Авария на ЧАЭС: что за эксперимент вызвал самую жуткую катастрофу?

Авария на ЧАЭС: что за эксперимент вызвал самую жуткую катастрофу? | Русская весна

Третий ангел вострубил, и упала с неба большая звезда, горящая подобно светильнику, и пала на третью часть рек и на источники вод.

Имя сей звезде «полынь»; и третья часть вод сделалась полынью, и многие из людей умерли от вод, потому что они стали горьки»

(Апокалипсис, Откровение святого Иоанна Богослова, 8:10–11)

Посвящается всем участникам этих трагических событий.

Читайте также первую часть: Радиоактивный ад: Чернобыль — правда о самой страшной катастрофе человечества.

Часть 2. Вопросы к официальной версии

Слово «полынь» по-украински означает «чернобыль». 34 года назад, 26.04.1986, на 4 блоке ЧАЭС произошла крупнейшая в истории человечества техногенная катастрофа, трагедия общенационального масштаба, мистически-знаковое событие, обозначившее кардинальную смену вектора нашего национального развития, который вскоре под лозунгами свободного рынка вверг нашу страну в новое «смутное время». Ущерб от аварии был схож с последствиями войны с ограниченным применением ядерного оружия, а экономические и нравственные убытки легли непосильной ношей на плечи государства, бывшего вторым полюсом мира. Суммарные потери от аварии за период с 1986–1990 гг. оцениваются в 200 млрд руб. [i] — около 48% годового бюджета СССР 1986 г.

Почему нам нужно знать правду об этом? Авария вызвала активную критику власти со стороны граждан и незримо стала первым актом трагедии, способствующей началу процесса развала СССР. Автор надеется, что раскрытие истиной картины аварии сможет привести общество не только к переосмыслению причин аварии на ЧАЭС, но и многих других событий того сложного времени.

Вопросы к официальной версии

К сожалению, большинство СМИ как под копирку пиарят «официальную», полностью не доказанную, сомнительную версию о начале аварии после сброса стержней аварийной защиты (СУЗ — системы управления и защиты) (нажатия кнопки АЗ-5), которые якобы из-за конструкции стержней (так называемый «концевой эффект») не заглушили, а, наоборот, разогнали реактор.

Действительно, концы стержней (СУЗ) реактора РБМК-1000, сделанные из соображений экономии нейтронов из графита (являющегося плохим поглотителем нейтронов), в начальный момент движения вытесняли воду (которая поглощает нейтроны), что способствовало ускорению реакции в нижней части зоны. Эта особенность была известна и могла проявиться только в случае, если в нарушение технологического регламента почти все из ~200 стержней перед срабатыванием аварийной защиты были выведены из активной зоны.

Иная точка зрения заключается в том, что кнопка АЗ-5 была нажата при появлении первых признаков аварии — роста мощности или даже взрыва. Этот начальный рост мощности был предопределён действиями, выполненными оперативным персоналом в ходе выполнения эксперимента на фоне положительного значения парового коэффициента реактивности [разгоне реактора при запаривании активной зоны, так как пар плохой поглотитель нейтронов]. Поэтому — причина нажатия кнопки АЗ-5 является ключевым вопросом!

Согласно Докладу Комиссии Госпроматомнадзора (ГПАН) СССР (1991 г.) [xxx] «…Исходным событием аварии было нажатие кнопки сброса стержней аварийной защиты (кнопка АЗ-5) старшим инженером управления реактором с целью заглушения реактора по причине, которая достоверно не установлена. Причиной аварии является неуправляемый рост мощности реактора, который на начальной стадии возник из-за увеличения положительной реактивности в активной зоне реактора, внесённой вытеснителями стержней СУЗ». В дальнейшем и в более поздних официальных документах данная версия была признана в качестве основной. Обратите внимание на главную странность этого заключения — причина сброса аварийной защиты не установлена. Но совершенно ясно, что за исключением плановой остановки реактора ее просто так не включают!

Основной аргумент против официальной версии крайне прост — согласно той же информации об аварии [xxxi] «Из записи в оперативном журнале… “01 ч. 24 мин. Сильные удары, стержни СУЗ остановились, не дойдя до НК (нижних концевиков). Выведен ключ питания муфт”».

То, что стержни не пошли вниз до конца, свидетельствует о том, что к моменту нажатия кнопки аварийный процесс уже шел полным ходом и его результаты были налицо: активная зона и каналы были частично повреждены, что не позволило сработать аварийной защите. Т.е. как такового работающего реактора в этот момент уже не существовало!

