Коронавирус и вирус цифрового контроля: что опаснее?

Коронавирус и вирус цифрового контроля: что опаснее?  | Русская весна

Пандемия коронавирусной инфекции, из-за которой половина мира оказалась парализованной карантином, продолжает преподносить сюрпризы. И чаще не в медицинской, а в политической сфере.

Начнём с того, что строгий карантин оказывается не столь уж необходимым, когда это требуется политикам или тем, кто «делает политику».

«А что, мы уже забыли про COVID-19?»

Америка просто «отложила» пандемию коронавируса: презрев все строгие правила карантина, во многих городах страны протестующие митингуют, устраивают беспорядки, громят магазины. Причина или, скорее, повод для массовых волнений — гибель от рук полиции афроамериканца Джорджа Флойда.

Не будем давать оценку этому инциденту и разбирать политические версии происходящего, но отметим: те люди в Америке, которые наблюдают «чёрный Майдан» со стороны, недоумённо спрашивают: «А что, мы уже забыли про COVID-19?».

В минувший уик-энд карантинные ограничения явочным порядком исчезли и во многих странах Европы: десятки тысяч людей вышли на протесты против расизма и полицейского насилия. Не обошлось без столкновений и беспорядков. Так, в Лондоне ранения получили 14 офицеров полиции.

В Риме протестующие потребовали отставки премьера Джузеппе Конте из-за реакции правительства на коронавирусный кризис и вреда, который был причинён экономике и рабочим местам. А в Варшаве митингующие требовали отставки… Дональда Трампа. Опять же в связи с расизмом и полицейским насилием в США.

Удивительно, что все эти столь чувствительные к несправедливости десятки тысяч европротестующих вот уже седьмой год упорно не замечают фактов военного насилия и военных преступлений на востоке Украины. Это заставляет усомниться в их реальной чувствительности. Но мы сейчас не об этом.

А вот о чём: странно, что повестка пандемии коронавируса и связанных с этим беспрецедентных карантинных мер так легко уступает место повестке политической целесообразности («чёрный Майдан» очень напоминает Майдан киевский, какие на самом деле цели преследуют организаторы, мы увидим, когда рассеется дым файеров).

Можно предположить: либо коронавирус не так опасен, как его представляют для обоснования странных решений, либо организаторов протестов совсем не интересуют вопросы безопасности протестующих.

Без книги и без учителя?

Зато власти многих стран всерьёз озаботились вопросами цифрового контроля над населением. И в данном случае о пандемии коронавируса никто не забывает, под ее предлогом вводятся всё новые ограничения.

Граждане безропотно принимают новшества, которые раньше вызвали бы бурю возмущения.

Отнята свобода передвижения, закрыты границы, о масках и перчатках не высказался только ленивый. Сейчас страх перед коронавирусом перевешивает, люди делают выбор между свободой и безопасностью в пользу безопасности. Хотя выбора, собственно, нет. Но возникает много вопросов. Часть из этих вопросов (возможно, самые главные) сформулировал Никита Михалков в очередном выпуске программы «Бесогон».

В частности, речь идёт о внедряемом в связи с эпидемией дистанционном обучении — насколько велик вред здоровью детей? Можно ли вообще назвать это образованием?

Учитель высшей квалификационной категории, преподаватель физики и информатики Татьяна Белокомнатная (её обращение звучит в программе) напоминает про санитарные нормы, неизбежно нарушаемые при дистанционном образовании, о невозможности усвоить учебный материал и обращается к членам Федерального Собрания: своими высокими технологиями вы губите будущее страны, ведь будущее страны — это дети.

«Ни одна высокая технология не даст вам население, которое умеет рассуждать, анализировать, делать выводы», — говорит учитель.

А как быть семьям с детьми, проживающим далеко от столиц, ведь Россия — огромная страна? В программе продемонстрированы сцены, в которых дети делают домашние задания в машинах, стоящих на обочине автотрассы — только там можно «поймать» Интернет.

Почему в списках авторов внедряемых в России образовательных (если их так можно назвать) программ и проектов практически нет русских имён (и какие имена есть)? Почему эти программы лоббируют столь упорно? И какие цели декларируют?

А среди открыто заявленных целей — отмирание профессии учителя, отмирание книги, отказ от дипломов об окончании учебного заведения, от авторского учебника…

Указаны конкретные сроки. Если от дипломов и от авторских учебников рассчитывают избавиться в ближайшее время (уже к 2025 году), то, по замыслу составителей программы, к 2035 году должны отмереть такие институты, как — внимание! — общеобразовательная школа, исследовательский университет и даже «текст (книга, статья) как доминирующая форма знаниевой коммуникации».

«А ещё раньше этого должен исчезнуть учитель, в нашем традиционном понимании этого, потому что его должен заменить искусственный интеллект как наставник», — отмечает Михалков.

И добавляет: «Послушайте, это не конспирология, дорогие мои, это официальный документ…»

«Технологическое варварство»

И такая ситуация не только в России, по всему миру. На Украине, например, всем памятен видеоурок, в ходе которого учительница рассказывала пятиклассникам про «Евромайдан», надев на голову кастрюлю — в знак солидарности с майдановцами. Без комментариев.

Но что Украина. Никита Михалков цитирует итальянского философа Джорджо Агамбена: «То, что было очевидно внимательному наблюдателю, а именно то, что так называемая пандемия будет использоваться в качестве предлога для всё более широкого распространения цифровых технологий, теперь стало реальностью».

«Важной частью наступающего технического варварства, которое мы переживаем, является стирание из жизни каких бы то ни было чувств и утрата лиц, навсегда заточённых в спектре экрана», — считает Агамбен.

И подчёркивает: «В том, что ныне творится, гораздо важнее нечто, о чём вообще ничего не сказано, а именно конец коллективности как формы жизни».

Об этом действительно предпочитают не говорить.

Но по факту — у нас на глазах происходит стремительная атомизация общества, сброс «за борт» всех, кто не подключен или слабо подключен к «цифре» (вспомним этих детей в авто на обочине трассы), усиление цифрового и медицинского контроля над каждым.

И не совсем понятно уже, кто именно нас контролирует. Те ли, кого мы для этого избирали?

Пандемия коронавируса и связанные с ней проблемы ставят столько вопросов, что невозможно даже просто перечислить их в рамках одной статьи. Мы по мере сил продолжим разбор этой темы в последующих публикациях.

Читайте также: Россия открывает границы для россиян и иностранцев (+ВИДЕО)

Андрей Лубенский, Украина.ру

Количество просмотров: 4 443


b4a8f662eb47b5d8