Создание постпандемического мира: семь шагов

Создание постпандемического мира: семь шагов | Русская весна

Американское издание The National Interest публикует «пошаговую инструкцию» по созданию мира после пандемии COVID-19. Интересен этот материал не только видением ближайшего будущего глазами нашего потенциального противника, но и тем, что одним из авторов статьи является Курт Волкер, бывший «смотрящий» за Украиной от Госдепа.

Пандемия коронавируса подготовила почву для самых масштабных изменений в мировом порядке со времен Второй мировой войны. Китай, Россия, Иран и другие противники Америки готовятся к тому, чтобы использовать в своих интересах постпандемическую обстановку, и могут добиться в этом отношении значительных преимуществ.

США не могут позволить себе закрывать глаза на эту реальность и сосредоточить свое внимание исключительно на возвращении к норме и стимулировании восстановления внутри страны. Вашингтон должен возглавить международные усилия демократических стран-единомышленниц, включая союзников и друзей в Европе, Азии, Южной Азии и на Ближнем Востоке, направленных на создание мира, возрождающегося после коронавируса — причем, так, чтобы это способствовало свободе, процветанию и глобальной безопасности.

«Запад» — не место, а идейная концепция — остается для человечества самой прогрессивной, большой, продуктивной, вдохновляющей и постоянной надеждой.

Наши лидеры уже сейчас должны направить этот потенциал на создание постпандемического мира, который будет отвечать интересам будущих поколений.

Многие страны мира по-прежнему уделяют первоочередное внимание устранению местного ущерба, нанесенного коронавирусом, и принятию мер на международном уровне, направленных на повышение готовности к будущим пандемиям. Эти действия важны и необходимы. Но уже пора начать обдумывать геополитические последствия пандемии коронавируса и разрабатывать стратегии продвижения западных ценностей и интересов.

Запад не впервые оказывается лицом к лицу с «дивным новым миром» и испытывает потребность в формировании четкого видения и разработке стратегии на будущее.

Так было в конце 1940-х-начале 1950-х годов. Глядя на пепелище Второй мировой войны, западные лидеры пришли к выводу, что будущее победившего демократического сообщества зависит от развития демократии, укрепления независимости, процветания и безопасности в мире в целом. Для содействия достижению этих целей они создали институты и разработали доктрины: Организацию Объединенных Наций, Всеобщую декларацию прав человека, Бреттон-Вудские учреждения, Европейское объединение угля и стали (которое позже стало ЕС), Международный суд, НАТО и многое другое. Созданная система не была совершенной, но она отражала четкое представление и стратегию на долгосрочную перспективу, и она позволила добиться потрясающих результатов.

Мы находимся на другом таком же этапе человеческой истории. Некоторые из этих институтов, созданных 70 лет назад, работают до сих пор. А другие — нет.

Как бы то ни было, для создания постпандемического мира нам необходимо четкое видение и смелые стратегии. Ниже мы приводим семь конкретных рекомендаций.

1. Организовать серию саммитов демократических стран-единомышленниц

В годы, предшествовавшие вспышке коронавируса, более целесообразным считалось не отстаивание ценностей и принципов, а заключение сделок с противниками — будь то «лихорадочные» закупки российского газа, покупка дешевых китайских промышленных товаров или сокращение иранской ядерной программы.

Многосторонние организации, такие как ОЭСР, ВТО, Совет Европы, Совет ООН по правам человека и другие, не смогли обеспечить соблюдение своих собственных требований и соответствие своим критериям.

Демократические страны были разобщены, самодовольны, дискредитированы и готовы идти на компромисс.

Период возрождения после эпидемии коронавируса представляет собой возможность сплочения демократических стран-единомышленниц вокруг общих ценностей и целей. Это можно было бы осуществить на основе серии встреч на высшем уровне, определяющих политический вектор и направленных на продвижение последовательной повестки дня в защиту свободы, в таких организациях, как НАТО, Группа семи (или Группа десяти — с участием Японии, Кореи и Австралии), США-Евросоюз, Сообщество демократий, Соглашение между США, Мексикой и Канадой и так далее.

2. Заключить трансатлантическое соглашение об инвестициях, развитии и обеспечении стабильности (TIGRE)

Северная Америка и Европа вместе представляют собой самую процветающую, самую безопасную, самую законопослушную часть мира, где свободу уважают больше других. У них есть политический, экономический вес и авторитет в сфере безопасности, позволяющие им определять глобальную повестку дня таким образом, чтобы защитить свободу, принципы рыночной экономики, верховенство права, права человека, демократические системы, и мир и безопасность во всем мире.