Отметим, что в первом докладе, сделанном для МАГАТЭ в 1986 г. — Доклад № 1 (INSAG-1), — [xxxii] концевой эффект стержней как фактор аварии не рассматривался вообще.

Также известно, что кнопка АЗ-5 была нажата дважды [xxxiii] (один раз ее нажал оператор в 1:23:39, второй сигнал АЗМ-АЗРС сформирован автоматикой в 1:23:41), хотя для безостановочного движения стержней (в доаварийном исполнении) ее надо было удерживать постоянно. Этот факт, как считает О. Новосельский (НИКИЭТ), ставит под сомнение действенность самого эффекта «вытеснения» [xxxiv]: «нажимается кнопка АЗ-5. Но рост мощности быстрый, а скорость стержней аварийной защиты всего 0,4 м/с. Оператор решает ускорить ввод стержней-поглотителей: он отпускает кнопку АЗ-5 и обращается к ключу КОМ, обесточивая муфты приводов стержней СУЗ. Как только оператор отпустил кнопку АЗ-5 стержни-поглотители остановились. Кнопку удерживали приблизительно одну секунду… за это время стержни успели переместиться всего на 0,3 м в соответствии с разгонной характеристикой».

Из абсолютно авторитетных показаний Ю. Трегуба, начальника предыдущей смены 4-го блока следует[xxxv], что первые признаки аварии были четко слышны в момент начала испытаний на выбег в 01 час 23 минуты 04 секунды 26 апреля 1986 года (до нажатия кнопки АЗ-5 время — 01 час 23 мин. 39 сек. по телетайпу) [xxxvi]:

«Начинается эксперимент на выбег… Мы не знали, как работает оборудование от выбега… первые секунды… появился какой-то нехороший такой звук. Я думал, что это звук тормозящейся турбины… как если бы “Волга” на полном ходу начала тормозить и юзом бы шла. Такой звук: ду-ду-ду-ду… Переходящий в грохот. Появилась вибрация здания. Да, я подумал, что это нехорошо. Но что это — наверно, ситуация выбега.

БЩУ дрожал. Но не как при землетрясении. Если посчитать до десяти секунд — раздавался рокот, частота колебаний падала. А мощность их росла. Затем прозвучал удар. Я из-за того, что был ближе к турбине, посчитал, что вылетела лопатка. Но это просто субъективное, потому что я ничего такого никогда не видел…

Киршенбаум крикнул: “Гидроудар в деаэраторах!” Удар этот был не очень. По сравнению с тем, что было потом. Хотя сильный удар. Сотрясло БЩУ. И когда СИУТ крикнул, я заметил, что заработала сигнализация главных предохранительных клапанов. Мелькнуло в уме: “Восемь клапанов… открытое состояние!” Я отскочил, и в это время последовал второй удар. Вот это был очень сильный удар. Посыпалась штукатурка, все здание заходило… свет потух, потом восстановилось аварийное питание… Открытие одного ГПК [прим.автора — главного предохранительного клапана, предназначенного для аварийного сброса пара] — это аварийная ситуация, а восемь ГПК — это уже было такое… что-то сверхъестественное…»

Таких свидетельств не одно. Тот самый нехороший звук, который услышал Трегуб (и не только он) было реальным началом развития аварийной ситуации, когда произошло запаривание активной зоны, а затем за счет кризиса теплоотдачи (отсутствия нормального охлаждения топливных каналов) началось разрушения топливных сборок (ТВС). Те самые гидроудары, которые слышали также многие — следствие срыва (см.ниже) и кавитации насосов ГЦН.

[прим.автора: Кавитация [xxxvii] — процесс образования и последующего схлопывания пузырьков в потоке жидкости, сопровождающийся шумом и гидравлическими ударами… В результате схлопывания[xxxviii] пузырьков образуются ударные волны, которые повреждают металлические поверхности].

Затем в реакторе произошел взрыв. Возможно, при самых первых признаках аварии еще можно было сбросить аварийную защиту (но только до момента начала разрушения каналов) и запустить преступно заблокированную аварийную систему охлаждения реактора САОР.

Аналогичные свидетельства цитируются по результатам опроса персонала [xxxix]: «через несколько секунд после начала испытаний послышался гул низкой частоты, объемный, похожий на раскат грома, зашатались колонны в помещении, послышались мощные удары сверху, с потолка посыпалась штукатурка, крошка, плитка, в машинном зале в районе ТГ7 по ряду Б рухнули железобетонные плиты кровли, не дойдя до 8-й машины, после чего потух свет во всем машинном зале, на БЩУ, во всем блоке; через несколько секунд зажёгся аварийный свет; пересиливая шум, окриками операторы пытались выяснить, что произошло».

