Начинается новая битва за Ирак

Начинается новая битва за Ирак | Русская весна

Революционные события случились в Ираке, с 2003 года находящемся в жесточайшем разрыве между Вашингтоном и Тегераном и фактически превращённом в failed state.

В пятницу в Багдаде произошёл массовый арест проиранской шиитской военизированной группировки «Катаиб Хезболла» за ракетные обстрелы против американцев.

14 человек, в том числе один иностранец (вероятно, гражданин Ирана), были арестованы в штабе «Хезболлы» в южной части Багдада предрассветным утром. Арест провёл элитный спецназ Контртеррористической службы (КТС) Ирака. И проиранские силы не могут их вытащить из тюрьмы до сих пор, несмотря на многочисленные уличные акции протеста и блокирование пикапами «зелёной зоны». МВД Ирака и службы безопасности страны создали специальный комитет для расследования деятельности этих бригад на территории Ирака.

Это случилось впервые в истории постсаддамовского Ирака. Начался новый раунд битвы за Ирак между ключевыми игроками.

Напомню, что на территории Ирака действуют около десятка баз американской коалиции и тысячи членов проиранских групп («Хезболла», отряды Сил народной мобилизации, фактически корпункты «Аль-Кудса» на Ближнем Востоке).

Последние регулярно устраивали ракетные обстрелы американцев. Так, AFP пишет, что только с октября 2019-го проиранские группы предприняли 33 нападения на силы коалиции и американских дипломатов.

Reuters / © Thaier al-Sudani

С октября 2019 года в Ираке начался правительственный кризис: массовые беспорядки с требованием отставки премьера Аделя Абдуль Махди, которого в премьеры утверждал КСИР и генерал Касем Сулеймани. Абдуль Махди тянул время как мог и, воспользовавшись случившейся 3 января 2020 года ликвидацией Сулеймани и его иракского партнёра Абу Махди аль-Мухандиса (Силы народной мобилизации), инициировал в парламенте голосование за вывод американских войск из Ирака (и успел это сделать, законодательный акт был принят).

До Махди, способствовавшего политическому кризису в Ираке в пользу Ирана, были другие премьеры и политики, утверждённые в Тегеране. И никто из них не смел отдать приказ об аресте проиранских милиций или членов ячеек «Хезболлы», которая на сегодня имеет в Ираке разветвлённую сеть штаб-квартир.

Максимум, на что были способны бывшие правительства, — пожурить нападавших на американские миссии и заявить, что не могут их найти.

О том, что все иракские политики после падения Саддама назначались и одобрялись Тегераном, рассказывает и огромное эссе Декстера Филкиса в The New Yorker. Лидеры двух основных курдских партий Масуд Барзани и Джалал Талабани объясняют, почему они не могут сказать нет Сулеймани: «Когда мы говорим нет, он создаёт нам проблемы. Взрывы. Расстрелы. Иранцы наши соседи. Они всегда есть и всегда будут. Мы должны иметь с ними дело».

Этот метод оказался эффективен для иракской политической публики. Чего стоит хотя бы реакция на арест бывшего премьер-министра Ирака и сегодняшнего лидера Государственной коалиции правопорядка Нури аль-Малики, который «осудил» нападение на членов коалиции «Силы народной мобилизации», призывая к сдержанности и уважению, и предложил свои посреднические услуги в освобождении арестованных.

«Нападение на членов коалиции „Силы народной мобилизации“ будет иметь огромные последствия для внутренней стабильности страны», — угрожающе заявил Наср аль-Шиммари, заместитель генсекретаря ещё одной проиранской группы «Харакат Ан-Нуджаба».

Тектонический разлом в существовавшем американо-иранском статус-кво на территории Ирака произошёл после прихода к власти нового премьер-министра Мустафы аль-Казими, бывшего начальника иракской разведки. Считается, что Казими — фигура проамериканская. Но не всё так просто.

Французский журнал Le Point называет его тайным агентом с длинными руками.

