Боже, помоги мушкетёрам Лукашенко — мнение

Боже, помоги мушкетёрам Лукашенко — мнение | Русская весна
Публицист Дмитрий Ольшанский
Источник: https://rusvesna.su/news/1596379843

Публицист Дмитрий Ольшанский — о том, как на улицах в Белоруссии происходит сражение Старого и Нового порядка.

«Смешно и трогательно, и еще немножко противно смотреть на то, как все эти люди, которые шесть лет подряд при новостях о посадках и пытках, бомбежках и прочих темных делах равнодушно отворачивались и нехотя бросали:

— Это другое государство.

— Это не наши граждане.

— Меня интересует наша страна и наши проблемы.

…как все эти люди вдруг подскочили, словно бы током ударенные, и повесили себе на фотографии бело-красно-белые флажки, и начали по тридцать раз в день давать видеоссылки на то, по какой минской улице кто за кем бегает, и принялись надрывно писать про слезы на глазах, и как они с нетерпением ждут падения проклятой тирании etc.

Поразительно.

Куда только делись „не наша страна“ и „не наше дело“?

Но это стандартное лицемерие.

А если серьезно, то даже младенцу понятно, что разделение на официальные границы не работает вовсе в таких вопросах, поскольку мы уж в который раз видим общемировое сражение Старого и Нового порядка.

Нет нужды лишний раз перечислять, чем первый отличается от второго — каждый и так отличит небинарного гендерактивиста от полковника МВД в отставке.

Нет нужды долго рассуждать о внутренних противоречиях на той и другой стороне, которые никогда не бывают едины во всем и во все стороны — так, польские приверженцы старого порядка помогают установить новый у своих соседей, совсем не всякий избиратель Трампа обнаружит в себе любовь к глубинной России, русский национализм не равен любви к Лукашенко (как жаль! но ты этого хотел, Жорж Данден), ну, а та самая небинарная квиридентичность, или как там это у них называется, может быть совершенно не по душе сомалийскому мигранту или густому антирусскому активисту с одной из бывших окраин СССР.

Так что воюют отнюдь не унифицированные армии, а сложные и отчасти даже временные коалиции.

И все-таки они воюют.

Слабая сторона Старого порядка состоит в том, что он построен на иерархии и авторитете конкретных людей и их должностей.

Есть Иван Иваныч в кабинете — работаем, сбежал Иван Иваныч — проигрываем, переживаем мучительный и многолетний процесс собирания себя заново вокруг нового туза.

И если даже в Америке уже безнадежно, казалось бы, разбитых сторонников Старого порядка смог оживить лично Дональд Фредович, а без него, увы, они вряд ли уедут далеко, то что уж говорить о нашем русском или советском мире.

Новый порядок в этом смысле намного сильнее.

Он ведь устроен как грибница — имена и должности у них там незначительны, а система работает как организм инопланетного монстра из фильмов про „Чужих“.

Она то и дело показывает вам какую-то мнимую сущность — то „молодого юриста“, то „смелую женщину“, то „нобелевского лауреата“, то „пострадавших от харассмента“, но понятно, что в любую секунду щупальца одним быстрым взмахом сменят картинку и вас будет уговаривать сдаться уже кто-то другой.

Как мне уже случалось писать, Старый порядок и рад бы симулировать эту грибницу, создающую эффект „свободы“, но не в состоянии. Иван Иваныч привык, что у него все под контролем, а шумную самодеятельность он не любит.

Вместе с тем, уязвимость Нового порядка — в узко выборочном действии его сияющих, моднейших доктрин.

Весь мир не запихнешь в Калифорнию, Сингапур, Берлин и даже Москву в пределах Третьего транспортного.

Полковник МВД в отставке не запишется в трансгендеры, а инженер с военного завода не сможет уйти в либертарианцы.

И не так уж много людей в мире способны быть двадцатилетней женщиной с выкрашенными в ядовитый цвет волосами, которая ходит на йогу и переживает насчет абьюза и глобального потепления.

А Новый порядок — он именно что устроен как тот сказочный домик, куда все звери не влезут, а влезут только „меньшинства“, будь то малые народы, господа „креативные“ или же тот самый квир.

И потому оставшиеся за его пределами — добровольно ли, вынужденно, — неизбежно начинают раздумывать о том, как бы им этот домик снести.

Старый порядок, напротив, весь держится на воспоминаниях большинства о том, как оно, большинство, имело доступ к относительно равномерному общественному благу двадцатого века, — и на желании его себе вернуть, отобрав у „идентичностей“ в пользу тракторов и заводов, военных частей и многодетных семей.

Другой вопрос, насколько это осуществимо.

Но если это и невозможно и если память о лучшем мире — это только призрак, то даже и в этом случае Новый порядок так отвратителен, а его сторонники так лицемерны и высокомерны, так нарциссичны и так мелко гнусны, что все равно остается план Б.

Примерно такой:

“— А не вернуться ли нам в лагерь? — предложил Портос. — По-моему, силы неравны.

— Это невозможно по трем причинам, — ответил Атос. — Первая — та, что мы не кончили завтракать; вторая — та, что нам надо еще переговорить о важных делах; а третья причина: еще остается десять минут до положенного часа.

— Необходимо, однако, составить план сражения, — заметил Арамис.

— Он очень прост, — сказал Атос. — Как только неприятель окажется на расстоянии выстрела, мы открываем огонь; если он продолжает наступать, мы стреляем снова и будем продолжать так, пока будет чем заряжать ружья“.

И помоги, Бог, всем тем, кто в эти дни не сдается толпе на минских улицах, на самом краю».

Читайте также: ОМОН в Бресте: первые задержания, начались стычки (+ВИДЕО, ФОТО)

Присоединяйтесь к «Русской Весне» в Одноклассниках, Telegram, Facebook, ВКонтакте, Twitter, чтобы быть в курсе последних новостей.
Читайте также
Количество просмотров: 19 024
Русвесна: помощь Донбассу


b4a8f662eb47b5d8