Украина душит Крым: Как кардинально и эффективно решить проблему водоснабжения? (КАРТА)

Украина душит Крым: Как кардинально и эффективно решить проблему водоснабжения? (КАРТА) | Русская весна

Проблемы с водоснабжением Крыма были известны еще советским гражданам, каждый год отправлявшимся отдыхать на полуостров.

После присоединения Крыма Россия пыталась решать вечную проблему, но летом 2020 года, спустя шесть лет после референдума о вхождении в состав РФ, полуостров рисковал остаться вообще без воды.

Сегодня, в соответствии с Федеральной целевой программой, реализуется проект по строительству трубных водоводов от трех водозаборов в Джанкойском и Нижнегорском районах стоимостью 19 млрд рублей. Проект направлен на обеспечение водой городов Феодосии и Керчи. При этом источником водоснабжения являются скважины с перспективой подачи в сторону восточного Крыма около 200 тыс. куб. м воды в сутки.

Даже если учесть, что такой прогнозируемый объем будет обеспечен и не приведет к истощению подземных источников, объем добычи и транспортировки воды в течение года составит примерно 70 млн кубических метров в год, этого явно недостаточно для гарантированного покрытия всех потребностей данного региона в воде, не говоря о проблемах полуострова в целом.

Для обеспечения всех нужд полуострова в водных ресурсах, как для хозяйственно-питьевого обеспечения, так и для сельского хозяйства и промышленности, необходимо задействовать проект, сопоставимый по мощности Северо-Крымскому каналу.

Ранее проблемы с водоснабжением региона во многом решались за счет введенного в эксплуатацию в советское время Северо-Крымского канала.

Среднегодовой сток по Северо-Крымскому каналу составлял 380 куб. м/сут., 80 куб. м/сут. — нужды херсонской области, остальное — Крым.

В 2013 году в Крым поставлено 1 млрд 553,78 млн куб. м днепровской воды. Из них 80% для сельского хозяйства, 20% в водохранилища для хозяйственно-питьевого снабжения. Потери за год составили (испарение, уход в грунтовые воды): 695 млн куб. м.

При этом уход части объема в грунтовые воды обеспечивал пополнение запасов грунтовых и артезианских вод, которые сегодня и откачиваются с использованием скважин. Итого, для водоснабжения населенных пунктов поставлено около 200 млн куб. м.

Северо-Крымский канал наполнял девять из 23 крымских водохранилищ. Часть воды шла на орошение сельхозземель на севере и востоке Крыма, часть питала города: Симферополь, Феодосию, Судак, Керчь, в засушливые годы — Севастополь. С 2014 года поставки воды из Украины по каналу прекращены.

Чтобы обеспечить объем воды только для хозяйственно-питьевых нужд в 200 млн метров кубических с использованием технологии опреснения (к примеру, на опреснительных установках мембранного типа с производительностью 10 000 м куб. в сутки, которая планируется для г. Геленджика), необходимо построить примерно 50–60 станций опреснения.

Для них потребуется дополнительно примерно 1.5 млрд кВт часов электроэнергии в год. Себестоимость этого объема воды, получаемой на системах опреснения, может составить порядка 6–8 млрд рублей в год.

При этом необходимо учитывать затраты на строительство водоводов для забора исходной воды, подачи опресненной воды в сеть и сброса рассола в количестве не менее 60 млн куб. м, что само по себе может повлечь необратимые последствия для прибрежной экологии.

С момента ввода в эксплуатацию Северо-Крымского канала степной Крым для рассоления почв стали промывать пресной водой объемом около 1 млрд кубических метров в год. Над подземными рассолами сформировался купол пресной воды, препятствовавший обратному капиллярному засолению. Из пресного купола можно было через скважины отбирать часть пресной воды.

Сегодня, к сожалению, разбуриваются и откачиваются остатки пресной воды с участков, где они формировались на протяжении 50 лет из пролива воды, поступающей в канал и системную ирригацию.

Гидрологи утверждают, что без массированного пролива степной Крым вернется к своему солончаковому состоянию. Капиллярное поднятие рассолов постепенно засолит линзы пресных вод, сделав их непригодными к использованию.

