Наступать на Донбассе Порошенко запрещали Штаты (ВИДЕО)

Наступать на Донбассе Порошенко запрещали Штаты (ВИДЕО) | Русская весна

Украинский журналист и антифашист Максим Равреба, который был вынужден покинуть Киев, спасаясь от преследований майданных властей, побеседовал с Олегом Царёвым — экс-кандидатом в президенты Украины.

«Русская Весна» предлагает своим читателям ознакомиться с этой беседой.

Максим Равреба: Добрый день, дорогие зрители! В эфире дежурный по, прости Господи, СБУ, но это не то СБУ, это Союз блогеров Украины. Я блогер, меня зовут Максим Равреба. Многие из вас меня знают, а сегодня со мной будет беседовать очень известный человек, политик, экс-кандидат в президенты Украины Олег Анатольевич Царёв. Олег, я очень рад тебя видеть!  

Олег Царев: Добрый день!

МР: В последний раз мы виделись в Киеве на антимайдане, потом я уехал, ты еще остался, попытался стать президентом. Это было храбро. Я видел, держал за тебя кулаки. Ты все правильно сделал. Что уехал — тоже правильно сделал. Я сейчас проживаю в Беларуси, ты проживаешь в Российской Федерации, Крым.

Поэтому давай я начну с такого вопроса, о твоем отношении к роли Беларуси и Минска вообще в нашем конфликте. Я неоднократно говорил и писал о том, что белорусы очень много сделали, на самом деле, по личному распоряжению самого «верха» здесь: приняли до 200 тысяч беженцев по понятным причинам, дали работу, жилье и так далее. Предоставили переговорную площадку и делают, в общем, с моей точки зрения, всё, что можно. Как ты смотришь на роль Беларуси в нашем конфликте?

ОЦ: Сложно говорить о роли Беларуси, не говоря о Лукашенко. Лукашенко мне очень симпатичен, и та модель, которую он проводит в Беларуси, мне кажется правильной. Мне жаль, что в Российской Федерации, в общем-то, был выбран за образец сценарий «дикого капитализма», а не сценарий того, что происходит сейчас в Беларуси.

МР: Олег, я думаю, что все будет хорошо и что все закончится так, как мы с тобой верили, в чем мы единомышленники.

ОЦ: Пятьдесят на пятьдесят! Все закончится либо хорошо, либо плохо.

МР: Ну не знаю, не знаю… Я лично все-таки верю в позитив, пятьдесят один процент в нашу пользу! Поэтому многое зависит от тех людей, которые называют себя «оппозицией». На Украине это «Оппозиционный блок», это «Оппозиционная платформа — За жизнь!». Вчера там были очень большие «закулисные бои», очень серьезные конфликты. До меня доносились самые разные слухи: что конфликтной фигурой является Мураев, что является Рабинович конфликтной фигурой, что сейчас они хотят объединиться, посмотрев на свою ошибку на президентских выборах. Что ты можешь сказать об этом, наверняка у тебя гораздо больше информации?

ОЦ: Разговоры об объединении идут давно. Конечно же, в идеале надо было объединяться — это значительно выгоднее для всех. К сожалению, не получилось объединиться до президентских выборов. Но президентские выборы показали, что объединяться необходимо.

Против объединения до президентских выборов был Ринат Ахметов, но не столько Ринат, сколько Борис Колесников с Александром Вилкулом. Они увидели, что Вилкул не набрал тех голосов, сколько нужно было. Даже присоединение Мураева не дало того толчка, на который рассчитывали. Поэтому Ринат поменял свою точку зрения, вопрос был только в количестве процентов — кто сколько должен получить.

Что касается Рината, то, в общем-то, было понятно, что это треть, а  внутри оставшейся части, я так понимаю, идут непростые договоренности, кто и сколько получит в результате договоренности. Вот на вчерашний день пока не было. Хотя в основном все уже было оговорено. На всякий случай, я так понимаю, если договоренностей все-таки не будет, Ринат дал команду держать в запасе «Партию регионов».

Дело в том, что «Партия регионов» набирает по соцопросам до 30%. Тридцать процентов почему, потому что люди считают, что действительно, если они увидят «Партию регионов» и будут голубые флаги «Партии регионов», — это как красный флаг победы, который водрузили над рейхстагом.