Он считает, что Казими, возглавлявший иракскую разведку с 2016 года, является опытным переговорщиком, который будет использовать свои сети в Вашингтоне и Тегеране, чтобы спасти Ирак от политического и экономического катаклизма.

Пару слов о новом премьер-министре Ирака, чтобы понимать будущий вектор изменений в стратегически важном пункте на Ближнем Востоке.

Мустафа аль-Казими родился в 1967 году в Багдаде и окончил юрфак иракского университета. Он был первым журналистом, который из-за активной деятельности против Саддама Хусейна отправился в политическую эмиграцию в Европу (в Германию, а затем в Великобританию, работал в американской газете Al Monitor, в течение семи лет возглавлял Iraq Memory Foundation в Лондоне).

Из его биографии понятно, что он компромиссная фигура для США, но всё-таки корни его политической и разведывательной карьеры — в Великобритании, которая, возможно, и лоббировала его назначение премьером в мае 2020 года после буквально апокалиптического политического кризиса, разразившегося в Ираке в октябре 2019-го и длящегося по сей день.

Спецоперация в аэропорту Багдада 3 января 2020 года вряд ли могла пройти без его участия, поскольку на тот момент он был главой разведки страны.

Насколько жёстким будет его противодействие проиранским силам, станет понятно в ближайшее время по развитию событий с 14 арестованными членами группировки «Катаиб Хезболла».

Сегодня в Ираке существует два прогноза в связи с этим: первый — арестованных скоро отпустят, второй — арестованным грозит смертная казнь за теракты.

Второй вариант, конечно, поднимет взрывную волну в Ираке, и надо быть готовым к реальной войне с Ираном, для которого Ирак был и остаётся стратегически важным форпостом, как и Сирия.

AFP приводит характеристики знающих Казими лично (основная из них — «хитрый выдающийся переговорщик») и утверждает, что ему удалось сформировать «беспрецедентный консенсус среди шиитов» и «благодатные отношения с Тегераном».

«Он выдающийся переговорщик и хитрый игрок, и у него нет права на ошибку», — считает Тоби Додж, руководитель исследований по Ближнему Востоку в Лондонской школе экономики.

Поэтому не исключено, что Казими произвёл первый в истории арест членов «Хезболлы», правящей бал уже и в Ираке, чтобы продемонстрировать американцам свою жёсткость и способность «решать вопросы всерьёз».

«Коалиция во главе с Вашингтоном очень довольна этим рейдом», — считает иракский политолог Хишам аль-Хашеми.

И Казими готовится к поездке в Вашингтон (там, к слову, даже не стали разговаривать с бывшим премьером аль-Махди, которого КСИР и Сулеймани пытались изображать самостоятельной политической фигурой).

Важный нюанс: 11 июня был начат «стратегический диалог» Багдада и Вашингтона о судьбе тысяч американских солдат в Ираке (парламент Ирака после убийства Сулеймани и Абу Махди аль-Мухандиса принял решение, что США должны вывести свои войска в течение шести месяцев).

Возможно, Казими будет убеждать Иран проявить лояльность и придержать бурлящие толпы сторонников «Хезболлы», чтобы решить с США вопрос о выводе войск из Ирака (стратегическая и ультимативная цель Сулеймани).

Несмотря на некоторые имиджевые потери, Иран может пойти на компромисс ради достижения главной цели. Или ему придётся начать полномасштабную кровавую войну в стратегии хаоса при участии всех проиранских формирований на территории Ирака.

По крайней мере, из Ирана «решать вопрос» срочно выдвинулся заместитель Сулеймани, ныне занимающий пост главы «Аль-Кудс» генерал Исмаил Гаани. Иранское информационное агентство Tasnim вчера сообщило, что он выехал в Сирию, в район Абу-Камаль (на границе с Ираком), и тут же удалило сообщение: Гаани не Сулеймани, чтобы демонстративно дразнить гусей и проводить собрания с проиранскими группировками в «зелёной зоне» Багдада в кресле иракского премьера, как писали об этом летом 2019 года американские СМИ.