По мнению О. Новосельского [xl]: «После этого была дана команда на останов и аварийное расхолаживание реактора. Все эти шумные события имеют объяснимое происхождение, однако не могут быть точно привязаны ко времени. Однако отсюда следует вывод о том, что кнопку АЗ-5 нажали не только после начала роста мощности, но уже и после начала разрушения реактора».

Как считал, вероятно, самый осведомленный о причинах аварии легендарный исследователь Константин Чечеров (Курчатовский институт) [xli]: «Таким образом, сотрудниками смены выделяется такая последовательность основных событий одной минуты во время аварии: начались испытания — послышался гул, грохот, здание заходило ходуном — обрушилась кровля машинного зала — погас свет во всем блоке — зажегся аварийный свет — последовала команда глушить реактор…

Что же было причиной гула, грохота, почему рухнула кровля машинного зала и затем погас свет? Хронологически понятно, что этой причиной не могло быть нажатие кнопки АЗ-5, поскольку соответствующая команда была дана позже».

Из рассказа свидетеля Лысюка Г. В. (мастер ЭЦ) [xlii]:

«Испытания… До конца отработки этой программы я не досмотрел — меня что-то отвлекло. Наверно, это был крик Топтунова: “Мощность реактора растет с аварийной скоростью!”… Акимов быстрым резким движением подскочил к пульту, сорвал крышку и нажал кнопку “АЗ-5”»

Приведем также крайне важное свидетельство абсолютно информированного следователя ГПУ (Главной прокуратуры Украины) С. Янковского, который принимал активное участи в расследовании аварии с первых часов после аварии[xliii]: «В результате колоссального повышения давления в реакторном пространстве разрушались технологические каналы и начался неконтролируемый разгон реактора на мгновенных нейтронах. Только в этих условиях, а никак не раньше, начальник смены блока А.Акимов закричал: “Глушим аппарат!!!”, и старший инженер управления реактором Л. Топтунов стал жать вручную кнопку АЗ-5. Стержни защиты двинулись вниз и “зависли” — каналы-то были уже повреждены…»

Персонал опоздал с нажатием кнопки, что признает и сам А. Дятлов. На самом деле все надеялись, что они смогут нажать спасительную кнопку АЗ-5 и реактор будет все равно заглушен [xliv]: «Почему Акимов задержался с командой на глушение реактора, теперь не выяснишь… но я тогда, а тем более сейчас, не придавал этому никакого значения — взрыв бы произошел на 36 секунд ранее, только и разницы».

И это не мудрено, поскольку персонал загнал реактор в практически неуправляемое состояние (ксеноновое отравление, низкий уровень мощности 200 МВт, не предназначенный для работы, почти все стержни выведены из зоны), когда увидеть этот разгон было выше человеческих возможностей, а основная автоматика была отключена.

А вот картина, описанная В. Федуленко (ИАЭ им. И. В. Курчатова) [xlv]: «Эксперимент почти закончили, реактор работал неустойчиво. Слышен был шум в насосном помещении (кавитационный грохот…). В насосную был послан оператор, чтобы выяснить, что там происходит. В этот момент… оператор… заметил небольшой рост мощности реактора, связанный с ростом количества пара в каналах… Ситуация напряженная… Принято вполне разумное решение остановить реактор “кнопкой” аварийной защиты».

Как следует из доклада Легасова (Доклад № 1 INSAG-1) [xlvi], кнопка АЗ-5 была нажата из-за аварийного поведения реактора, это же следует из приведенного выше свидетельства Лысюка Г. В и В. Федуленко (ИАЭ им. И. В. Курчатова) и ряда других.

С целью объяснить возможность разгона реактора было сделано очень много попыток доказать это с помощью расчетов, однако здесь имеется большая чувствительность к входным данным, что не исключает возможность спекуляций.

Комиссия ГПАН 1991 г. отмечает «…в исследованиях НИКИЭТ, исследованных другими организациями, отмечается большая чувствительность результатов к небольшой вариации исходных данных». При этом О. Новосельский считает, что сделать такие расчеты корректно без соблазна их подгонки практически невозможно из-за сложности процессов, происшедших во время аварии [xlvii]. По его мнению, пустотный эффект имеет намного больший вес, чем концевой, кроме того, возникший при этом разгон «выжег» ксенон, который накопился в реакторе за счет попадания его в «йодную яму», что еще сильнее разогнало реактор.