То есть под флагом «Партии регионов» выигрывались президентские выборы, выигрывались парламентские выборы. Ну и люди на этой волне могут проголосовать за «Партию регионов», именно поэтому «Партия регионов» набирает столько голосов. И единственное, что мешает всем объединиться под брендом «Партии регионов» — это один из наших видных однопартийцев, который очень хочет попасть в список и чтоб его люди попали в список — он имеет право, поскольку он один из учредителей «Партии регионов»…

МР: Ты говоришь о Викторе Януковиче?

ОЦ: Давайте я не буду называть фамилии?..Вот…  И пока с ним договориться не получается.

МР: Если честно, я не верю своим ушам, потому что считал, что «Партии регионов» не существует. Но сейчас я понял, когда я все-таки вдумался, пока ты говорил… Коммунистическая партия существует, и «Партия регионов», видимо, юридически существует.

ОЦ: Существует. Вопрос не в физических моментах, а в понятийных.

МР: «Партия регионов» действительно побеждала на всех выборах, но был и 2014 год.

ОЦ: Максим, я бы не хотел обсуждать моих однопартийцев. Я знаю многое. Из того, что я могу рассказать, информация может им навредить, а я бы этого не хотел.

МР: Хорошо, в любом случае многие из них вышли из «Партии регионов»…

Олег, уверен, ты согласишься с тем, что появление Кернеса как самостоятельного игрока является знаковым и маркером чего-то. Насколько я слышал, где-то рядом находится Коломойский, где-то рядом находится Бойко. Что происходит с этим проектом, откуда он взялся и для чего создан, по-твоему?

ОЦ: Ну это очевидно. Ведь Зеленский обязан будет занять какую-то позицию, эта позиция будет какая? Сейчас за него голосовали и на западе Украины, и на востоке Украины… Но Зеленский каким-то образом будет обозначать свою позицию и будет терять голоса.

Игорь Коломойский хочет эти голоса подобрать. На Западной Украине их будет подбирать Юлия Тимошенко, с которой он сейчас сотрудничает активно.

А на востоке Украины он запускает другой проект — проект мэров городов «Доверяй делам». И этот проект будет конкурировать с «Партией регионов», «Оппозиционным блоком» и набирать голоса. Тем более, что у него, у Коломойского, сейчас в руках масс-медиа есть, административный ресурс есть.

Он играет в эти шахматы, где шахматы — это не только доска Украина, но и Соединенные Штаты, Израиль, Европа.

МР: Скажи мне, пожалуйста, а не кажется ли тебе, что появление Коломойского в этой ситуации вот в таком качестве нарушает баланс сил и кое-кто хмурит брови по этому поводу, считая, что Коломойского «слишком много» и неплохо было бы его как-то ограничить?

ОЦ: Но, в общем-то, это не секрет о том, что американцам Коломойский не нужен в этой игре, он путает карты, он хочет слишком многого. С их точки зрения, он этого не достоин. Они ему создали проблему в Израиле — это была одна из причин, почему он уехал на Украину. Вторая причина — это он хочет находиться здесь на Украине и отслеживать процесс, который происходит.

Задача американцев — убрать Коломойского, задача Коломойского — доказать всем, включая американцев, свою необходимость. Для этого ему надо получить голоса в парламенте: Юлия Тимошенко, партия мэров и мажоритарщики.

Сейчас очень активно идет аукцион среди судей Конституционного суда, там несколько голосов то в одну, то в другую сторону. С одной стороны — мои бывшие однопартийцы, с другой стороны — Коломойский пытаются заинтересовать судей, те принимают «предложения на повышение»: отменить очередные выборы или нет?

Многие считают, что выборы лучше отложить, и чем дальше отложить, тем меньше рейтинги будут у Зеленского. Сегодня в высоком рейтинге Зеленского не заинтересованы ни олигархи, ни Коломойский, ни политические элиты украинские, потому что Зеленский может сформировать свое большинство в парламенте без никого, а все хотят участвовать в этом процессе. По этой причине вот идут такие дела.

А дальше будут такие аукционы по мажоритарщикам: кто выбрался в мажоритарщики — его будут, с одной стороны, затягивать к себе Коломойский со своей командой, с другой стороны — бывшие «регионалы» и другие олигархи, которые будут формировать свои фракции и группы в парламенте. То есть сейчас такой вот момент, когда очень много зарабатывают судьи Конституционного суда, а потом очень много зарабатывают мажоритарщики.

