Советская военная песня 1945 года снова звучит на улицах Берлина (ВИДЕО)

Советская военная песня 1945 года снова звучит на улицах Берлина (ВИДЕО) | Русская весна

Советские военные песни снова зазвучали на улицах Берлина. Возможно, кто-то в Европе надеется, что всё забыто, всё занесено песком времени, что уже можно свободно манипулировать историческими фактами. Но это не так.

Вот уже много десятилетий США и Европа пытаются переписать историю — то с одного бока заходят, то с другого. То через российских либералов проталкивают лживые мифы о «миллионах изнасилованных немок» и о том, что «Сталин трупами завалил наступающий Вермахт». То с завидным упорством публикуют в европейских газетах подложные статьи о том, что величайших побед советского народа не было в принципе.

Так, недавно ведущий редактор исторического раздела газеты Die Welt написал и опубликовал статью о том, что крупного танкового сражения под Прохоровкой не было, и победы советских войск там не было, а заодно призвал снести памятник Победы на Прохоровском поле, возведённый в память о погибших в танковом сражении под Прохоровкой в страшном и жарком июле 1943 года, когда бушевала судьбоносная Курская битва.

Именно в Курской битве советские войска окончательно сломали хребет фашистской военной машине, выбили старых опытных танковых и воздушных асов Panzerwaffe и Luftwaffe. И эту потерю Третий Рейх не смог восполнить до самого конца войны.

В преддверии 75-летия Великой Победы известный композитор и исполнитель Алексей Викторович Поддубный, многим известный как Джанго, вернул память о той страшной и великой Победе в Берлин. Чтобы не забывали, кто спас Европу и мир от фашизма. Кто защитил многие народы от уничтожения. Кто удержал человечество от падения во тьму нацизма и евгенического нечеловеческого варварства под руководством Гитлера, Геббельса, Розенберга и Менгеле.

22 июня 2019 года в Трептов-парке, напротив памятника Воину-Освободителю, Алексей Поддубный открыл эстафету памяти, исполнил известную песню, написанную в 1945 году, «Давно мы дома не были».

Горит свечи огарочек,
Гремит недальний бой…
Налей, дружок, по чарочке,
По нашей фронтовой.
Налей, дружок, по чарочке,
По нашей фронтовой,
Не тратя время попусту,
Поговорим с тобой.
Не тратя время попусту,
По дружески, да попросту
Поговорим с тобой.

Совсем неслучаен выбор и места, и песни.

Этот монумент в берлинском Трептов-парке — один из трёх советских военных мемориалов в Берлине, вместе с мемориалами в Панкове и Тиргартене.

Этот монумент является заключительной частью триптиха, состоящего также из монументов «Тыл — фронту» в Магнитогорске и «Родина-мать зовёт!» на Мамаевом кургане в Волгограде.

Такой вот треугольник победы, отчаяния, крови, мужества и великого подвига советского народа, как на фронте, так и в тылу.

Смысл триптиха в том, что меч, выкованный на берегу Урала, потом был поднят Родиной-матерью в Сталинграде и опущен после Победы в Берлине.

В Трептов-парке вот уже почти 75 лет стоит одинокая бронзовая фигура советского солдата, стоящего на обломках свастики. В одной руке солдат держит опущенный меч, а другой поддерживает спасённую им немецкую девочку.

Прототипами для скульптуры были реальные люди, солдаты Красной Армии. Уроженец села Вознесенки Тисульского района Кемеровской области, Николай Масалов, спасший немецкую девочку во время штурма Берлина 30 апреля 1945 года, и уроженец Логойского района Минской области, старший сержант Трифон Лукьянович, также спасший девочку во время городских боёв и погибший от ранений 29 апреля 1945 года.

Изначально скульптор Вучетич в первоначальном эскизе предложил, чтобы солдат держал в свободной руке автомат, но Иосиф Сталин предложил заменить автомат на меч.

Там особое место. И не зря Алексей «Джанго» Поддубный выбрал его для Эстафеты Памяти и для исполнения песни «Давно мы дома не были».

Памятник Воину-Освободителю расположен на вершине насыпного кургана, к его постаменту ведёт лестница, внутри постамента находится круглый памятный зал.

Стены зала украшены мозаичным панно, где изображены представители разных народов, возлагающие венки на могилу советских воинов.

Над их головами на русском и немецком языках написана цитата Сталина:

«Ныне все признают, что советский народ своей самоотверженной борьбой спас цивилизацию Европы от фашистских погромщиков. В этом великая заслуга советского народа перед историей человечества».

