«Белый» Киев, «Красный» Киев, «Украинский» или «Германский» Киев? (ФОТО)

«Белый» Киев, «Красный» Киев, «Украинский» или «Германский» Киев? (ФОТО) | Русская весна

Киев конца августа — начала сентября 1919 года был настоящей ареной Колизея: на теле древней «матери городов русских» схлестнулись войска бывшей УНР (при поддержке вооруженных частей галицких «украинцев»), войска Вооруженных сил Юга России (ВСЮР), а в спину и первым и вторым дышала Рабоче-крестьянская Красная Армия (РККА) Ленина, Троцкого и компании.

Однако, перед более детальным изложением поднятой темы «по сути», мы предлагаем хотя бы кратко вспомнить те ключевые моменты, которые предшествовали взятию Киева войсками «Белого движения» в самом конце лета 1919 года.

После падения монархии в России украинский сепаратизм молниеносно поднял голову. Михаил Сергеевич Грушевский, находившийся до этого в ссылке за связь с австро-венгерскими специальными службами, Владимир Винниченко, постоянно проживавший на территории Австро-Венгрии, и многие другие «украинские» политики и революционеры поспешили в Киев.


Открытка: Киев в начале XX века.

Так, после формирования «Центральной украинской рады», уже в мае 1917 года украинские сепаратисты (а по факту агенты влияния Австро-Венгрии и Германии) предъявили из Киева требования к Временному Правительству о «принципиальном признании украинской автономии на территории 12 губерний».

Параллельно с выдвинутыми территориальными требованиями Центральная Рада начала формировать «украинские национальные воинские части»: с фронта (прежде всего из боевых частей) попросту стали отзывать и приглашать в Киев солдат и офицеров-малороссов, которым предлагалось вступать в новые воинские формирования.


Митинг в поддержку украинского сепаратизма на улицах Киева, 1917 год.

Само собой, что новые «украинские части» Центральная Рада назад на фронт не отправляла, а предпочитала держать их около Киева для «защиты от возможной агрессии со стороны Временного Правительства».


Михаил Сергеевич Грушевский — резидент австро-венгерских специальных служб, а также первый Глава Украинской Народной Республики.

Уже 10 июня 1917 года Центральная Рада укрепилась в Киеве настолько, что смогла себе позволить принять «Первый универсал», который хотя ещё и «не разрывал с Российским государством», но уже предписывал создание новых законов и специальной подати на «народное дело».

16 июня 1917 года Центральная Рада выделила из своего состава «Малую Раду», явившуюся украинским министерством и 9 «генеральных секретарей», — украинских министров с премьером Владимиром Винниченко.

После указанных мероприятий Центральная Рада практически перестала считаться с мнением Временного Правительства, а в августе 1917 года в императивной форме стала требовать от Петрограда «как можно более быстрого подчинения Украинскому правительству Таврической, Екатеринославской и Харьковских губерний».

Далее, после Октябрьской революции и прихода к власти большевиков во главе с Владимиром Ульяновым-Лениным, украинские сепаратисты получили от Германского генерального штаба команду о «полном отделении от России, объявлении суверенитета и переходе под германский протекторат» (для тех, кто не согласен с написанным — читать воспоминания Максимилиана Гоффмана).


Образец купюры номиналом в 500 гривен. Банкноты УНР печатались в Берлине и доставлялись на территорию Малороссии и Новороссии германскими оккупационными войсками.

Ни возражения Троцкого на Брест-Литовских мирных переговорах, ни взятие Киева красными войсками Муравьева, ни прочие военные и политические «трюки» большевиков не смогли предотвратить признание независимости Украины 09 февраля 1918 года Германией, Австро-Венгрией, Турцией и Болгарией.


Образец паспорта Украинской Народной Республики, напечатанного в Берлине и доставленного на территорию Малороссии и Новороссии германскими оккупационными войсками.

Далее последовало «введение на территорию Украинской Народной Республики (УНР) дружественных войск Германии и Австро-Венгрии, которые были приглашены достопочтенной Центральной Радой для защиты Украины от большевистской угрозы».

Германские войска пошли на Киев, Екатеринослав (нынешний Днепропетровск), Донбасс, Таганрог, Ростов-на-Дону и Крым, а австро-венгерские части сразу отправились брать под контроль Одессу — четвертый по размеру и числу населения город Российской Империи (после Петрограда, Москвы и Варшавы).


Германский военный парад у здания ж/д вокзала Екатеринослава (Днепропетровска), начало апреля 1918 года.