Украинские власти уверены, что предпринимаемые РФ меры по обеспечению Крыма водой не в состоянии сравниться с мощностями переброски воды из Днепра, из которого отбиралось для нужд Крыма около 20% стока этой реки. Следовательно, не будет пролива солончаков, а интенсивная разработка скважин лишь ускорит негативные процессы и около 800 сел и населенных пунктов Крыма окажутся в зоне экологической катастрофы.

На основании этого Украина готовится обвинить Россию в экоциде, шантажируя при этом, что подаст воду через канал лишь после возврата полуострова.

Учитывая политическую ситуацию с Украиной, устроившей водную блокаду Республики Крым, практику поведения Украины в прежние годы, когда ею игнорировались интересы сопредельных государств при проектировании и строительстве гидротехнических сооружений, предлагается концептуальный проект, решающий три стратегические задачи:

I. Кардинально решить проблему водоснабжения Крыма водными ресурсами.

II. Создать для России уникальный природный водный бассейн для биоресурсов с огромным экономическим потенциалом и защитить инвестиции в рыбоводство от расхищения браконьерами сопредельного государства, которые сегодня достигают огромных размеров.

III. Решить проблему повышения солености водного бассейна в Таганрогском заливе и организовать техническую возможность для стабилизации уровня рек азовского водного бассейна, таких как Дон и Кубань.

Сегодня учёные Южного научного центра Российской академии наук бьют тревогу: Таганрогский залив постепенно превращается в безжизненную водную пустыню. Причина — повышение уровня солёности воды.

Если раньше в Таганрогском заливе большая часть воды была солёностью от 1 до 3 промилле, то сейчас уже на траверзе Таганрога мы встречаем солёность в пять промилле. Меняется привычная среда обитания для обитателей глубин, некоторые виды пресноводных моллюсков уже исчезли.

Чутко реагируют на повышение уровня солёности и промысловые виды рыб. Лещ, судак, тарань не рискуют выходить в Таганрогский залив. Их привычный нагульный ареал сменяется зоной критической солёности — концентрация 5–8 промилле (граммов) на литр.

Эти значения слишком велики для пресноводных видов рыб и малы для морских. Тревожную динамику повышения концентрации соли в воде учёные наблюдают уже не первый год.

В древности город Керчь назывался Пантикапей, что означает по-древнегречески «рыбный путь». Осетровые рыбы: белуга, осетр, севрюга, стерлядь — в наших южных морях являлись ценнейшими объектами промысла. Необычайно вкусное мясо и икра этих рыб всегда ценились человеком и являлись украшением любого стола, как царского, так и простого рыбака.

До середины ХХ века в Российской империи, а потом в СССР Азовское море, вместе с впадающими в него реками, было одним из основных рыбопромысловых регионов, снабжавших ценной рыбой всю страну.

По результатам дореволюционных статистических материалов, в Азовском море добывали 60% осетровых рыб от всего российского улова.

Мелководность Азовского моря обеспечивала хороший прогрев всей толщи воды, при активном приносе речными стоками с материка органических и минеральных веществ, что способствовало повышению продуктивности биомассы придонных организмов, являющимися пищей для осетровых рыб.

Многие жители Крыма еще помнят те времена, когда они покупали на рынках, и весьма недорого, осетровые тушки, а в праздники — черную икру.

В 80-е годы ХХ века экспорт черной икры обеспечивал львиную долю валютных поступлений в госбюджет СССР: нефть тогда резко упала в цене.

Однако в последнее время при интенсивном развитии сельского хозяйства в Черное и Азовское море попадает громадное количество биогенных элементов. Значительную часть тяжелых металлов и ядовитых веществ поступает в море вследствие производственной деятельности металлургических гигантов Украины, заводов «АзовСталь» и имени Ильича, а также портов Бердянска и Мариуполя.

В результате загрязнения и заиливания возникает дефицит кислорода, происходит ухудшение кормовой базы рыб, сопровождающееся повышенной естественной смертностью.

Свою долю в загрязнение моря вносят городские сточные воды из-за весьма частых аварий в канализационной системе прибрежных городов Украины. Неочищенные стоки тухнут, отравляя живые организмы.

В начале 90-х годов ХХ столетия осетровым рыбам был нанесен очередной и самый страшный ущерб. Это неучтенный вылов, то есть хищническая, ничем не ограниченная их добыча.