Согласно официальной версии разгон занял секунды, сам аварийный процесс около 10 сек. Но даже официальные комиссии и международные эксперты признали, что ряд работ не подтверждают разгон реактора за столь малое время за счет только одного концевого эффекта.

Согласно доклада ГПАН (1991 г.) [xlviii]: «…в работе американских специалистов [xlix], выполненной на основе информации, подготовленной специалистами СССР для МАГАТЭ, указано: “Расчеты не подтверждают утверждение об изменении мощности и взрыве в течение минуты испытаний”». Этот же вывод содержится в отчете НИКИЭТ[l], выпущенном в 1990 г., и в публикации директора НИКИЭТ Е.О. Адамова [li]».

Однако существует ряд работ, авторы которых пытаются показать возможность разгона реактора на концевом эффекте, например В.А. Халимончук со авторами [lii], работа директора ВНИИАЭС А. Абагяна со авторами [liii].

Решение вопроса времени взрыва и нажатия кнопки было предложено очень интересной гипотезой Бориса Горбачева (центр «Укрытие» Национальной Академии Наук Украины), который является наиболее последовательным критиком официальной версии [liv]:

«… в 1997 г. вышла серьёзная научная работа [lv], в которой на основании анализа сейсмограмм, полученных сразу на трёх сейсмостанциях, расположенных на расстоянии 100-180 км от ЧАЭС, были получены наиболее точные данные об этом происшествии. Из них следовало, что в 1 час 23 мин. 39 сек. (±1 сек.) по местному времени в 10 км к востоку от ЧАЭС произошло “слабое сейсмическое событие”… Тротиловый эквивалент его интенсивности составил 10 т…»

По версии Горбачева, которая имеет очень веские объективные основания, этот сигнал мог быть вызван только взрывом на самой ЧАЭС, поскольку версия, что авария на ЧАЭС вызвало некое загадочное землетрясение, случившее за 10 секунд до начала аварии, не выдерживает никакой критики. Отсюда следует, что вероятнее всего, взрыв произошел не через 10 сек (в 01 час 23 мин. 49 сек., примерно в 1 час 24 мин.), после нажатия кнопки, а непосредственно перед ее нажатием (или в момент нажатия), при этом, по мнению Б. Горбачева, основные первичные данные об аварии могли быть сфальсифированы (!) Время регистрации толчка поразительно точно совпадает со временем нажатия кнопки АЗ-5 (!). Надо сказать, что точно такой же анализ провел еще в 1999 г. легендарный исследователь аварии К. Чечеров[lvi], однако текст его работы сложно найти и он малоизвестен.

То, что истинная причина аварии так до конца не установлена, признают (!) и официальные документы (доклады ГПАН (1991 г.) и последний доклад для МАГАТЭ INSAG-7(1993 г.) [lvii]: «По-видимому, никогда не удастся узнать наверняка, соответствует ли действительности эта версия возникновения аварии».

Конец второй части

Александр Одинцов, бывший сотрудник — НИКИЭТ (мл.н.с.), ВНИИАЭС (руководитель группы), для «Русской Весны»