МР: Еще недавно, совсем недавно все нити, все судьи, все сетки и весь админресурс были сосредоточены в руках Петра Порошенко. Сегодня он держится «бодрячком», но многие считают его «сбитым летчиком», которому путь только один: в камеру. Ты разделяешь такое мнение или нет?

ОЦ: Сейчас очень многие блогеры, которые ориентированы на Зеленского, мочат Вакарчука. Это ошибка, потому что соцопросы показывают: чем больше наберет Вакарчук, тем меньше наберет Порошенко. Поэтому в интересах Зеленского поднимать Вакарчука настолько, насколько может. В идеале, когда эти две политические силы — Вакарчук и Порошенко — наберут чуть меньше пяти процентов и взаимно уничтожатся, и не пройдут в парламент.

Что касается Петра Порошенко, то мы с тобой наблюдали, помнишь, этот скандал после «оранжевой революции», когда, по-моему, Зинченко…

МР: Александр Алексеевич, покойный?

ОЦ: Да, этот. Когда Юлия Тимошенко… Они фактически уничтожили Порошенко. Какой-то период времени мне казалось, что Порошенко никогда не поднимется. Они его растоптали. И коррупция, и Порошенко — было одно и то же. Но, в общем-то, Порошенко не менялся ни с того времени, ни до этого, ни после этого. Просто менялось отношение к нему, но тем не менее он смог стать президентом.

Поэтому на Украине все ходит по кругу. Нельзя сказать,  что Порошенко сейчас потеряет все навсегда. Пройдет какое-то время…

Почему-то у нашего народа память, как у рыбки гуппи. У рыбки  — несколько секунд, а у народа память — три-четыре года.

Все считали, что после первой «оранжевой революции» уж второй революции не будет точно. Но оказалось, что это не так. Ну как так могло быть, как люди не могли понять того, что будут такие же результаты — мне это непонятно. Но тем не менее мы это наблюдаем.

МР: А политическая сила Порошенко и то, что он сделал, этот ЕС, она вообще имеет шансы зайти в парламент? Согласно рейтингам вроде бы имеет?

ОЦ: На сегодняшний день его рейтинг имеет тенденции к падению и ключ к его смерти — это Вакарчук. У них пересекаются электораты, и чем больше будет набирать Вакарчук, тем быстрее будет падать Порошенко.

МР: Зеленский и Вакарчук — это в чем-то схожие, в чем-то различные проекты? Мы, конечно, слышали о том, что Вакарчук был проектом вроде бы Пинчука, как писали, говорили, сплетничали… А Зеленский оказался решительнее вроде как. И тут Вакарчук  вновь появился — решился. Но, может быть, это поздновато? Может, уже участок застолбил Зеленский?

ОЦ: Да, безусловно, он не наберет столько, сколько Зеленский. Какие-то голоса может набрать… Я уже говорил о том, что Зеленскому надо помогать Вакарчуку.

МР: Скажи мне, пожалуйста. Есть опять-таки мнение не только мое, но и твое, судя по тому, что ты сказал, что Зеленский, если он будет затягивать вот эту разговорно-переговорную часть и не подвергнет ее диктатуре, то он растеряет весь свой рейтинг уже к новому году.

То, что произошло в Брюсселе, когда он ничтоже сумняшеся взял бумажку, которую он до этого не видел, и начал читать текст, написанный для Порошенко, который уже был озвучен,  внушает некоторые сомнения в том, что у Зеленского вообще что-то есть за душой. Что ты скажешь по этому поводу? Это диверсия, как Шарий предположил, это глупость, некомпетентность, что это?

ОЦ: Ну те, кто внимательно наблюдал выступление Зеленского на IT-форуме, наверное, свои выводы сделали. Вот за душой у Зеленского, безусловно, что-то есть. Он эмпат, он говорил то, что чувствовал. Ему в голову приходили разные умные слова, он их в каком-то порядке не очень системном выдавал.

Многие были в шоке после того, как посмотрели его прямую речь, когда он говорил не по заранее написанному и заученному тексту. Вот мы получили такого президента — это хорошо или плохо? Да, в общем-то, это без разницы. При хорошей команде — он может хорошо озвучивать тексты, те, которые он будет понимать, те решения, которые будут приниматься.