Без нас девчатам кажется,
Что звёзды не горят!
Без нас девчатам кажется,
Что месяц сажей мажется,
А звёзды не горят.
Зачем им зорьки ранние,
Коль парни на войне,
В Германии, в Германии,
В проклятой стороне.
В Германии, в Германии,
В проклятой стороне…
Лети, мечта солдатская,
Напомни обо мне.
Лети, мечта солдатская
К дивчине самой ласковой,
Напомни обо мне.
Горит свечи огарочек,
Гремит недальний бой.
Налей, дружок, по чарочке,
По нашей фронтовой…

Эта пронзительная особая песня, хранящая в себе победный гром советских орудий на подступах к Берлину, была создана композитором Василием Соловьёвым-Седым и поэтом Алексеем Фатьяновым весной 1945 года под Кёнигсбергом.

Изначально текст немного отличался. В первоначальном варианте песня содержала строку «В Германии, в Германии, в проклятой стороне». После войны Германию решено было сделать «далёкой стороной».

«Давно мы дома не были» родилась весной 1945 года в результате встречи её авторов с солдатами. Композитор Василий Соловьёв-Седой и поэт Алексей Фатьянов присоединились к концертной бригаде, которая направлялась в воинские части в Восточной Пруссии.

В особом возбуждении от ощущения близящейся победы, никак не успевая за стремительно наступающими частями Красной Армии, в стареньком автобусе Соловьёв-Седой и Фатьянов стали сочинять песню.

Композитор Соловьёв-Седой вспоминал:

«Писать было невозможно, стоило только вытащить карандаш и бумагу, как при очередном толчке карандаш вылетал из рук и, отскочив рикошетом от потолка, исчезал в недрах автобуса. А работать было необходимо.

Мы решили сочинить новую песню, посвятив её балтийцам. Мы хотели, чтобы премьера этой песни состоялась у солдат и матросов, прошедших долгий и славный путь борьбы и побед. Фатьянов импровизировал вслух стихи, а я мурлыкал под нос, разрабатывая мелодию песни. Делали мы это непрерывно на протяжении долгих часов, чтобы не забыть мелодии и текста.

Только надсадные восклицания при очередном провале в яму или ухаб ненадолго прерывали наше занятие, и опять всё начиналось сначала. Фатьянов придумывал новую строку, а я ускользавшую мелодию, вновь и вновь возвращаясь к ней в разных вариантах.

Постепенно в работу включались и другие. Мой старый товарищ и замечательный вокалист, обладатель бархатного баса Ефрем Флакс начал мне подпевать, аккордеонист неуверенно и робко стал подбирать музыку, и так началась репетиция.

По фронтовым дорогам мимо нас со свистом проносились военные мотоциклы, надсадно сигналили легковушки, танкетки, санитарные машины. Наш автобус неизменно уступал дорогу.

К вечеру мы подъехали к шлагбауму. Регулировщик поднял флажок и мы затормозили.

— Нам нужно хозяйство такого-то, — сказал наш водитель, назвав фамилию командира.
— Оно самое! — ответил регулировщик и открыл шлагбаум.

Через час на полянке при свете включённых фар неизвестно откуда появившихся машин начался концерт.

Фатьянов читал стихи, Флакс пел много, вдохновенно и трогательно, не щадя ни голосовых связок, ни аккомпаниатора… Мы показали программу, которой хватило бы по времени на два концерта, мы работали без устали, и бойцы нас не отпускали. Грохот аплодисментов походил на канонаду. У ребят были крепкие, натруженные ладони, и они их не жалели. Мы не жалели голосов:

Давно мы дома не были…
Цветёт родная ель,
Как будто в сказке-небыли
За тридевять земель…

Уже в третий раз спели мы сочинённую в дороге песню для тех, кто действительно давно не был дома и пришёл сюда за тридевять земель, чтобы свести свои счёты с врагом за сожжённые города и сёла, за порабощенных братьев и сестёр.

Долго не расходились бойцы, и мы уже собирались на ночлег, как вдруг выяснилось, что мы выступили не в своей части, что наша часть впереди, и что регулировщик по приказу командира слукавил, чтобы заманить проезжавших артистов.

Мы не обиделись на командира. Мы увидели своими глазами, как бойцам нужна была песня. Мы им привезли кусочек дома, где они давно не были…»

Концертная бригада, в конце концов, догнала «свою» часть и дала там концерт с новой песней. Потом был ещё концерт, ещё и ещё, и везде новую песню приходилось исполнять по несколько раз.

Спасибо Алексею «Джанго» Поддуюному. Эта песня снова зазвучала в Берлине, снова зазвучала в Европе, как тогда, в победном 1945 году.

Чтобы помнили.

И мы.

И они.

Читайте также: Путин готовит большой геополитический реванш

Дмитрий Дзыговбродский, для «Русской Весны»

Количество просмотров: 8 982



b4a8f662eb47b5d8