Если вы думаете, что Миннеаполис никогда не станет Могадишо, вы ошибаетесь: крик души американского копа (ФОТО)

Если вы думаете, что Миннеаполис никогда не станет Могадишо, вы ошибаетесь: крик души американского копа (ФОТО) | Русская весна

«Русская Весна» предлагает вашему вниманию открытое письмо американского полицейского, опубликованное на портале Law Officer. 

Трэвис Йейтс — майор полиции города Талса — отреагировал на бурлящие в Штатах беспорядки, призывы прекратить финансировать полицию и массовое вставание на колени.

«Это самое сложное, что мне когда-либо приходилось писать. 

Я вырос в семье сотрудника правопорядка. Мой отец дослужился до капитана полицейского управления города Форт-Смит в Арканзасе. Я помню, как он брал меня с собой на работу, когда шёл получать зарплату, а я стоял, восхищаясь всеми теми супергероями, которые запросто ходили по коридорам того же участка. 

С ними было весело: там были мужчины и женщины всех рас, но у всех была одна миссия — сделать наше общество безопаснее. 

Отец мой пожертвовал многим, как и моя покойная мать. Какие бы задачи перед ним не стояли — следить за подозреваемыми всю неделю кряду, прослушивать или гоняться за наркодилерами по всей стране, он всегда выполнял их, чтобы наша семья ни в чём не нуждалась. Кто-то скажет, что мой отец был наделён особыми правами, но там, где я рос, это называлось тяжёлым трудом. 

Ребята в моей школе считали моего отца и то, чем он занимался, крутым. А когда он спрашивал, обижает ли меня кто-то в школе, мой ответ всегда был — нет. Все всегда уважали полицейского, даже „трудные” ребята, которым наука не особо давалась. 

Не то, чтобы я рос, мечтая стать копом, но в одну судьбоносную ночь, когда я был студентом-первокурсником, всё изменилось. 

Я отправился на дежурство с настоящими патрульными, и с тех пор моя жизнь уже не была прежней. Когда я отучился в колледже четыре года, отец хотел устроить меня на работу, где было бы важно полученное образование, так что 21-летним парнем я переехал в Талсу (штат Оклахома). 

Я никого не знал, все мои знания вообще сводились к тому, что я видел, что и как делает мой отец, к тому, что работать надо на совесть, а к людям относиться с уважением. Мне встречалось множество других полицейских, которые так же трудились, чтобы сделать жизнь вокруг безопаснее. 

С тех прошло 27 лет и сказали мне тогда, как будет выглядеть правоохранительная система сегодня, я бы вам просто не поверил. 

Изменилась не система, изменился мир вокруг нас. 

Психически нездоровых людей раньше лечили, сейчас к ним присылают полисменов. Детей раньше учили уважать других, а сейчас круто совсем другое.
Твоё руководство поддерживало тебя, когда ты был прав, сейчас же они обвиняют тебя в неправоте, чтобы угодить сумасшедшим. 

Раньше детям перепадало от родителей за привод в полицию, теперь родители злятся на нас. 

СМИ раньше подчеркивали тот вклад, который люди моей профессии делали в общественное дело, а сейчас они просто игнорируют нашу работу или перекручивают всё так, как выгодно им. 

Раньше нас в какой-то мере уважали даже преступники. Если они оказывались пойманными, они понимали, что таковы правила и такова твоя работа. Сейчас мы виноваты в том, что они сидят в наручниках, а вовсе не их жизненный выбор и не их решения. 

Если кто-то нападал на полицейского, к нему и относились соответственно. Сейчас на них смотрят как на мучеников, а вот полицейских ждут миллионные судебные иски.


На фото: Майор Йейтс

Раньше мы свидетельствовали в суде и нам верили. Сейчас, если у тебя нет видеозаписи, сделанной с разных ракурсов, никого не волнует, что ты там говоришь. 

Сейчас отовсюду только и слышно, что о расизме и о копах-расистах, но я никогда не видел, чтобы к людям относились как-то иначе из-за цвета их кожи. И я знаю, что те трусы, которые никогда моей работой не занимались, как раз и назовут меня расистом из-за этих слов, всё равно как на духу говорю: всё, что видел, это преступления и полицейских, которые пресекали их, не глядя на цвет кожи. 

Видел, как копы помогали и спасали людей всех рас, полов и национальностей. И если раньше это что-то да значило, сейчас никому нет дела. Меня обзывали так, как вы и представить себе не можете, часто очень расистки, но никогда я не слышал оскорблений от коллег. Видел, как с таким сталкиваются мои коллеги-афроамериканцы, и даже отговаривал однажды такого новичка от увольнения из полиции, потому что его затравили трусы такого же цвета, как и он. 

Я слышал слова, которых даже не знал до того, как стать полицейским.

Дядя Том, Крекер (презрительное название белых — прим. РВ), свинья и нигер (в оригинале — the N Word — прим. РВ) и это только навскидку. Тысячи раз я слышал это и ни разу не слышал, чтобы полицейские оскорбляли в ответ. Они просто слушали.

Несмотря на всё это, моя работа — это величайший шанс, выпавший мне в жизни. Любому бы посоветовал идти работать в полицию и втайне надеялся, что один из моих детей так и сделает однажды. 