Ему совершенно не обязательно разбираться в законодательстве и быть инженером, ему достаточно играть роль президента хорошо.

МР: Кроме этой ситуации со спичем, была другая ситуация и куда более серьезная. Это саботаж Верховной радой первого же требования Зеленского об изменении выборного закона. Да, я не спорю, система включила механизм самозащиты, они нарушили свои договоренности, наплевали на все и вели себя так, как они себя вели.

История не знает сослагательного наклонения, мы не знаем, что было бы, если было бы. Но команда Зеленского не занесла вовремя законопроект об изменении выборного закона. Они не занесли вовремя законопроект — и это уже положило серьезную основу для дальнейшего демарша Верховной рады.

ОЦ:  Я считаю, что дело было ночью, когда взвешивались шансы и Зеленский считал, что он «купил» «Народный фронт» понижением проходного барьера в три процента, и тем, что «Народный фронт» может пройти. Там была договоренность о том, что «Народный фронт» вместе с Яценюком и Гройсманом, и Ринатом Ахметовым будут финансироваться и при таком финансировании, при таких возможностях, которые у них были, — они по три процента прошли бы.

Но всё это за ночь переигралось. Думаю, Петр Порошенко играл большую роль в том, чтобы переиграть эти договоренности, которые были достигнуты.

Что касается досрочных выборов, то разговаривал со своими бывшими коллегами в Верховной раде Украины, и все больше депутатов считают, что выборы в те сроки, которые назначил Зеленский не пройдут, и не столько из-за риска отмены решения Конституционного суда, хотя, конечно же, он существует, сколько из-за блокирования ЦИК.

ЦИК находится под контролем Петра Порошенко. Они сейчас говорят о том, что они не могут провести тендер по закупке бумаги. Когда-то бумагу для выборов выпускала моя Днепропетровская бумажная фабрика, потом ее разграбили, она стоит. На самом деле, с прошлых выборов не прошло полгода.

Согласно украинскому законодательству, сейчас мало кто об этом говорит, почему-то я не слышал нигде, но не обязательно проводить тендер к новым, можно добавить к старым договорам и приложениям. И по старым проведенным тендерам, по тем ценам, которые были, закупить новую бумагу и обеспечить печати, и обеспечить проведение выборов и провести их в те сроки, которые нужно. Но блокирует ЦИК. Основная сейчас проблема — это ЦИК. Так вот многие коллеги считают, что в любом случае выборы сдвинутся где-то на август.     

МР: Это серьезная информация, Олег. Многие говорят на уровне блогеров, но я не видел серьезных сомнений среди участников политического процесса в том, что выборы могут перенестись.

ОЦ: Они будут все равно внеочередные, но просто из-за не проведения вот этих тендерных процедур их могут сдвинуть по срокам. Но посмотрим. Я надеюсь, что они пройдут вовремя.

МР:  Ну, я не сомневаюсь в том, что все сбудется и в дальнейшем, и не только по этим вопросам… Я смотрел реакцию Зеленского, это очень важно, например, когда он постановил Верховной раде сроки инаугурации. Верховная рада, видимо, из принципа «вредности» или еще каким-то причинам сдвинула сроки на один день.

Реакция Зеленского была такая, артистическая: «Ну что ж, видите, какие они?» Он один раз всего, но довольно серьезно — к этому нельзя было не отнестись серьезно, пригрозил прямым давлением народа, избирателей. Может ли Зеленский в случае, если саботаж будет продолжаться, уничтожая его рейтинг и его самого как политика, прибегнуть к прямому давлению народа на органы власти?

ОЦ: Я считаю, что не только может, но это и нужно делать. Даже  если это не принесет каких-то ощутимых плодов, например, Верховная рада не испугается и не начнет голосовать так, как нужно.

Людей надо выводить к Верховной раде, вот почему американцы всегда старались, чтобы выборы проходили на фоне майдана. Потому что действующая власть, когда люди митингуют против неё, как, например, при последнем этом майдане «революции достоинства». Это был фальстарт, потому что американцы так и планировали к выборам, но это отдельная тема по майдану…

Проводить выборы на фоне того, что люди митингуют против действующей власти, — это всегда снижает процентов на десять рейтинг действующей власти. Пускай там будет и небольшой митинг, но просто сами протесты против действующей власти — очень серьезно бьют по авторитету действующей власти, и такая же ситуация будет, если Зеленский организует протесты против Порошенко, против Верховной рады.

