государство.

Оно было едино:

1) в силу единства этнографического состава численно и политически господствующего (славянского) племени, принявшего здесь общее имя «Русь»;
2) в силу общности языка; летописи и Волыни, и Киева, и Новгорода написаны на том же самом (славянском, древнерусском) языке;
3) в силу единства (с XI в.) религии и церковной иерархии;
4) в силу того, что на всем пространстве Русской земли верховная власть была сосредоточена в единой княжеской семье Рюриковичей;
5) в силу того, что вся эта семья, как и все население, признавали главенство великого князя Киевского;
6) наконец, в силу того, что с XII века по всей Руси господствовало одно и то же обычное право, которое изложено в «Русской Правде».

Вообще, коренная основа слова «русь» звучит на нашей земле с незапамятных времен.

«Рус» — это праславянский корень, образовавший такое большое гнездо слов только в русском языке и обозначавший термин «река» (по некоторым данным, рода, которые начали использовать это слово, создавались за 1000 лет до н. э.).

Затем из праславянского языка это корень перекочевал в славянский, где он обозначает ложбину, русло реки, глубь, вир.

Дело в том, что древнейшие поселения восточных славян, из которых позже образовались первые русские города, все без единого исключения обосновались на реках.

Именно река в значительной степени обеспечивала жизнедеятельность наших предков: давала воду для приготовления пищи и ведения хозяйства, снабжала рыбой и водной птицей, предоставляла легкий, идеально гладкий путь по воде летом, по льду — зимой; река образовывала также естественную защиту на крутых, изрезанных притоками берегах.

Именно поэтому, по-видимому, слово «Русь» и легко в основу нашего народа и государства.

Само древнерусское государство возникло на торговой дороге «из варяг в греки» и было основано на территориях, которые раньше заселяли такие племена, как ильменские славяне, кривичи, поляне, древляне, дреговичи, полочане, радимичи, северяне.

Согласно одним историкам, первой столицей древнерусской державы, начиная с 862 и по 864 год, была Ладога, согласно другим — это был Великий Новгород, где с 862 года правительствовал князь Рюрик.

Но в 882 году новгородский князь Олег захватил Киев и провозгласил его столицей древнерусского государства, а Новгород потерял свой авторитет столицы.

Таким образом с 9 века на территории Древней Руси на основе восточно-славянских племен формируется восточнославянское государство — Киевская Русь.

В состав Киевской Руси входили Русь Великая, Малая, Белая, а также Червонная (нынешняя Галиция), Черная (нынешняя Буковина) и Угорская (Прикарпатская).

Высшего расцвета Киевская Русь достигла во время княжения сына Святослава Игоревича (957–972 гг.) — Владимира Святославовича (980–1015 гг.), пришедшего к власти при помощи новгородцев.

С целью укрепления власти Владимиром в качестве государственной религии было введено православие (988–989 гг.).

Во времена правления Ярослава Мудрого (1019–1054 гг.) Киев был одним из крупнейших городов Европы. Но после его смерти в 1054 году из-за княжеских междоусобиц, сопровождавшихся гражданскими распрями, начался упадок Киевской Руси.

И после смерти Владимира Мономаха в 1125 Киевская Русь окончательно распалась на несколько самостоятельных княжеств.

Однако номинальной столицей продолжал оставаться Киев, и великокняжий престол с боем добывали себе соперничающие между собой князья.

В 1169 году Владимиро-Суздальский князь Андрей Боголюбский, завоевав престол в Киеве, затем перенес его во Владимир. Это было концом политического значения Киева и центром Руси становится Северо-Восток.

В целом, в начале XIII века общее количество русских княжеств (с учётом удельных) достигло 50. Потом было монгольское нашествие (1237—1240).

Итак, как мы видим, в домонгольскую пору существовала общность всех русских земель — севера и юга.

Однако лживая буржуазная украинская пропаганда старается уверить население, будто север этнически и идейно был враждебен югу.

Главный их довод — походы двух Суздальских князей в XII в. на Киев.

Но борьба князей была на Руси явлением повсеместным.

Так, строившие Русскую землю Рюриковичи ее же и терзали своими междоусобиями, но эти междоусобия служили и объединению всех частей Руси, ибо создавали общие (хоть и противоположные) для всех интересы и не давали частям успокоиться в своем обособлении.

Само деление князей на северных и южных до последних лет XII века искусственно; основание местных княжеских линий — явление позднее; в Х-ХІІ веках тот же князь княжил то на севере, то на юге; у княжившего на севере бывали всегда братья или сыновья, сидевшие на южных столах.

Например:

1) у великого князя Киевского Святослава (964—972) один сын, Владимир Святославович, княжил в Новгороде;

2) великий князь Владимир Святославович (1015) из 12 своих сыновей 7 посадил княжить в северных городах (в Новгороде, Полоцке, Смоленске, Пскове, Ростове, Муроме и Суздале).

Вообще, совершенно тупо объяснять исторические события, исходя из модной ныне политической конъюнктуры.

По мнению современных «украинцев», повернутых на «политической этничности», борьба Юрия I Суздальского с племянником Изяславом, великим князем Киевским, свидетельствует о племенной вражде севера и юга.

Но Юрий был сыном Владимира Мономаха — следовательно, все его прямые предки на протяжении 6—7 поколений были великими князьями Киевскими.

Поэтому не из-за вражды к югу воевал он с Изяславом, а напротив, оттого именно и воевал, что считал Киев себе родным, своей главной вотчиной и хотел ею овладеть.

Следующий поход на Киев был совершен сыном Юрия, князем Андреем Боголюбским в 1169 году.

Этот князь действительно вырос на севере и юг был чужд ему; овладев Киевом, он не остался в нем княжить, вернулся во Владимир на Клязьме.

Но не мнимое племенное различие тому причиной, а то, что трехсотлетние удары азиатов ослабили Киев, восточная граница государства приблизилась к Киеву, население Приднепровья стало переселяться на более безопасный запад (Волынь, Галичина) и север, и здесь, взамен увядающаго Киева, создавались новые государственные узлы того же русского народа — Галич и Москва.

Если борьба против Киева должна свидетельствовать о разноплеменности враждующих сторон, то почему украинские буржуазные псевдоисторики не отрицают племенного единства киевлян и галичан, несмотря, например, на то, что Роман Мстиславич Галицкий в 1196 году вместе с Черниговскими Олеговичами опустошил Киевскую землю, в 1202 г. захватил Киев и посадил там князя Ингвара Луцкого, в 1203 г. захватил Рюрика II, великого князя Киевского, постриг его в монахи и присоединил к себе Киевское княжество.

Когда подобное делает Суздальский князь, то поднимаются крики негодования и сочиняется целая теория о племенной враждебности севера и юга, когда Галицкий — то об этом умалчивают.

Итак, в домонгольскую пору никакой Украины не существовало!

Не было, как утверждают некоторые украинские буржуазные псевдоисторики, и государства Киевского, а было лишь киевское княжество.

Старейшее, но местное, а общее название для всего государства было «Русь», «Русская земля».

Продолжение следует...

Читайте также: «Доделикатничались»: Американцы делят Украину, а Россия наблюдает со стороны, — комбриг ДНР

Бенес Айо, специально для «Русской Весны»

Количество просмотров: 23 263



b4a8f662eb47b5d8