Для спасения осетровых рыб в РФ, в отличие от независимой Украины, предпринимались и предпринимаются беспрецедентные меры. Благодаря интенсивной работе российских рыбоводных заводов и выпуску молоди осетровых в Азовское море на определенном этапе уже был отмечен рост численности и биомассы этих ценных рыб.

Рыбоводные заводы ежегодно выпускали мальков осетровых в естественную среду обитания. И это, в сочетании с мерами по ограничению промыслового изъятия, позволило в какой-то степени изменить ситуацию в лучшую сторону.

Однако в связи с неконструктивным поведением властей Украины организовать совместную работу по поддержанию биологического равновесия в Азовском бассейне не удалось.

А к началу 21 века в Азовском море наступила дикая вакханалия, сопровождающаяся самым настоящим разгромом и безжалостным истреблением ценных пород рыб, главным образом осетровых.

К концу 90-х годов прошлого века, в связи с развалом СССР и ликвидацией единой системы рыбоохраны на Азове, браконьерство достигло невиданного ранее размаха.

Любители легкой наживы словно ошалели от безнаказанности. Коррупция в рыбоохранных, правоохранительных и других государственных органах Украины, призванных контролировать рыбодобывающую отрасль и охранять осетровых, достигла небывалых ранее масштабов.

Таким образом, широкомасштабное браконьерство, хищническая, ничем не ограниченная добыча осетровых рыб наравне с загрязнением моря привела к катастрофическому снижению их запасов.

Их искусственное воспроизводство на российских рыбоводных заводах Азовского моря к концу 90-х годов практически прекратилось, поскольку в России констатировали, что разведение молоди осетра, с последующим выпуском в море, финансируемое из средств государственного бюджета, работает на создание сырьевой базы для теневой экономики Украины.

В связи с этим продолжалось стремительное падение численности как взрослых рыб, так и молоди. Оценить истинные масштабы неучтенного и браконьерского вылова осетровых рыб в Азовском море в то время не представлялось возможным.

Белуга исчезла полностью, да и поимка крупного осетра — достаточно сложная задача. К настоящему времени запасы крупных ценных рыб Азовского моря окончательно подорваны, в том числе и такая вкуснейшая рыба, как азовский судак.

Таким образом, один из самых продуктивных водоёмов мира фактически превратился в безжизненную пустыню. Осталась только тюлька, бычки и заходящие на нагул из Черного моря мелкие миграционные рыбы.

Если не принять сверхсрочных мер, то промысел этих ценнейших рыб, составляющих когда-то славу и гордость Азовского моря, можно считать окончательно потерянными.

С возвращением Крыма в родную гавань ситуация постепенно начала меняться в лучшую сторону.

На Таманском полуострове началась реализация программы по искусственному воспроизводству и выпуску в естественную среду обитания мальков русского осетра. Она проводится в рамках экологической программы проекта «мост в Крым».

Первая партия — 500 тысяч особей — была отправлена в водоемы по программе Крымского моста в июне 2017 года, и уже в июне 2018 года очередная партия мальков русского осетра, выращенных из икры от маточного стада на рыбоводных предприятиях Краснодарского края, 500 тысяч особей выпущено в бассейн реки Кубань по указанной программе. Еще 500 тысяч мальков выпущено в 2019 году.

Однако это капля в море, то есть ничтожно малое количество, по сравнению с тем, что ежегодно выпускали в 70-х и 80-х годах рыбоводные заводы Краснодарского края: по 33–35 млн экземпляров мальков осетровых, средней навеской 2.5 грамма соответственно.

Без кардинальных мер в скором времени решить проблему восстановления популяции этих ценных рыб на Азове не получится.

Безусловно, численность осетра и севрюги в настоящее время во многом зависит от их искусственного воспроизводства, но не в меньшей степени на сохранение стада осетровых рыб влияет эффективность рыбоохранных мероприятий.

В этом отношении в настоящее время дело начало сдвигаться с мертвой точки и российские военные пограничники принялись активно реализовать, казалось бы, невыполнимую задачу.

Но еще есть территориальные воды Азовского моря Украины, в которых украинские браконьеры абсолютно безнаказанно продолжают промысел, нивелируя усилия по воспроизводству и охране биоресурсов.

