Как терроризм превратили в фарс: украинцам будет смешно, но до поры

Как терроризм превратили в фарс: украинцам будет смешно, но до поры | Русская весна

Захват автобуса с заложниками в Луцке, полицейского в Полтаве и случай в отделении банка в Киеве. Все эти истории правоохранители назвали терактами, но украинцы отреагировали на них волной критики и шуток. Почему так?

Психологи говорят, что простого ответа на этот вопрос нет. Все эти истории — следствие целого ряда факторов, которые тесно переплетены между собой. 

Почему украинцы перестали воспринимать теракты всерьёз?

Потому что все ожидали, что произойдёт что-то очень трагическое, но ничего страшного не произошло. Это — если максимально упростить. Но простых ответов на этот вопрос нет.

«Если очень коротко: люди ожидали серьёзных последствий. Если ничего страшного не произошло, люди начали воспринимать ситуацию так, будто все это было подстроено, так как “теракты так не происходят”», — объяснила психотерапевт Тина Берадзе.

Несоответствие событий нашим представлениям о том, как должны выглядеть теракты, наложенное на растущий уровень недоверия к правоохранительным органам, и отсутствие адекватных объяснений событий только усилили несерьёзное отношение к действиям преступников.

По словам психолога Марии Фабричевой, в Луцке у нас шаблон восприятия терроризма, как чего-то неотвратимо ужасного, был сломан. История с захватом автобуса с заложниками вызвала множество вопросов и недоверия. Которых становилось только больше и после захвата полицейского в Полтаве, и после захвата отделения банка.

Ответов на эти вопросы от официальных учреждений получить не удалось, поэтому, как говорит психолог, восприятие всех этих событий становилось всё более иррациональным.

«Людям нужен диалог. Неокортекс (новая кора головного мозга — прим. ред.) требует смыслов. Нам нужно понимать, что происходит, чтобы защитить себя. Люди начинают искать объяснения в других местах. Чаще всего — додумывают или находят в социальных сетях. Так создаются идеальные условия для процветания теорий заговора», — объяснила психолог Мария Фабричева.

При этом она подчеркнула: мы не можем утверждать, что то, что происходит — всё не по-настоящему. Этому нет прямых доказательств.

«Но то, что каждая история вызывает не радость за профессиональную работу силовиков, а стёб — это говорит о том, что доверие к власти отсутствует. Это касается не только глобальных вопросов. Это касается всего. И это недоверие нарастает», — сказала Фабричева.

Долго ли это будет продолжаться?

Если события будут развиваться в заданном направлении — пока кто-то не совершит теракт, который будет отвечать шаблону, который существует в обществе, говорят психологи. Или же правоохранители начнут качественно коммуницировать с обществом и объяснять те несоответствия в работе, на которые указывают в публичном пространстве.

«С народом надо говорить, чтобы он понимал, что будет завтра. Иначе наступает хаос.

Но вместо объяснений у нас все стигматизируют. Где-то что-то идёт не так — объясняют тем, что кто-то псих. Поэтому народ растерялся — он не понимает. Когда народ чего-то не понимает, он всё выводит в фарс. Ему так понятнее и спокойнее. Поэтому страна будет продолжать смеяться до первого реального случая. А если всё будет продолжаться такими темпами, этот случай наступит, к моему большому сожалению», — сказала Берадзе.

При этом она подчеркнула, что террористы не бывают психически больными. По её словам, чтобы удерживать людей 12 часов или захватить отделение банка, нужен интеллект. Душевнобольные люди не в состоянии этого сделать. У террористов совсем другая психология, это — отдельная наука.

«Меня постоянно спрашивают, является ли тот или иной преступник неуравновешенным. Что значит неуравновешенный? Кто сейчас в нашем социуме уравновешенный? В стране война, кризис и COVID-19 со всеми его последствиями.

Об уравновешенности не то, что в нашей стране, на нашей планете сейчас не говорится», — сказала Берадзе.

«Ситуация всё больше напоминает историю из сказки, в которой мальчик кричал „Волки! Волки!” Люди бежали к нему на помощь, а никаких волков не было. Это история о том, что не нужно играть со страшными вещами. Потому что когда что-то критическое случится по-настоящему, люди в это не поверят. Как бы комично ни развивались эти истории, сколько бы вопросов к ним не возникало, если люди перестанут верить в угрозы — это приведёт к тому, что мы пропустим что-то очень серьёзное. Люди могут отнестись к угрозам халатно. И это приведёт к катастрофе», — добавила Фабричева.

Оба специалиста отмечают, что такое полушутливое восприятие угрозы терроризма, которое у есть сейчас — нормальная защитная реакция психики на ненормальные обстоятельства. Уровень тревожности у людей сейчас завышен. Но постоянно находиться в состоянии тревоги невозможно.

«Когда только началась война, по Киеву, прокатилась волна минирований, которые, к счастью, ничем не завершились. По себе помню момент, когда мы к этому адаптировались. Я сидела на маникюре в одном из ТЦ. Вдруг громкоговоритель сообщил об угрозе минирования, всех призвали срочно покинуть помещение. Мы переглянулись с моей мастером и продолжили маникюр. К тому моменту мы до такого уже настолько привыкли к этим псевдоминированиям, что было понятно, это — фальштревога. Тревожность нельзя выдержать постоянно. Она нивелируется чем-то ещё и человек хватается за положительное подтверждение, вроде “Ну, раньше же прошло, зачем же переживать?”» — сказала Фабричева.

Что с этим делать?

Помнить, что мы живём в мощном тревожном фоне, который пока не собирается ослабевать. И заботиться о себе и о своем окружении.

Фильтровать информационный поток. Важное правило, которому следует прибегать, получая информацию: поменьше обесценивания, побольше здравого смысла.

«Нужно трезво оценивать уровень компетенций — если, например, я не имею отношения к антитеррористической деятельности, я не могу оценивать грамотность поведения силовиков и реальность или фейковость террористической угрозы. Поэтому всегда анализируйте источники, из которых потребляете информацию, и уровень их компетенции», — сказала Фабричева.

Оставаться внимательным человеком.

«Если на улице что-то в вас интуитивно вызывает подозрение или страшный интерес, если кому-то очевидно нужна помощь — не игнорируйте. Будьте настойчивы в вопросе вызова правоохранителей или спасательных служб в случае необходимости. Есть ситуации, когда вы, как рядовой гражданин, ничего не можете сделать без их участия», — добавила психолог.

Читайте также: Условия на миллиард: на что подписалась Украина в обмен на кредит ЕС? (ВИДЕО)

Евгения Мазур, Украина

Количество просмотров: 6 382


b4a8f662eb47b5d8