Я скажу, что это добавит ему процентов десять, у него и так сейчас неплохой рейтинг, но будет еще лучше. По-хорошему, ему надо этим заниматься. Просто надо понять, когда будут все-таки выборы, потому что майдан — дело затратное. Здесь очень важно, чтобы он не перегорел и вовремя стартовал.

МР: Конфликт между системой, которая сопротивляется и саботирует, мне кажется, в моем представлении, немыслима без личного конфликта Зеленского и Коломойского, потому что это очень типичная для истории ситуация, ну как с Анной Иоанновной и дворянами, которые заставили ее подписать бумаги.

ОЦ: Я считаю, что конфликт существует, да. Но сейчас Зеленскому без Коломойского очень сложно, поэтому «как бы его нет». Несмотря на давление, западные страны по всем каналам сообщили, и, поверьте, сигналов было очень много!.. Многие знали, многие не знали… О том, чтобы главой администрации не был Андрей Богдан.

Я в своих политобзорах писал про это, что это назначение — принципиальная вещь. Но тем не менее Коломойский продавил. Если бы не было взаимопонимания, то Коломойский бы не продавил Богдана. Поэтому Коломойский и будет дальше делать так, чтобы Зеленский без него не мог справиться. Ему нужны, ради этого он запускает проект мэров «Доверяй делам», ради этого он выстраивает отношения с Юлией Тимошенко, ради этого он будет покупать мажоритарщиков и ради этого он будет поддерживать Авакова и Луценко. Это его люди во власти, которые будут его агентами.

Что касается конфликта между Зеленским и Коломойским, то есть такая штука: конфликт неизбежен в том случае, если не останется внешних врагов. Вот экспансия продолжается до тех пор, пока не наталкивается на какие-то границы. Нет границ — значит, начинаются конфликты внутри среды. Поэтому пока есть Порошенко, пока есть какие-то угрозы, связанные с Порошенко, с Верховной радой, со старой властью, конфликт вряд ли будет развиваться между Зеленским и Коломойским, несмотря на давление Запада.

МР: Что касается политики Зеленского, не связанной  непосредственно с текущими задачами, к этим вопросом он отнес мир на Донбассе. На наших глазах произошло знаковое событие: Виктор Медведчук (страшно непопулярный и демонизированный на территории Украины, особенно националистами, нацистами и сторонниками майданов, среди всех он был единственный человек, который что-то решал реально в минском процессе) ушел из минского процесса, заявив о своей оппозиции к президенту.

Вместо него был заведен человек, который тоже ушел из минского процесса по причине его бесперспективности, — это Леонид Кучма, президент Украины, которого в 2004 году громко обещали «посадить», называли его режим «режимом воров с бандитами», а Кучму — «главным паханом». Ну это я так, просто напомнил…

И вот Кучма сейчас заведет обратно. А вместо Геращенко — взяли Лутковскую. То есть Геращенко при всей свой «порожняковости» — была яркая и достаточно харизматичная. По-своему, конечно… Но а все-таки Лутковская эта — без цвета, без вкуса, без запаха, и Кучма, который ушел из минского процесса, потому что «бесперспективный порожняк», — что это означает? Насколько это связано с Пинчуком, например, о котором кто-то пустил слух, что он бежал из Украины, насколько это связано с тем, что Ахметов «оппозиционен» к Зеленскому? Как это понять, как прочитать эти звезды?

ОЦ: Во-первых, Зеленский и Коломойский понимают, что в той ситуации экономической, в которой сейчас находится Украина, надо мириться с Россией. У Коломойского есть еще дополнительные стимулы. Он понимает, что американцы манипулируют чрезвычайно важными кредитами МВФ, например, «не дадим, пока не уберете Коломойского». В условиях понижения градуса конфликта с Россией возникнет товарообмен, возникнут какие-то взаимные инвестиции, ВВП начнет расти — будет проще экономике.

Кстати, заявление Коломойского о невозврате кредитов МВФ — это, в общем-то, в ту же копилку. Зачем возвращать? Если не возвращать, то у американцев не будет давления на Зеленского.