К сожалению, рыба не разбирается в территориальной принадлежности вод и зачастую старания наших рыбоводов заканчиваются поставками в рестораны и на рынки Киева выловленной браконьерами сопредельного государства ценнейшей продукции.

Также наши соседи не собираются сильно заботиться об уменьшении промышленных сбросов в море с металлургических гигантов, отходов от сельскохозяйственной деятельности и стоков от многочисленных отелей и баз отдыха, которые, как грибы после дождя, плодятся на побережье с украинской стороны и вообще не имеют централизованной канализации.

Сегодня появилась уникальная возможность решить эту проблему и заодно обеспечить российский Крым водой.

Для этого предлагается в акватории Азовского моря, в территориальных водах РФ, проложить искусственное «русло» для доставки пресных вод из устья Дона непосредственно к берегам Крыма.

При этом «русло» позволит создать уникальную гидросистему для регулирования баланса сброса рек региона и оградит территорию рыбопромысловой деятельности на Азове в пользу РФ.

В древности Азовского моря не существовало, а Дон впадал в Чёрное море в районе современного Керченского пролива.

Создание (восстановление) части «русла Дона» по границам территориальных вод РФ от Таганрогского залива к Керченскому проливу позволит восстановить привычную среду обитания для уникальных промысловых биоресурсов, обеспечит поставку необходимого объема пресных вод к месту переброски в существующую ирригационную систему Крыма и при этом создаст предпосылки для появления обособленной природно-охранной экономической зоны, подконтрольной только РФ.

Экономический эффект от развития обособленной Азово-Донской природоохранной экономической зоны может составлять не менее $100 млн в год по самым скромным оценкам.

Предлагаемое техническое решение проблемы снабжения Крыма пресной водой с воссозданием «Русла Дона» разграничит хозяйствование на Азове и создаст отдельный, подконтрольный только РФ водный бассейн с необходимыми условиями для создания уникальной Азово-Донской природоохранной экономической зоны, в которой можно нивелировать практически все негативные явления, мешающие восстановлению популяции всех промысловых биоресурсов.

По предварительной экспертной оценке, в уникальном природном бассейне, сформированном в ходе реализации проекта по обеспечению Крыма водными ресурсами, при грамотной системе воспроизводства и выращивания молодняка, в перспективе можно ежегодно добывать порядка 5–6 тысяч тонн рыбы ценных пород.

Природным фактором, позволяющим считать техническую возможность создания проекта для водоснабжения Крыма, сопоставимого по характеристикам с Северо-Крымским каналом, как достаточно реалистичную, можно считать тот факт, что Азовское море практически является разливом, имеет малые глубины, а также батиметрию, позволяющую проектировать и оперативно строить относительно недорогие насыпные гидротехнические сооружения, дамбы.

Политическим фактором является то, что значительная площадь моря, которую можно задействовать под проект, находится вдоль побережья, подконтрольного РФ, а границы на Азове не лимитированы.

Для практической реализации проекта в акватории моря необходимо будет построить искусственный канал, состоящий из двух параллельно расположенных насыпных дамб, по которому будет протекать так называемое «русло» с пресной водой, поступающей из устья Дона. Протяженность канала составит примерно 230 километров.

При этом конфигурация двух дамб начала канала в Таганрогском заливе должна быть выполнена в форме конусного забора, в котором один рукав дамбы соединен с побережьем на территории РФ и не позволяет заход в Таганрогский залив, под воздействием сезонных течений, воды с повышенной солёностью из Азовского моря.

Второй заборный рукав обеспечивает поступление в канал необходимых объемов пресной воды из устья Дона для последующей транспортировки естественным образом, самотёком, к побережью Крыма.

В районе Керченского пролива канал заканчивается перепуском, в котором происходит пропуск воды через небольшой водовод под судоходным фарватером Керченского пролива в канал, доставляющий необходимый объем воды к точке приема на побережье Крыма в районе Керчи.

Далее происходит забор воды повышающей насосной станцией в водовод на высоту 100-120 метров, и уже на территории Крыма раздается практически в существующую систему водоводов, построенную для Северо-Крымского канала в реверсном режиме.