  1. О причинах и обстоятельствах аварии на 4 блоке чернобыльской АЭС 26 апреля 1986 г., Доклад Комиссии Госпроматомнадзора СССР, http://www.pseudology.org/razbory/GAN/index.htm
  2. О причинах и обстоятельствах аварии на 4 блоке чернобыльской АЭС 26 апреля 1986 г., Доклад Комиссии Госпроматомнадзора СССР, http://www.pseudology.org/razbory/GAN/index.htm
  3. Информация об аварии на Чернобыльской АЭС и её последствиях, подготовленная для МАГАТЭ, Доклад № 1 (INSAG-1), http://magate-1.narod.ru/vvedenie.html
  4. Канальный ядерный энергетический реактор РБМК. Под общей редакцией Ю. М. Черкашова. ГУП НИКИЭТ, 2006
  5. О. Ю. Новосельский, ведущий научный сотрудник НИКИЭТ им. Н. А. Доллежаля до ноября 2014 г., Легенда об аварийной защите, взорвавшей ядерный реактор, http://www.proatom.ru/modules.php?name=News&file=print&sid=7200
  6. Николай Кравчук, Загадка чернобыльской катасрофы» (Опыт независимого исследования), М.: АИРО-ХХ1, 2011,
  7. Щербак Ю. Н. Чернобыль: Документальное повествование. — М.: Сов. Писатель, 1991.
  8. https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9A%D0%B0%D0%B2%D0%B8%D1%82%D0% B0%D1%86%D0%B8%D1%8F
  9. Если не взрываются пузырьки или чем так опасна кавитация? ,https://promnasos.com/news/esli-ne-vzryvayutsya-puzyrki-ili-chem-tak-opasna-kavitatsiya/
  10. Канальный ядерный энергетический реактор РБМК. Под общей редакцией Ю. М. Черкашова. ГУП НИКИЭТ, 2006
  11. Новосельский О.Ю., Продолжение «Легенды», http://www.proatom.ru/modules.php?name=News&file=article&sid=7418
  12. К. П. Чечеров, РНЦ «Курчатовский институт», РАЗВИТИЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЙ О ПРИЧИНАХ И ПРОЦЕССАХ, АВАРИИ НА 4-М БЛОКЕ ЧАЭС 26 АПРЕЛЯ 1986 г., https://inis.iaea.org/collection/NCLCollectionStore/_Public/32/020/32020472.pdf
  13. Н. В. Карпан, ЧЕРНОБЫЛЬ МЕСТЬ МИРНОГО АТОМА, http://www.physiciansofchernobyl.org.ua/rus/books/Karpan.html, глава 6
  14. Правда о Чернобыле лежит… в Москве, Сергей ЯНКОВСКИЙ, Зеркало недели № 16 (441) Суббота, 26 Апреля — 7 Мая 2003 года, http://www.diary.ru/~frau-kaufmann/p84462124.htm?oam
  15. Анатолий ДЯТЛОВ, ЧЕРНОБЫЛЬ. КАК ЭТО БЫЛО, http://lib.ru/MEMUARY/CHERNOBYL/dyatlow.txt
  16. В. М. Федуленко, в 1986 г. начальник лаборатории теплотехнических расчётов канальных реакторов, отд. 33 ИАЭ им. И. В. Курчатова, О причинах и развитии аварии на 4-м блоке ЧАЭС Дата: 02.08.2011, http://www.proatom.ru/modules.php?file=print&name=News&sid=2814
  17. Информация об аварии на Чернобыльской АЭС и её последствиях, подготовленная для МАГАТЭ, Доклад № 1 (INSAG-1), http://magate-1.narod.ru/vvedenie.html
  18. Новосельский О.Ю., Продолжение «Легенды», http://www.proatom.ru/modules.php?name=News&file=article&sid=7418
  19. О причинах и обстоятельствах аварии на 4 блоке чернобыльской АЭС 26 апреля 1986 г., Доклад Комиссии Госпроматомнадзора СССР, http://www.pseudology.org/razbory/GAN/index.htm
  20. «США: Моделирование аварии на ЧАЭС», Национальная лаборатория, штат Айдахо. Перевод предприятия п/я 7755, № 92 от 12.07.88.
  21. Обобщенный анализ аварии на 4-м блоке ЧАЭС, НИКИЭТ, 13.168 от 1990 г.
  22. Анализ разрушительных сил, приведших к аварии на ЧАЭС. Nucl. Eng. and Design., V.106, № 2, 1988, р. 179-189.
  23. В. А. Халимончук, А. В. Кучин, В. В. Токаревский, Оценка вклада парового коэффициента реактивности и концевого эффекта СУЗ в развитие аварии на энергоблоке № 4 Чернобыльской АЭС, http://dspace.nbuv.gov.ua/handle/123456789/105030
  24. Абагян А. А., Аршавский И. М., Дмитриев В. М., Крошилин А. Е., Краюшкин А. В., Халимончук В. А. Расчетный анализ начальной стадии аварии на Чернобыльской АЭС. — 1991, http://elib.biblioatom.ru/text/atomnaya-energiya_t71-4_1991/go,4/
  25. Б.Горбачев, Анализ причин и реалистический сценарий Чернобыльской аварии, http://avkrasn.ru/article-3633.html
  26. В. Н. Страхов, В. И. Старостенко, О. М. Харитонов и др. «Сейсмические явления в районе Чернобыльской АЭС». Геофизический журнал, т. 19, № 3, 1997.
  27. К. П. Чечеров, РНЦ «Курчатовский институт», РАЗВИТИЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЙ О ПРИЧИНАХ И ПРОЦЕССАХ, АВАРИИ НА 4-М БЛОКЕ ЧАЭС 26 АПРЕЛЯ 1986 г., https://inis.iaea.org/collection/NCLCollectionStore/_Public/32/020/32020472.pdf
  28. ЧЕРНОБЫЛЬСКАЯ АВАРИЯ: ДОПОЛНЕНИЕ К INSAG-1: INSAG-7

Читайте также: «Будут полностью уничтожены»: Чем грозит Украине атака на Крым

Количество просмотров: 15 639


b4a8f662eb47b5d8