Исповедь жителя Конго, которому обещали Париж, но отвезли на Украину

Исповедь жителя Конго, которому обещали Париж, но отвезли на Украину | Русская весна

Не так давно в сети появился новый мэм. «Шулявский блюз», — так величали темнокожего парня с дрэдами, который укладывал асфальт на Шулявском мосту в Киеве.

Нетипичный для Украины дорожный рабочий, больше напоминающий музыканта, мигом приобрел всеукраинскую популярность и стал символом киевского моста после того, как его снимок опубликовал фотограф Александр Гусев. 

Журналисты издания Страна.уа разыскали удивительного человека, чтобы узнать, как он оказался на Украине и почему решил поработать на строительстве моста.

Разыскать героя оказалось совсем несложно, его тут, на Шулявском мосту, знают все.

Мы застаем парня прямо за работой — раскидывал асфальт лопатой. Как только он узнал, что им интересуются журналисты, сразу обрадовался, мол, много чего есть рассказать и попросить о помощи.

В обеденный перерыв мы направляемся в Mcdonalds, неподалеку от моста. Когда спускаемся, к нам подходит его начальник Олег и просит парня снять фирменную жилетку, где есть лого строительной компании — подрядчика. Дело в том, что вскоре руководство мэрии должно явиться на мост, и нежелательно, чтобы они видели работягу в официальной форме — он работает тут нелегально.

Но обо всем по порядку.

Итак, знакомьтесь, это — Бен.

— Бен, сколько вам лет и откуда вы родом?

— Мне 36 лет. Я из Конго.

— Почему вы не дома, а тут?

— Там очень плохо. Там нет работы. Но решение уехать я принял после того, как в 2011 году действующий президент Жозеф Кабила был переизбран на второй срок. Этот человек пролил очень много крови. Я и мои родители были в оппозиции к его власти. 

— Расскажите, что это за страна — Конго?

— Конго очень красивая страна. Там очень красивая и разнообразная природа: очень большие тропические леса, несколько огромных национальных парков. Конго — это очень богатая страна, там есть золото, алмазы, там хорошие люди, но очень плохая власть. Власть Конго очень жестокая, она убивает людей. Власть ничего не делает для людей, она только ворует. Там не строят дороги, с транспортом большие проблемы. Общественного транспорта вообще нет. Практически нигде нет интернета. Невозможно купить нормальные продукты. Большинство людей безработные. 

— У вас осталась семья в Конго? 

— Остался младший брат. Его зовут Мо, и сестра Марьям. Родители умерли 5 лет назад. Сначала умер отец, а через год умерла мать. 

— Отчего умерли родители?

— Они болели. В Конго такие законы, что если ты болеешь и обращаешься в больницу, но у тебя нет денег, тебя не будут лечить. У них не было денег, чтобы купить лекарства или таблетки.

— Чем вы занимались в Конго? 

— Я работал электриком. Я по образованию электрик. Чинил электропроводку в домах. Работал на стройках. Но в Конго за мою работу платили очень мало, я зарабатывал один доллар в день. 

— Кем были ваши родители? 

— У моих родителей не было образования. Они были простыми рабочими, подрабатывали на разных работах. В Конго очень трудно найти работу. Там очень много желающих работать, а работы нет. 

— Расскажите, как вы попали на Украину? 

— У моего отца был брат, который уехал в Париж, его зовут Абиг, он тоже работает там электриком. Он помогал нам деньгами, за счет этого наша семья и выживала. Я насобирал 1500 евро из тех денег, что присылал Абиг. Мы отказывали себе в еде, чтобы насобирать эти деньги. Мать мне говорила, что когда я начну зарабатывать в Европе, то буду помогать им деньгами. Я хотел поехать в Париж к Абигу, он бы мне помог с работой. В Конго есть люди, которые помогают добраться до Европы. 

— Легально? 

— Нет, нелегально. 

— Как вы оказались на Украине, если собирались ехать в Париж? 