Это стало бы четвёртым поколением полицейской династии в нашей семье. 

Но сегодня со всем этим покончено. Я не пожелал бы этой работы самому худшему своему врагу. Никого из тех, кто мне дорог, я бы сейчас в этот ад не послал. 

Это единственная работа, на которой ты всё делаешь правильно и всё теряешь. 

Это единственная работа, где тебя ненавидят те, ради которых ты рискуешь жизнью. 

Тебе никогда не представится шанса объясниться.


На фото: Майор Йейтс

Урезонить тех, кто тебя ненавидит, ты тоже не сможешь. 

Обидные злые слова превратились в камни, бутылки и даже выстрелы. 

Я смотрел, как это происходит с парнями вокруг меня, видел, как рушатся их жизни. 

Наша работа стала буквально бомбой замедленного действия: ты можешь всё сделать правильно, но следующий вызов обернётся для тебя судебным иском или отстранением. 

Ни в одной другой профессии с таким не сталкиваются. 

По вине докторов умирает 250 000 человек в год (в США — прим. РВ). Это называют врачебными ошибками и общество понимает, что врачи занимаются сложнейшими вещами и делают всё от них зависящее, чтобы принять правильное решение в каждом конкретном случае. 

Несмотря на то, что уровень насилия в нашем обществе один из самых высоких в мире, в год убивают менее 1 000 подозреваемых. 96% нападают на нас с оружием, таранят нас машинами, лезут с кулаками. И всё это для того, чтобы потом Бенджамин Крамп (американский адвокат-звезда, специализируется на гражданских правах — прим. РВ) помог их семьям сорвать куш. 

Я видел копов, которые рисковали своими жизнями даже там, где это было не обязательно…. и всё для того чтобы сохранить чью-то жизнь. Нам за это никогда не говорят спасибо. Другим — да. Нам — нет (вероятно автор имеет в виду информационную кампанию „Спасибо врачам”, развернувшуюся на фоне пандемии коронавируса — прим. РВ). 

И вот нам говорят, что лишат нас даже того скудного финансирования, которое есть сейчас, или вообще упразднят.

Нами будут руководить люди, преследующие политические цели. Ты проснулся и надел форму? Поздравляю — ты уже расист. 

В эти выходные мне угрожали убийством просто за то, что я делаю свою работу. Ещё десять лет назад это вызвало бы всеобщее возмущение и стало бы темой общенациональных новостей. Сейчас это просто обычный день, понедельник.

Впереди — только угрозы, только обвинения в расизме и новая ложь о людях нашей профессии. 

Раньше я отговаривал коллег от увольнения, сейчас я поддерживаю их в этом. 

Всё кончено, Америка. Ты добилась, чего хотела. 

Вам не придётся упразднять полицию, полицейских просто не останется. Упразднять будет некого. 

И хотя я знаю, что большинство американцев по-прежнему ценят нас и нашу работу, этого недостаточно, а риск слишком велик. Те из вас, кто благодарит нас или время от времени угощает нас чем-нибудь, знайте, это для нас очень много значит. 

Но те из вас, кто молчал, пока негодяи и трусы медленно проворачивали ножи в наших спинах, знайте, вы тоже соучастники. 

Ваша вера в хэштеги и мемы, а не в правду создала и будет создавать такую новую реальность вокруг вас, в тех районах, где вы живёте, которую вы и представить себе не могли. 

Если вы думаете, что Миннеаполис никогда не станет похож на Могадишо, вы ошибаетесь. 

А когда всё же станет, вспомните, что вы сделали для этого. 

Вот та Америка, которую вы создали». 

Тут стоить отметить, что образ подтянутого отличного парня в полицейской форме действительно остался в прошлом веке вместе с Доном Джонсоном в роли Нэша Бриджеса, Мэлом Гибсоном в «Смертельном оружии», Джеймсом Белуши на пару с овчаркой Джерри Ли в К-9. И, конечно, с офицером Джоном Макклейном в «Крепком орешке».

Сегодня Америка в едином порыве убирает персонажей-полицейских даже из мультфильмов: так, популярный мультсериал «Щенячий патруль» снимают с эфира из-за щенка-полицейского по имени Чейз (Гонщик).

Производитель популярных конструкторов Lego отказался от рекламы полицейских наборов, чтобы «не провоцировать ненависть».

Полицию расчеловечивают на наших глазах. Полиция встаёт на колени перед обезумевшей толпой, которая даже не выдвигает никаких требований, просто громит богатые кварталы своих же городов.

Что ж, мы все видели это осенью 2013 года на Украине. Мы помним, как жгли пацанов из внутренних войск в Киеве. 

Мы помним толпу, скандирующую «Мусора — позор России». Майор Йейтс не виноват в том, что его правительство занимается такими вещами по всему миру, но бумеранг облетел земной шар и ударил по нему.

Перевод Павла Полянского, специально для «Русской Весны»

Читайте также: «Россия» на КПВВ в ДНР взрывает Сеть: «патрiоты» в бешенстве (ФОТО)

Количество просмотров: 21 848


b4a8f662eb47b5d8