Зачем Дмитрий Быков назвал Донбасс «низшей расой»?

Зачем Дмитрий Быков назвал Донбасс «низшей расой»? | Русская весна

Ответ литератору Дмитрию Быкову, который написал о том, что мир неизбежно разделится на высшую и низшую расу –  высшей расой, разумеется, в его представлении будет Украина, а низшей — Донбасс.

Недавно российского оппозиционера и большого мыслителя Дмитрия Быкова обвинили в фашизме и расизме. Поводом стал очередной опус публициста, где он весьма вольно трактует творчество легендарных советских писателей — братьев Стругацких.

По Быкову вышло, будто фантасты Стругацкие завещали нам мир будущего, в котором биологический вид гомо сапиенс обязательно разделится на «люденов» (высшую расу) и неких примитивных «совков» (низшую расу). При этом Быков, естественно, не мог не привести пример Донбасса и Украины…

Он утверждает буквально следующее: «Нынешняя Россия, прямо скажем, совершенно не видит Украину. Она видит на ее месте ужасный фантом, а реальная страна попросту не помещается, как сказали бы те же Стругацкие, в темпе её восприятия». 

Что на самом деле сказали бы братья Стругацкие, глядя на печальную реальность сегодняшней Украины, — абсолютно неизвестно. Классики давно умерли, а вот быковы живы. Они весьма упитаны, нахальны и вещают так, будто нотариально оформили своё право озвучивать посмертную волю покойных.

Дмитрию Львовичу очень хочется, чтобы его устами с нами разговаривали какие-нибудь весьма авторитетные пророки и провидцы. Очередной раз ему под руку попались братья Стругацкие, и получилось так, что это именно они (а не он) потчуют российского читателя таким вот пассажем: «Мир, условно говоря, Донбасса сделал всё, чтобы в мире Киева относились к нему без иронии и милосердия (я только что вернулся с Украины и прибегаю к этой метафоре, но вы можете подобрать любую другую). Отсюда и беспрерывные споры о том, что делать с Донбассом: попытаться интегрировать или отгородиться стеной.

Мир Донбасса не хочет, чтобы его интегрировали. Что будет делать Киев — пока непонятно. Может быть, получится так, что он (Донбасс) просто исчезнет с радаров…»

Надо отдать должное Быкову: всё-таки Стругацких он читал достаточно внимательно. «Темп восприятия» это, конечно же, их собственный авторский стиль. «Радары» — оттуда же.

Вот только ни у кого нет абсолютно точного ответа на вопрос: кто же раньше исчезнет с радаров?.. Донбасс или Быков? В моём личном «темпе восприятия» минуты славы Дмитрия Львовича уже истекают, а вот Донбасс останется. Он сохранит свободу своего геополитического выбора. Луганск и Донецк обязательно будут вместе с Россией, какими бы радарами их не просвечивали… 

Быков начинал завоевывать свою популярность ещё в «лихие 90-е».

В ту пору молодой Дима активно носился по Москве с новостью: дескать, Стругацкие уверенно предсказали скорую замену Бориса Ельцина на Егора Гайдара. Напомню, что Гайдар был женат на дочери одного из Стругацких — Марине. Однако предсказания Дмитрия Львовича так и не совпали с реальностью.

В возрасте 53-х лет Егор Гайдар умирает. Остаётся характеристика, которую дал ему Солженицын: «Фанатик, влекомый только своей призрачной идеей, не ведающий государственной ответственности, уверенно берётся за скальпель и многократно кромсает тело России… Он сбросил в нищету десятки миллионов своих соотечественников, уничтожив основу того самого „среднего класса”, который клялся создавать…»

Сегодня Быков — желанный гость в Киеве. Он утверждает, что это одно из немногих мест, где можно легко, свободно (и, добавим, не бесплатно!) высказывать взгляды на русскую литературу. На Украине таких, как Быков, называют «мытцямы». Есть в литературном украинском языке такое слово — «мытци». Его принято употреблять по отношению к человеку творческой, свободной профессии. В самом широком смысле, мытци — есть некая мыслящая украиноязычная элита, пребывающая в мучительном поиске смыслов, образов, идеалов. Именно эта беспокойная группа граждан и устроила в Киеве кровавый майдан. Мытци взбаламутили людей попроще и погрубее, и теперь вместо падающего государства Украина на юге Великой Восточно-Европейской равнины начинает образовываться «ПостУкраинское Пространство» (сокращённо — «ПУП»).

Произошедшее не стало ни случайностью, ни неожиданностью. Всё дело в них в самих, в мытцях. Кто же они такие? Для «свободного украинского самоискателя» любая текущая государственная власть — всегда плохая («поганая», «ганебная», «злочинная», «беззаконная», «гэбэшная»). Задавать мытцю вопрос: «А какая же власть, в таком случае, хорошая?» — совершенно бесполезно… Внятного ответа у него нет и быть не может!

Что же тогда? Безвластие?.. Безвластия творцы и мыслители тоже боятся. 

Насмотрелись, понимаешь, телекартинок из Ливии и Сомали. Самые прозорливые уже догадываются, что власть в безгосударственном обществе окажется у того, у кого на данный момент больше патронов в рожке автомата. И тут возникает мучительный тупик — «власть плохая, но совсем без власти никак нельзя». Целые поколения украинских «васисуалиев лоханкиных» блуждают в этом тупике, не в состоянии найти выход. Их российские собратья, вроде Быкова, — такие же слепцы. Им бы взять, да и додуматься: «Раз без власти никак нельзя, значит власть — скорее благо, чем зло!» Но нет же…

Признавшие этот неопровержимый факт моментально перестанут быть мытцями и будут отвергнуты своими читателями и зрителями. Их тут же выгонят из песочницы, ибо по природе своей описываемая группа граждан — взрослые дети с иллюзорным и капризным восприятием действительности. Да, дети… 

Ведь ребёнок, обретающий способность сделать крупное усилие над собой (например, добровольно перестать баловаться), прекращает быть ребёнком… Детство неумолимо заканчивается. А ведь именно детский взгляд на жизнь (как учат в либеральных вузах) и есть основа творчества. Без детства мытцям никак нельзя. Вопреки очевидным фактам. Например, такому…

Ребёнок с автоматом Калашникова — это смертельно опасно; ребёнок с мегафоном (интернет-ресурсом, газетной полосой, радио- и телеэфиром) — стократ опаснее. Что и подтвердили известные всем киевские события 2014 года. Тех, кто всего лишь нуждался в своевременном профилактическом подзатыльнике, на Украине объявили: «властителями дум», «совестью нации», «героями майдана». Именно в такой компании оказался статусный турист из Москвы — Дмитрий Львович Быков. Сегодня киевские мытци поют ему дифирамбы. Но достаточно лишь одного слова, которое им почему-то не понравится, и крики «Слава!» тут же поменяются на крики «Ганьба!» 

Происходящему сегодня на Украине уже давно найдено очень точное определение: «Колебание умов ни в чём не твердых». Это написали вовсе не Стругацкие… Это цитата из великого русского поэта и дипломата Александра Сергеевича Грибоедова.

Читайте также: Вся Украина уже раскололась на части (ФОТО)

Сергей Гармаш, специально для «Русской Весны»

Количество просмотров: 11 365


b4a8f662eb47b5d8