— Из Конго мы выплыли на корабле в Россию. Нас была группа из 15 человек. Нам сказали, что из России на автобусе нас довезут до Парижа. Но привезли на Украину. Это было в 2011 году.

— Расскажите подробней про свой маршрут из Конго на Украину. 

— До России мы плыли на грузовом корабле. В нижнем отделении корабля была оборудована комната, в которой мы жили. Там стояли двухэтажные кровати с матрацами. Ночью нам разрешали подниматься на палубу, чтобы мы могли немного по ней погулять. Днем мы сидели в каюте, нам запрещали выходить. 

— Ты помнишь как назывался город и порт, в который зашел корабль?

— Нет.

— Как долго вы плыли в Россию? 

— Примерно месяц. 

— Что было, когда корабль зашел в порт? 

— Когда мы приплыли, наша группа разделилась. У восьмерых был свой маршрут и свои пункты назначения. Остальных семь человек, среди которых был и я, встретил русский мужчина, с которым был парень из Конго. Он попросили наши паспорта. Сказал, что они нужны, чтобы купить нам билеты на автобус. Нас посадили в автобус, на котором повезли к границе. Я не понимал, куда нас везут. Возле границы нас высадили из автобуса и повели в лес. Мы прошли километров 10 и оказались на другой стороне границы. 

— Ты понимал, что пересекаешь границу нелегально? 

— Да. Но другого пути не было. Я сразу знал, что еду как нелегал. 

— А что с теми парнями, которые переводили вас через границу? 

— Они перевели нас через границу, и передали другому мужчине, который посадил нас в микроавтобус. 

— Когда вы пересекали границу, то понимали, что это граница между Россией и Украиной?

— Нет. Я вообще не знал, где я. Я думал, что это такой маршрут в Париж через лес. Тем более что наши документы остались у того русского, который встретил нас по приезду в Россию. Документы украли. 

— Что было после того, как вы пересекли границу и вас посадили в автобус? 

— Водитель автобуса не понимал французский. Он привез нас в Киев на Шулявский рынок к африканцам. Он знал, что там торгуют африканцы. И просто по цвету кожи определил, что мы сможем поговорить с ними. Когда мы увидели чернокожих, мы подошли к ним и начали расспрашивать, где мы. Там было несколько ребят которые понимали французский. Они объяснили нам, что мы на Украине. У меня было с собой немного денег. Я попросил, чтобы мне помогли с местом, где я мог пожить первое время, пока найду работу. 

— А что случилось с остальными ребятами, которые были вместе с вами?

— Мне неизвестна их судьба. Мне повезло, что на рынке я встретил Марис. Это парень из того же района Конго, где жил и я. Он забрал меня на первое время к себе. Остальные ребята тоже с кем-то познакомились и разошлись. В тот вечер я их видел в последний раз. 

— Как прошла ваша первая неделя в Киеве? 

— Это было очень тяжело. Я не знал русского языка. Парень, с которым я жил, помог мне с работой. Грузчик на пластиковом заводе на Виноградаре — мое первое место работы. Платили по 200 гривен в день. Мне этого хватало, чтобы заплатить за жилье и на еду. Жил я тогда с Марисом. Потом ушел, когда Марис оттуда ушел.

— Что было дальше? 

— После завода по изготовлению пластика я работал грузчиком в Белогородке, на овощной базе. Туда же устроился Марис и позвал меня к себе. 

— А ваш друг Марис, он тоже нелегал? 

— На Украину он приехал нелегально, но у него не украли документы. И ему было гораздо проще оформиться здесь как беженцу. Еще у него были здесь друзья, которые помогли ему освоиться. 

— Почему вы остались на Украине, а не поехали потом в Париж, как планировали изначально?

— Потому что у меня нет документов. Нелегально очень дорого. И у меня нет надежных людей, которые бы могли это устроить. К тому же я на Украине имел работу. И это позволяло мне как-то жить. 

— Насколько тяжело нелегалу из Африки устроиться на Украине на работу? 