Согласно 7-й статье сепаратного Брест-Литовского договора, Германия и Австро-Венгрия должны были получить с Украины до 31 июля 1918 года: 60 миллионов пудов пшеницы, 2 миллиона 750 тысяч живого веса рогатого скота и, кроме того, в условленном громадном количестве сахар, сало, лен, пеньку, марганцевую руду и прочее.

Уже к апрелю месяцу 1918 года германские оккупационные власти убедились, что правительство Голубовича (сменившего на посту премьер-министра Винниченко) справиться с этой задачей не в силах, а потому было решено сбросить социалистическую Центральную Раду, и опереться на буржуазные хозяйственные элементы.

Из землевладельцев и богатых крестьян был созван «Съезд хлеборобов», а Центральная Рада была разогнана германским лейтенантом со взводом солдат.

Вместе с тем, украинские министры были «отпущены по домам, а не заточены в тюрьмы». В Киевский цирк (и это не аллегория речи, а исторический факт), где заседали «хлеборобы», явился бывший свитский генерал-майор Русской службы Павел Скоропадский.


Павел Петрович Скоропадский — генерал-лейтенант Русской Императорской армии, Гетман всея Украина (благодаря стараниям Германской оккупационной администрации).

Скоропадский произнес «хлеборобам» речь на русском языке, так как «украинского» он не знал, после чего был избран восторженными «хлеборобами» Гетманом (то есть был посажен на престол «Украины», так как за сыном Павла Скоропадского закреплялось право наследования престола, а также официальное титулование — «гетманыч», то есть «принц», «царевич»).

Германская оккупация Малороссии и Новороссии (называемой тогда «Украинской Державой») не встречала сопротивления ни от большевиков, ни от другого хоть сколько-нибудь значительного противника вплоть до ноября 1918 года.

Однако, в начале ноября 1918 года вспыхнула революция уже в самой Германии, идеи которой сразу же перебросились и на германские оккупационные части на территории «Украинской Державы». Разложение германской армии происходило настолько стремительно, что с территории Малороссии и Новороссии немцы не уходили, а бежали.

Так, 29 ноября 1918 года с одним из последних немецких эшелонов был вывезен гетман Скоропадский, его имущество и несколько его приближенных. Перед самым отъездом гетман успел издать платонический указ «О воссоединении Украины и России».

На дальнейших этапах революционного движения на «Украине», вступившей уже в свой последний, анархический период, мы задерживаться не будем.

После бегства немцев и Гетмана Скоропадского украинские социалисты, объединенные В. Винниченко и Н. Шаповаловым, создали «пятичленную Украинскую Директорию», главным действующим лицом которой стал Симон Петлюра.

Буквально за несколько первых месяцев 1919 года банды «петлюровских» партизан, казаков и войсковых формирований разграбили более 180 населенных пунктов, где было убито по меньшей мере 25 тысяч мирного гражданского населения.


Симон Петлюра — глава Украинской Директории, виновник кровавых погромов на территории Малороссии и Новороссии в 1918–1919 гг.

Таким образом, уже к лету 1919 года население «Украины» было озлоблено не только на «Петлюровскую Директорию», но вообще на всех и вся, кто продолжал хоть что-то хрипеть вслух об «украинской национальной идее, ради которой крестьянам, помещикам и пролетариям надо страдать, недоедать и отдавать свое имущество и деньги во имя Украины».

Вот так и «жила Украина» в конце весны — летом 1919 года: «белые» били «красных», «красные» били «петлюровцев», а «петлюровцы» били всех подряд.

Именно на этой благодатной почве во весь рост смогло развернуться «Белое движение» (ВСЮР, или Вооруженные силы Юга России). Так, 31 августа 1919 года в Киев одновременно с двух сторон вступили войска «петлюровской Украины» и войска «Деникинской России». Утром галичане уже были в здании Киевской городской Думы, а вот части «белой армии» подошли к указанному строению лишь около 14:00 часов.


Добровольцы ВСЮР на улицах Киева в августе–сентябре 1919 года.

Примерно в полдень сотник Верниш, который являлся представителем «петлюровского» Галицкого корпуса (в котором этнических малороссов практически не было), и командир бригады ВСЮР полковник Штессель провели переговоры в центре Киева и договорились остановить продвижение своих отрядов, дожидаясь результатов переговоров высшего командования.

Немного позже, около 16:00 часов, в помещении Киевской городской Думы между «петлюровским» генералом Кравсом и генералом ВСЮР Штакельбергом состоялись переговоры. В ходе данных переговоров была достигнута договоренность временно вывесить на здании городской Думы «жовто-блакытный» и «бело-сине-красные» флаги.