Спасать Ирак от краха вместе с Казими должен его министр финансов Али Аллави — 73-летний учёный-экономист, который предрёк Ираку шанс на восстановление за один год (при условии экстренных реформ) или кончину государственности.

Аллави считает ситуацию катастрофической не только потому, что рухнула цена на нефть. Он приводит в пример 2005–2006 год, когда он уже отвечал за финансы во временных органах власти: цена за баррель была примерно $35, но число государственных служащих — менее миллиона. Сегодня же более четырёх миллионов иракцев получают пенсии и другие государственные выплаты и пособия на ежемесячную сумму около €4 млрд.

Различные «народные правительства» во главе которых стояли те самые проиранские политики, опустошили иракскую госказну.

«У правительства обычно достаточно денег, чтобы покрыть пару месяцев чрезвычайных ситуаций. Я ожидал найти в бюджете от $7,5 млрд до $10 млрд, но там оказалось всего $1,5 млрд», — говорил он.

Аллави придётся перекредитоваться у госбанков, чтобы рассчитаться с долгами бюджетникам.

И это при том, что Ирак — второй производитель в ОПЕК! Для спасения Ирака придётся подвергнуть жёсткой экономии 40 млн человек, и это может продлиться до двух лет», — с печалью сказал Аллави в интервью агентству France Press. Одна из первых задач нового правительства — вывести из бюджетных списков «инопланетян». Это сленговое слово на иракском — аналог наших «мёртвых душ» (госслужащие, которые получали зарплаты из госбюджета, но никогда не ходили на работу). Приписки и раздутый штат «бюджетников», о которых ниже.

Самое циничное, что бунты против нового правительства провоцировали те же силы, которые разжигают антиамериканские настроения: на улицу выводятся люди из низов, желающие получать пособия и зарплаты, будучи фиктивными работниками, ибо нефть принадлежит народу.

Иракская прикормленная верхушка бунтует потому, что её лишают привычных схем воровства. Иракская коррупция сожрала €410 млрд с 2003 года.

Сильный Ирак с прозападным политиком — это угроза для Тегерана, а слабый, раздираемый политическими противоречиями, напротив, хорошая буферная зона безопасности для Ирана.

Но без западных денег Ирак прекратит своё существование как государство в ближайший год. Вот такая дилемма.

Один из иракских представителей «Хезболлы» Абу Али аль-Аскари отреагировал на арест 14 членов группировки так:

«Монстр Казими хотел скрыть, что он участвовал в убийстве двух мучеников, и сделать новое предложение американским спонсорам. Ну что ж, мы готовы!»

Знакомые стилистические приёмы в ведении дел: «кровь», «мученики» и попытка вызвать в собеседнике страх и ужас.

Иракская армия совсем недавно комментировала подобное в таком же стиле. Но по поводу ареста 14 человек из «Хезболлы» она хранила гробовое молчание до обеда следующего дня. Позже появилось сообщение, что «вооружённые группировки на принадлежащих государству транспортных средствах» приблизились к «штаб-квартире по борьбе с терроризмом». Добавлялось, что «эти группировки не желают быть частью иракского государства». Бюджетники, в общем, но не совсем.

Речь, конечно, шла о «Силах народной мобилизации» (Аль-Хашд аш-Шааби) — коалиции проиранских военизированных формирований, интегрированных в регулярные силы безопасности. Но это была совершенно новая лексика.

Будет ли Казими спасать Ирак, тонко и опасно балансируя между Вашингтоном и Тегераном, или пойдёт на серьёзную войну с проиранскими милициями, прибегая к помощи коалиции и США, покажет ближайшее время.

Не забудем и о большой европейской игре: 27 июня 2020 года ЕС отклонил запрос группы американских сенаторов о признании «Хезболлы» террористической организацией.

Восток — дело тонкое, и судьба Ирака в руках сторонних внешних игроков.

Читайте также: ЕС бурлит: Рим огрызается на Берлин

Юлия Юзик

Количество просмотров: 9 674


b4a8f662eb47b5d8