— У меня всегда были с этим проблемы. И сейчас у меня с этим проблемы. Каждый раз, когда приезжала проверка на те предприятия, где я работал, меня прятали. Я хочу дать это интервью с надеждой, что его увидит или Кличко, или Зеленский, и они помогут мне решить мои проблемы с документами. 

— Как часто у вас возникают проблемы из-за того, что нет паспорта и вы нелегально пересекли границу? 

— Очень часто. Это было десятки раз. Меня несколько раз отвозили в миграционную службу, где я платил штрафы. В миграционной службе меня оформили как беженца, но до 2015-го года. Когда закончился срок действия документов меня снова задержали, мне еще раз продлили документы до 2017 года. Затем меня задержали еще раз, и снова продлили документы до 2018 года. Сейчас я уже больше года хожу без документов. За это время я очень много раз платил взятки полицейским, чтобы они меня не отвозили в миграционную службу, потому что у меня не было денег, чтобы заплатить штраф. Каждый раз, когда у меня избегал срок действия документа беженца, я платил штраф. 1500 гривен.

— Почему вам не могут оформить постоянное место жительства? 

— У меня нет паспорта. Я хотел сделать паспорт, но в миграционном отделе мне сказали, что это мои проблемы. Я же сам сюда приехал, и должен сам решать свои проблемы. Посольства Конго на Украине нет, мне некуда обратиться. Поэтому я надеюсь, что мне помогут люди, которые сейчас у власти.

У меня есть руки, ноги, я очень хочу работать на Украине. Мне не нужен Париж, Украина — это Европа. Но я не могу нормально работать без документов. Наш разговор прерывает внезапный звонок он начальства. Шеф зовет Бена на работу, поэтому мой собеседник просит отсрочить встречи и приглашает к себе в гости. Я любезно соглашаюсь. И уже на следующий день мы встречаемся в арендованной хрущевке на Лесном массиве, где Бен вот уже четвертый год снимает жилье. Живет один. Но последние три месяца делит площадь с приятелем, который также с Конго и у которого, как и у него, проблемы с документами.

— Когда я сказал Марселю, что ко мне приедут журналисты, которым я хочу рассказать о своей проблеме с документами, он мне сказал, что я — дурак и меня после этого могу забрать в миграционную службу. На что я Марселю сказал, что это он дурак. Потому что боится, и не ищет возможностей решить проблему с документами.

Бен снисходительно улыбается, рассказывая про друга. И признается, что когда товарищ узнал, что приедет журналист, он собрался и куда-то поехал, а Бена попросил сказать, что живет один. Но вернемся к истории Бена. Спрашиваю, не хотели ли его депортировать?

— Нет. Я им сказал, что у меня умерли папа и мама и мне некуда ехать. Я хочу жить на Украине. 

— Вы не хотите вернуться в Конго?

— Я бы хотел посетить могилу своих родителей, я там никогда не был. Конечно, немного скучаю за Конго, но там нет работы, там нельзя купить нормальные продукты. А здесь я зарабатываю деньги и могу помогать своему брату и сестре, которые остались там, в Конго. 

— Вы помогаете им деньгами? 

— Да, пересылаю какую-то часть от того, что зарабатываю. 

— А как вы отправляете им деньги, если у вас даже нет паспорта? 

— У меня есть люди, которые за 100 гривен помогают мне это сделать. 

— Как вы попали на ремонт Шулявского моста? 

— Я уже почти год работаю в компании (ООО «Современная транспортная инфраструктура», — ред.), которая занимается ремонтом дорог в Киеве. 

— Чем конкретно вы занимаетесь в этой компании? 

— Я делаю все, что мне скажут. В основном я укладываю бордюры и кладу асфальт на тротуарах. 

— Вы давно тут работаете? 

— Где-то месяц. 

— Сколько вам платят за один день? 

— Мне платят 100 гривен в час. Каждый день я работаю по-разному. Иногда могу работать 8 часов иногда 10. Мне хватает этого на жизнь (исходя из этой ставки получается 800–1000 гривен в день или же примерно 17–22 тысяч гривен в месяц; правда, Бен говорит, что работа есть далеко не всегда, — ред.). 