В основе этого должно лежать использование потенциала инвестиций и свободного и справедливого обмена товарами и услугами в рамках единой гигантской экономической зоны, связывающей страны Соглашения между США, Мексикой и Канадой, ЕС и ЕАСТ.

К такой зоне могли бы присоединиться и союзники — такие как Япония, Южная Корея и Австралия.

Ключевой составляющей такого соглашения является определение стратегической инфраструктуры и отраслей промышленности, которые необходимо создать в рамках этой демократической зоны свободного рынка. По сути, это позволило бы свести на нет попытки Китая пробиться на европейские рынки с помощью своей программы «Один пояс — один путь» или доминировать в сетях 5G.

У государств, «возрождающихся» после пандемии коронавируса, может возникнуть желание создать государственные барьеры — но нам было бы гораздо лучше ослабить барьеры между союзниками-единомышленниками и еще больше усилить барьеры в отношении авторитарных противников, которые не разделяют наши ценности и интересы.

Прежним попыткам заключить трансатлантическое торгово-инвестиционное соглашение препятствовали специфические интересы многих стран, и, в конечном счете, они оказались слишком нерешительными, чтобы разрушить барьеры и построить реальную, стабильную трансатлантическую экономику.

Вполне возможно, что после окончания пандемии коронавируса удастся инициировать новое революционное Трансатлантическое соглашение об инвестициях, развитии и обеспечению стабильности.

3. Переориентировать НАТО в качестве организации, обеспечивающей комплексную безопасность для сдерживания авторитаризма

Президент Франции Эммануэль Макрон выразил горькую истину, когда сказал о смерти мозга НАТО. НАТО по-прежнему является единственным наиболее важным гарантом безопасности в трансатлантическом регионе, а также организацией, наиболее способной распространять безопасность на регионы кризисной ситуации. Но альянсу необходимо новое вливание политического капитала из входящих в его состав государств.

Как организация, основанная на консенсусе, НАТО сильна ровно настолько, насколько сильна политическая приверженность входящих в ее состав государств.

Это означает, что каждый союзник должен подтвердить свою приверженность НАТО как координатору в противостоянии всем видам угроз безопасности. Возглавить эти усилия должны США.

Одна из реальностей, которую обнажила пандемия коронавируса, заключается в том, что безопасность не ограничивается военной сферой. Киберпространство, информация, энергетика, критическая инфраструктура и система поставок, а также системы здравоохранения — все это сферы, где безопасность наших обществ находится под постоянной угрозой.

В прошлом НАТО несколько раз приспосабливалась к меняющемуся характеру угроз. Альянс должен вновь приспосабливаться, расширяя свое понимание характера угроз и вкладывая средства в инструменты, необходимые для координации политики и действий входящих в него стран по обеспечению безопасности в XXI веке.

Аналитический процесс, инициированный генеральным секретарем НАТО Йенсом Столтенбергом, предполагает принятие смелых решений и четкие рекомендации коренных преобразований в деятельности альянса.

4. Расширить зону свободы, открытой экономики и безопасности

Благодаря расширению НАТО и ЕС после окончания холодной войны более 100 миллионов человек в странах Центральной и Восточной Европы сейчас живут в условиях демократии, растущего процветания и безопасности. НАТО и ЕС стали сильнее, и в результате Европа стала более безопасной и благополучной.

Однако некоторые соседние с Европой страны остаются за пределами этой зоны свободы.

Недавнее вступление в Североатлантический альянс Северной Македонии, ставшей его тридцатым членом, способствует укреплению НАТО и повышению региональной стабильности в западной части Балканского полуострова. Кроме того, оно является однозначным сигналом для игроков, осуществляющих неблаговидную деятельность (таких как Россия), что они не имеют права вето на решения суверенных государств-членов НАТО.

Трансатлантическая повестка дня должна гарантировать, что «дверь» в НАТО остается открытой для всех отвечающих критериям стран, особенно для стран, являющихся официальными кандидатами — Боснии и Герцеговине и Грузии, а также для таких стран, как Косово и Украина, которые надеются когда-нибудь стать членами альянса.

Очевидно, что Украине предстоит пройти долгий путь, прежде чем членство в НАТО станет серьезной возможностью, и НАТО должна и дальше укреплять отношения.