Сброс пресной воды из устья Дона, который составляет порядка 60 млрд м куб. в год, может обеспечить подачу воды в Крым с объемами, сопоставимыми с теми, которые обеспечивал Северо-Крымский канал, и даже значительно большими.

Баланс вод остальных рек, впадающих в сектор залива, образованный каналом-руслом для подачи воды в Крым, включая водосток реки Кубань, обеспечит нормальное функционирование Азово-Донской природоохранной экономической зоны.

Между перепуском канала и Таманским побережьем организовывается фарватер для прохода кораблей в обособленную Азово-Донскую природоохранную экономическую зону в порты Таганрога и Ростова.

При этом в этом месте проектируются и строятся гидротехнические сооружения, регулирующие водный обмен с Черноморским бассейном и уровень в руслах основных рек региона, в том числе Дона и Кубани.

В России колоссальный опыт работы в данном направлении. К примеру, строительство и эксплуатация водопропускных гидротехнических сооружений для защиты Санкт-Петербурга от наводнений.

Фарватер для прохода кораблей в оставшуюся часть Азовского моря, в том числе к портам Украины, остается прежним.

Выгодной особенностью проекта может стать тот фактор, что для частичного формирования тела канала могут использоваться горные породы из терриконов заброшенных шахт, расположенных в Ростовской области, в частности в г. Шахты.

Это может быть выгодно как с точки зрения экономики при строительстве канала, так и с точки зрения решения давней экологической проблемы в регионе, связанной с рекультивацией и ликвидацией последствий от промышленных разработок при добыче угля.

Для того чтобы заместить объем воды, поступавшей ранее через Северо-Крымский канал в объеме 1 млрд метров кубических, необходимого для нужд промышленности и сельского хозяйства, потребовалось бы построить 273 опреснительные установки производительностью 10 000 м куб. в сутки каждая, таких, к примеру, как планируется сегодня для г. Геленджика.

Для их функционирования дополнительно необходимо примерно 900 000 кВт электрической мощности. Потреблять они будут примерно 8 млрд кВт·часов электроэнергии в год. Стоимость строительства заводов по опреснению может составить примерно 200 млрд рублей (732 млн рублей каждый).

Себестоимость воды у систем опреснения как минимум 40-60 рублей за 1 м кубический, а может, и более, в зависимости от места расположения и технических особенностей опреснителей. То есть если использовать для обеспечения нужд в воде полуострова опреснительные станции, необходимо будет тратить около 60 млрд рублей ежегодно и более.

При этом в море, в прибрежную часть, будет сбрасываться порядка 250-300 млн метров кубических насыщенного водного рассола в год, что нанесет непоправимый ущерб экосистеме региона.

В отличие от существующих предложений по обеспечению Крыма водой, которые предполагают значительные капитальные затраты как на создание систем обеспечения водой, так и затраты на их функционирование, в предложенном варианте строительства канала-русла, вместе с системами подачи воды, может стоить примерно 300–350 млрд рублей, что соответствует себестоимости производства воды в течение 5 лет работы опреснителей, без учета стоимости их строительства.

Примерно столько, сколько Украина должна РФ по известному кредиту и процентам по нему.

При этом канал обеспечит поставки пресной воды в гораздо больших объёмах, чем 1 млрд метров куб., а главное поставка воды по каналу будет экономически выгодна и принесет значительную дополнительную прибыль в бюджет страны.

Справочно

Себестоимость воды, поступавшей по Северо-Крымскому каналу, составляла примерно 1 рубль за метр кубический. Стоимость воды для населения сегодня в Крыму 31 рубль за 1 метр кубический, а при потреблении свыше 5 метров кубических — 59 рублей.

Для обоснования идеи проекта Группой компаний «Гидроэнергоспецстрой» оперативно разрабатывается «Декларация-Концепция» с описанием проблемы водоснабжения полуострова, обоснованием технических решений, оценкой экологических и общественно-политических факторов, а также вариантами практической реализации проекта водоснабжения Крыма с использованием искусственного «канала-русла» Дона.

Читайте также: «Фарс и театр»: В Совфеде отреагировали на возможность создания «Крымской платформы» под эгидой Украины

Владимир Эдуардович Егурнов (г. Санкт-Петербург), специально для «Русской Весны»

Количество просмотров: 12 413


b4a8f662eb47b5d8