— Вы знакомы с мэром Киева — Виталием Кличко? 

— Нет. Я его видел всего два раза. Я хотел подойти к нему и рассказать о своей проблеме с документами, чтобы он помог мне. Но мои начальники сказали, чтобы я этого не делал. Работаю я в этой компании неофициально, и меня могут сразу отправить в миграционный отдел. Так мне сказали. 

— Вам нравится Киев?

— Я не был в других городах Украины кроме Киева, это красивый город, здесь есть дороги, общественный транспорт, много магазинов, в которых можно купить продукты, здесь есть работа.

— Кем вы мечтаете стать в будущем? 

— Я хочу получить на Украине диплом электрика и работать электриком. 

— У вас есть девушка? 

— Нет. На Украине я не смог найти себе девушку. Я пробовал знакомиться на сайтах знакомств. Но меня там оскорбляли, называли «негром». Я больше думаю о работе, а не о девушке. 

— А в Конго у вас была девушка?

— Да, ее зовут Карин. Мы познакомились, когда я заканчивал учебу. Карин родила мне мальчика, его зовут Кольели. Ему уже 15 лет.

— Карин — это ваша жена?

— Нет. Мы с ней не поженились, не сошлись характерами, часто ссорились. Сейчас я с ней не общаюсь, с сыном тоже не общаюсь. Карин давно нашла себе другого мужчину. У них своя семья.

— Какую музыку вы слушаете? 

— Я слушаю только религиозную музыку. Я верующий человек. По воскресениям хожу в церковь «Возрождение», недалеко от поворота на Коцюбинское. 

— Где вы гуляете. Есть любимые места в Киеве?

— Хожу по паркам, в клубы не хожу, там можно встретить пьяных, могут быть конфликты. Я в основном гуляю днем. Мне очень нравится гулять возле реки Днепр, она очень большая.

— Вы сталкивались в Киеве с проявлениями расизма?

— Нет, бывало такое, что на меня говорили «негр», но это были какие-то пьяные люди, а так чтобы это было массово, то нет.

— Строительство Шулявского моста почти закончилось, чем дальше займетесь?

— Мне сказали, что скоро мы начнем работать на Южном мосту, поэтому сейчас немного отдохну дома, а как позвонит начальник, поеду на работу. 

— Как к вам относится руководство компании, где вы работаете? 

— Нормально. Я качественно и ответственно делаю свою работу. Но основная проблема в том, что, что у меня нет документов, и мне постоянно об этом говорят. 

— Как планируете праздновать Новый год?

— Я буду дома. Посидим за столом с парнем, с которым я снимаю квартиру. Чтобы как-то праздновать нужны деньги, а сейчас у меня денег нет. На улице большой мороз, укладывать асфальт в таких условиях тяжело, он очень быстро замерзает, поэтому в ближайшие дни работы не будет.

— Как в Конго празднуют Новый год?

— По-разному. Если на время праздников приходится сезон дождей, то Конго превращается в большое болото, везде грязь. Если хорошая погода, все танцуют, веселятся, но я не могу сказать, что есть какие-то обряды. Главное — это быть со своей семьей. 

— На Украине атрибут Нового года — елка, а у вас что, в Конго?

— У нас нет главного атрибута. Мы можем нарядить какое-то дерево если очень хочется, но в основном это просто танцы, купания и веселья. Главная традиция — купание в реке, это очищает. Можно загадывать желания. Хотя разве для мечты должен быть повод?

— У вас есть желание для Деда Мороза? 

— Я уже очень взрослый для таких сказок. Но у меня есть просьба для президента. Я как-то увидел его интервью. Зеленский говорил, что готов предоставить гражданство всем, кто хочет работать на Украине. Я очень хочу здесь работать, я люблю эту страну и не хочу никуда уезжать. Поэтому, если в новом году я получу паспорт Украины — мое самое большое желание сбудется.

Читайте также: Российские дипломаты высмеяли ответ посла США Путину (ВИДЕО)

Количество просмотров: 7 025


b4a8f662eb47b5d8