Украина по-прежнему демонстрирует, что видит свое будущее в союзе с Западом, а не под игом российского господства. То же касается и Грузии, которой будущее членство впервые было обещано на саммите НАТО в Бухаресте в 2008 году.

После окончания кризиса, вызванного пандемией коронавируса и с учетом опасности того, что авторитарные государства стремятся извлечь выгоду, воспользовавшись возможностями постпандемического мира, НАТО и ЕС должны вновь подтвердить свою приверженность процессу расширения, чтобы включить в свой состав все европейские демократические страны, отвечающие критериям членства.

Эти критерии стали стимулом для начала важных реформ в Центральной Европе в прошлом и по-прежнему могут служить стимулом для осуществления реформ в соседних странах Европы, если перспектива членства будет реальной.

Для НАТО будет крайне важно четко дать понять, что оккупация Россией территории некоторых стран-претендентов на членство не будет препятствием для вступления в НАТО.

НАТО и страна-претендент могли бы договориться не применять силу первыми в попытке восстановить территориальную целостность и взять на себя обязательства только в отношении мирной реинтеграции.

5. Восстановить стратегический союз с Германией

В реализации всех вышеперечисленных инициатив — от развития и инвестиций до укрепления НАТО и расширения зоны свободы — самым важным партнером для США является Германия. Период, предшествовавший вспышке коронавируса, ознаменовал собой самый резкий за многие десятилетия спад в американо-германских отношениях.

После завершения этой пандемии США и Германия должны забыть о существовавших на протяжении последних нескольких лет разногласиях и начать совместную работу над этой новой стратегической повесткой дня. Это взаимодействие можно начать с того, что президент Дональд Трамп и канцлер Ангела Меркель проведут специальную двустороннюю встречу на высшем уровне, и вновь активизировать после президентских выборов в США и после выборов в Бундестаг Германии.

Решающее значение имеют и отношения с Францией, особенно учитывая роль Франции в ключевых международных организациях.

Наряду с действиями по укреплению американо-германского стратегического альянса, большое значение будет иметь и восстановление отношений между Трампом и Макроном.

6. Укрепить особые отношения между США и Великобританией

Поскольку Великобритания находится на пути выхода из Европейского Союза, крайне важно, чтобы США предоставили Великобритании полные гарантии того, что она останется в составе более широкого демократического, ориентированного на рынок сообщества безопасности.

После окончания пандемии коронавируса партнерство с Великобританией должно стать еще более прочным.

Крупнейшая и пятая по величине экономики мира призваны сыграть важную роль — дать толчок к возрождению глобальной экономики, и они могут сделать это путем выполнения соглашения о свободной торговле, которое уже обсуждается между Лондоном и Вашингтоном.

В соответствии с вышеупомянутым соглашением TIGRE, отношения между США и Великобританией могут способствовать реализации более широкой задачи, объединив все трансатлантическое сообщество и, возможно, других союзников.

7. Координировать западную политику с целью реформирования слабеющих глобальных институтов

Вызванный пандемией коронавируса кризис продемонстрировал необходимость укрепления институтов, объединяющих свободные страны, но он также стал свидетельством того, что многие глобальные институты неэффективны или переживают не лучшие времена — зачастую из-за влияния авторитарных государств. Свободные страны мира должны координировать политику, направленную на реформирование этих институтов, и настаивать на том, чтобы те выполняли свои обязанности.

Членство России в Совете ООН по правам человека, или использование Китаем правил ВТО в своих интересах, или то, что ВОЗ обеспечивает политическое и бюрократическое прикрытие Китаю, отказывающемуся от сотрудничества в расследовании, предоставлении данных и борьбе с коронавирусом — все эти проблемы должны быть проанализированы и решены.

Никакого чудодейственного рецепта создания посткоронавирусного мира не существует. Многие инициативы ни к чему не приведут. Но сейчас свободным странам пора принимать смелые решения и пытаться преодолеть существовавшие в прошлом барьеры. Если мы этого не сделаем, то это наверняка сделают другие — те, кто не разделяет наши ценности и преследует другие интересы.

Читайте также: Шокирующая Украина: Киевлянка в ответ на просьбу надеть маску натянула на голову трусы (ВИДЕО)

Джеймс Джей Карафано (James Jay Carafano), Курт Волкер (Kurt Volker)

Количество просмотров: 4 275


b4a8f662eb47b5d8