Добровольцы ВСЮР на улицах Киева в августе–сентябре 1919 года.

Когда же на здании Думы появился украинский «жовто-блакытный» флаг, из киевской толпы стали раздаваться недовольные крики: «Вон галичан-предателей! Сорвать их флаги и выгнать их из города!».

Однако, затем перед зданием Думы появился конный отряд «петлюровского» полковника Сальского, который велел сорвать российский триколор, что привело к стрельбе и всеобщей панике. Вместе с тем, войска ВСЮР к вечеру 31 августа 1919 года фактически без единого выстрела разоружили галичан и взяли контроль над ключевыми объектами Киева — столицы Малороссии.

Незадолго до описанных выше событий, в самом конце августа 1919 года председатель управления Особого совещания кадет И. Малинин, исполнявший также функции начальника Отдела народного просвещения в правительстве «белых», а также бывший профессор и известный юрист Павел Новгородцев получили поручение от генерал-лейтенанта Деникина составить политическое обращение Главнокомандующего ВСЮР к населению занятых «белыми» территорий в Малороссии и Новороссии.

Документ был подготовлен в месте расположения ставки главнокомандующего в Таганроге 12 (25) августа 1919 года и затем был опубликован в периодической печати на подконтрольной «белым» территории Юга России.

Так, в Харькове обращение «К населению Малороссии» было опубликовано 14 (27) августа 1919 года, в частности в газете «Новая Россия», а в Киеве — 21 августа (3 сентября) 1919 года в газете «Киевлянин».


Обращение Главнокомандующего ВСЮР А.И. Деникина к населению Малороссии.

Главной целью Добровольческой армии в «Обращении» было определено восстановление единой и неделимой России, которое называлось обязательным условием восстановления независимости страны, нормального функционирования и полноценного развития её экономики.

К Киеву, как «матери городов русских», приближаются войска «белых» с целью вернуть утраченное единство русского народа. Враги России, как объяснялось в документе, стремятся ослабить страну и поэтому поддерживают движение, которое ставит задачей отделение от России девяти её южных губерний и объединение их в «Украинскую державу».

Стремление отделить малорусскую ветвь русского народа, как сообщалось в обращении, не оставлено и сегодня. В качестве основного врага, ведущего «злое дело создания самостоятельной Украинской державы», назывался Симон Петлюра.

Это движение называлось предательским. В «Обращении» говорилось о немецком происхождении «украинства». Однако давалось предостережение, что всё это предательское движение должно быть чётко отделено от местных усилий, вдохновляемых любовью к родному краю, его самобытности и его местному народному языку.

Русский язык объявлялся документом государственным, используемым во всех правительственных учреждениях и государственных школьных заведениях. Одновременно с этим для всех желающих гарантировалось использование местного малорусского языка в частных школах, учреждениях местного самоуправления и местных судах.

Объявлялась также свобода малорусского языка в прессе. В «Обращении» было подчеркнуто, что в интересах местного населения уже осуществляется децентрализация местного самоуправления.

Спустя время российский историк А.С. Пученков писал, что представители добровольческой администрации находили «Обращение» «чрезвычайно удачным и по форме, и по содержанию».

Историк приводит пример, что член Особого Совещания В.А. Степанов в беседе с корреспондентом одной из «белых» газет утверждал, что «украинский вопрос совершенно исчерпывается декларацией генерала А.И. Деникина».


Образец банкноты ВСЮР номиналом в 1000 руб.

Тем не менее, ни усилия генерал-лейтенанта Деникина, ни усилия его преемника барона Врангеля, ни усилия всех Вооруженных сил Юга России не смогли добиться возрождения единой и неделимой России.

После установления на территории Малороссии и Новороссии советской власти ни один из советских партийных лидеров не стал возвращать всё на круги своя и вместо Малороссийской Советской Социалистической Республики и Новороссийской Советской Социалистической Республики история запомнила лишь «единую» искусственно созданную «республику» Советского Союза — Украинскую ССР.

Таким образом, даже современному поколению малороссов и великороссов, отделенных от описанных событий временным интервалом в 100 лет, приходится пожинать плоды ошибок вековой давности. Плоды сепаратного раздробления некогда единой и неделимой России!..

Читайте также: Русофоб получил по заслугам

Далиант Максимус, специально для «Русской Весны»

Количество просмотров: 6 522


b4a8f662eb47b5d8