И первое требование американцев —  это убрать Коломойского, а второе, как вот это ни парадоксально…

Я просто иногда включаю телевизионные российские шоу, смотрю выступления политологов. В России сейчас очень много политологов, которые стали разбираться во внутренних украинских проблемах, причем все это очень авторитетно подают.

И вот, по моей информации, американцы со сменой команды, с приходом Трампа как раз не давали Петру Порошенко начинать какие-то крупномасштабные военные действия по Донбассу. И требование одно: прекращать войну, договариваться и выходить на компромисс с Россией.

Точно такая же позиция у Европы. Европа устала от санкций, от конфронтации, от Украины, от этих коррупционных украинских властей, и они хотят,  чтобы война на Донбассе прекратилась. Поэтому, с одной стороны, поджимает Коломойский Зеленского — у него такие же интересы, с другой стороны — давят Запад с Европой, Соединенные Штаты и Россия.

Сейчас все международные крупные игроки готовы помогать Зеленскому прекращать войну в Донбассе, и в этой ситуации Зеленскому надо выступать активно за мир — он обещал это во время своей избирательной кампании.

Надо выполнять — от того, будет ли он выполнять основной свой лозунг, зависит его рейтинг.  А самому ему сейчас страшновато озвучивать какие-то вот такие мирные инициативы. Вы видели, когда он или Шефир где-то озвучивал какие-то мэсседжи (скрытые послания, — прим. РВ) в сторону России, какой подымался гвалт в украинской среде.

И тут Пинчук, который не был членом его команды!.. Да, он не финансировал Зеленского, но он предоставлял свои СМИ, — это, кстати, очень немаловажно, когда такая услуга… Да, Зеленский платил за размещение своей политической рекламы, но еще есть право не принимать деньги и не размещать рекламу. А Пинчук размещал, поэтому у него существовало право подойти и пообщаться с Зеленским. А для того чтобы укрепить свою позицию — он предложил Кучму в качестве переговорщика, который будет озвучивать вот эти мирные инициативы. Разблокировать Донбасс, прекратить войну, развести войска — это будет озвучивать Кучма, а не Зеленский, и это для Пинчука хорошо.

Пинчук из всех олигархов всегда умел очень хорошо выстраивать отношения с властью. То есть пока Лазаренко и Тимошенко были при власти, он начинал с ними их бизнес. Когда Лазаренко ушел в оппозицию к Кучме, он стал зятем президента. По этой же схеме он выстраивал отношения с Ющенко, с Януковичем, и всегда со всеми президентами у него были хорошие отношения. Он сделал не очень правильную ставку на демократов, поэтому ему чрезвычайно важно быть в хороших отношениях с Зеленским. Он не просит многого, ему не нужно быть спонсором избирательной кампании очередного президента — он хочет просто иметь поддержку и вести свой бизнес на Украине. И я думаю, с помощью Кучмы он этого добьется.

МР: Скажи, Ахметова, кроме его участия в политическом процессе на Украине, называют влиятельным человеком на территориях ДНР и ЛНР. И вот с этих территорий, что на мой взгляд несколько странно, была имитирована «народная инициатива» от какой-то учительницы или учащихся, я особо не нырял… Прозвучало, что якобы «ДНР и ЛНР очень хотят вернуться в Украину». Это было до заявления Кучмы о необходимости прекращения блокады и вызвало некоторое недоумение и подозрение, что идет какой-то процесс забрасывания то ли «удочки», то ли какое-то «подавание знаков» о том, что «мы готовы к переговорам по урегулированию ситуации». Что ты можешь сказать?

ОЦ: Ну это понятно, что Республики готовы к выполнению Минских соглашений. Несмотря на все лозунги, которые там звучали с трибун во время митингов, о том, что Республики окончательно «разорвали отношения с Украиной» и «будут двигаться только в сторону России».

Но одновременно звучали заявления, причем от обоих лидеров Республик, о том, что они однозначно будут выполнять Минские соглашения. Поэтому для народа во время праздников говорили одно, официальное заявление звучало совершенно по-другому... Я не сторонник проведения таких «флешмобов», я понимаю, что существует политическая целесообразность.

Если Российская Федерация, без которой Республики не выживут, будет настаивать на выполнении Минских соглашений — придется выполнять. Но вот проводить такие унылые «флешмобы», я считаю, что это ошибка. Это унижение людей, которые живут на Донбассе.

Многие из моих друзей, с которыми мы начинали во время событий в 2014 году, погибли. Они погибли, убежденные в своей правоте, и они надеялись, что их смерть будет не зря. Но вот такие унылые флешмобы — их убивают второй раз.

МР: Теперь, что касается другой стороны, а именно Украины, во главе которой находится Зеленский. Явно, его нельзя отнести к ястребам, к партии войны, но в то же время возле него — Коломойский, роль которого в 2014 известна достаточно, как и в «евромайдане», и в перевороте. Сейчас он демонстрирует политическую гибкость. Слово «переобуваться» к нему применять нельзя — это человек с очень чётким внутренним стержнем, и все его разговоры «под коньячок» с Павлом Губаревым — это не более чем маска, одна из многих.

В этой связи я не могу считать Коломойского человеком, который может вести к миру, Коломойский все-таки враг, как по мне. Это, если говорить о себе, — мой враг. А Зеленского я врагом назвать не могу на сегодняшний момент.

И в этой связи, при личном общении с тобой, и не только с тобой, я все время вспоминаю нантский эдикт. Зеленскому очень помогла бы лояльность инакомыслящих «оппозиции», такой как ты и я, и большого количества людей, которых там называют «вата». Для этого нужно заключить с ним соглашение о взаимном признании и примирении. Причем этот «нантский эдикт» должен быть больше выгоден нам, чем ему — тогда это сделает его великим человеком. Но, естественно, Коломойский будет против чего-то подобного, потому что рассматривать нас как сторону конфликта и переговоров они не хотят.

ОЦ: Я не считаю, что Коломойский будет против, ему вообще все равно. Это нам с тобой очень важно — мы амнистированы или как бы мы подписываем некое соглашение о примирении ради того, чтобы сохранить страну. А Коломойскому вообще все равно. Сегодня — Россия, завтра — Запад, Соединенные Штаты, Европа… Лишь бы были деньги.  

Можно было бы ему даже все простить, поскольку для него все не имеет значения, ничего не имеет значения. Если бы не Одесса… Знаешь, если бы люди не сгорели и если бы он не имел к этому прямого отношения, можно было садиться с ним за стол переговоров.

Для меня было дико, когда я увидел, что был такой период, когда Коломойскому надо было «отбелить» свое имя внутри Российской Федерации и НТВ запустил там сеть интервью. Сидели девочки-корреспондентки, ну разве что не облизывали Игоря Коломойского… Понятно, что за эти интервью уплачены хорошие деньги, понятно, что они «покупные». Но надо еще думать, у кого ты берешь деньги. Совесть должна быть.

МР: Я согласен, но, с твоей точки зрения, все-таки Зеленский понимает ли то, что пропаганда гражданской войны — это во вред самой Украине?

ОЦ: Мы все от Зеленского слишком многого хотим. Мы хотим, чтобы он понимал как-то… Совершенно необязательно! Я постарался твою идею — она просто великолепная, Максим, — донести до всех, до кого можно.

МР: А какова же была реакция, если она была?

ОЦ: Посмотрим. Я точно знаю, что информация дошла в том числе и до Зеленского.

МР: В любом случае, будем надеяться на лучшее. Для нас лучшее —  это победа, пускай даже в 51 процент. Но что-то мне подсказывает, что изменения к лучшему будут ещё. Разочарования — куда же без них! Олег, большое спасибо тебе, был рад тебя видеть и лично поговорить спустя так много лет, после таких драматических событий. Я желаю тебе всего самого хорошего и поменьше плохого.

ОЦ: Спасибо!

МР: Я напоминаю, что у нас в гостях был Олег Анатольевич Царев, экс-кандидат в президенты Украины, может, не в последний раз. А с вами был дежурный по Союзу блогеров Украины Максим Равреба.

Читайте также: Зеленский хочет предложить олигархам инвестировать в Донбасс

Присоединяйтесь к «Русской Весне» в Одноклассниках, Telegram, Facebook, ВКонтакте, Twitter, чтобы быть в курсе последних новостей.
Читайте также
Количество просмотров: 27 593

«Русская весна» – Экономика
Аналитика/Мнения


b4a8f662eb47b5d8