Почему Украине не нужен Донбасс — продолжение беседы с Олегом Бондаренко

Почему Украине не нужен Донбасс — продолжение беседы с Олегом Бондаренко | Русская весна

«Русская Весна» продолжает цикл бесед (начало здесь) с известным политологом, директором Агентства Стратегических Коммуникаций, Олегом Бондаренко. На этот раз мы поговорим о том, в силу каких именно внутриполитических причин Донбасс на самом деле совершенно не нужен Украине и каковы реальные перспективы режима Порошенко в свете выполнения минских договоренностей.

— Итак, каково же на самом деле отношение нынешней Украины к Донецку и Луганску — в политическом контексте? Действительно ли украинские политики готовы «не постоять за ценой» для того, чтобы вернуть в свою орбиту мятежный Донбасс?

— Со времен первой «оранжевой революции» Донбасс был большой проблемой для украинских политиков.

Конечно, сейчас, после того как произошло все то, что получило название «Русская весна», они могут перед камерами изображать, как они «страдают» по поводу «утерянного Крыма» и как им «жалко» Донбасс…

Ничего им не жалко, они получили гораздо более чистое в электоральном смысле пространство, они получили пространство, в котором условно «оппозиционный» блок, он же «Партия регионов», он же условно, с очень большой натяжкой — «пророссийские силы», в нынешней ситуации вряд ли уже смогут без Крыма и Донбасса иметь какие-либо возможности для электорального процесса.

То есть те возможности, которые у них до этого были.

И в этом смысле маятник политического развития Украины, конечно, после событий «Русской весны», значительно качнулся в сторону «Запада», в его электоральном понимании в первую очередь. Просто потому, что физически сторонников условного «западного» развития (как они себе это видят, этот отдельный вопрос, но тем не менее) теперь стало значительно больше чем было раньше — в процентном соотношении. Хотя и сейчас, как мы видим, лишь немногим больше 50% людей выступают за дальнейшую «евроинтеграцию» Украины.

Надо задать себе вопрос, почему так происходит? Вопрос, почему эти люди оказались настолько глупы и наивны, чтобы думать, что завтра их примет Европа с кисельными берегами и молочными реками?

Теперь они узнали, что такого не случится. И даже безвизовый режим им Европа не даст, потому что зачем Европе еще 40 миллионов нахлебников без гроша за душой, которые прибегут и будут просить подаяние? Это, конечно, неприятная новость для граждан Украины. Но даже в этом смысле, если раньше, вот мы помним социологию, «50% — за «таможенный союз», 49% — за «европейский союз», 51% — за «европейский союз», 48% — «за таможенный» и так далее… Мы видим постоянный маятник, да?

Конечно, после ухода Донбасса и Крыма этого маятника в Украине в таком виде больше нет.

Что такое Минские соглашения? Минские соглашения — это способ вернуть их (электоральных оппонентов украинской «евроинтеграции» — прим. «Русской Весны») в этот мир, в украинскую политическую жизнь. Минские соглашения — это способ вернуть этот маятник.

Но надо понимать, что если раньше этот «маятник» был данностью, то с тех пор, как он исчез, вместе с ним исчезла эта дихотомия, и украинские «прозападные» политические элиты, до этого момента чувствовавшие себя не вполне уверенно, сейчас нашли под ногами куда более твердую электоральную почву, и в общем-то, мягко говоря, не спешат возвращать эту дихотомию.

Не спешат возвращать эту дихотомию, потому что она им не нужна! Им не нужен «противовес» в виде нескольких миллионов проросийски настроенных избирателей. Это надо тоже понимать…

В этой связи я не вижу дальнейших перспектив скорой реализации Минских соглашений. В этом году так это уж точно. Есть один аспект, который в этой связи играет значительную роль — это давление Запада на Киев. Его не надо недооценивать, но я бы сказал, что его не надо и переоценивать.
Есть общая «западная» установка, связанная с тем, что «Россия — враг» и все, что плохо Москве, нужно поддерживать. В различной степени эту установку поддерживают все западные «официальные миры», в том числе и официальный Париж, к сожалению…

Однако, несмотря на преобладание сторонников такого антироссийских подхода в официальных кругах, и в Париже, и в Берлине есть огромное количество противников этой враждебной установки.

И они занимают такие позиции даже не потому, что они такие большие друзья Российской Федерации, а просто исходя из интересов их экономики — они заинтересованы в сохранении добрых отношений с Россией.

Но есть и обратная сторона медали: к сожалению, очень многие наши коллеги в России, в Москве, верят в рыночный характер западной системы принятия политических решений, — верят, что на Западе руководствуется исключительно прагматическими соображениями, такой вот сугубой выгодой. И мы видим, как оказываются раз за разом посрамлены те люди, кто до этого утверждал: «да нет же, вот сейчас, вот сейчас». Лобби какое-нибудь очередное: промышленное, авто, аграрное, вот оно, дескать, сейчас и заставит Меркель снять санкции…

Все так — и лобби есть, и никто не спорит, что оно очень мощное. Но что-то в самый последний момент мешает этому лобби быть услышанным, и я сейчас не вижу предпосылок, почему это лобби получит нужный для себя результат. Для этого должна поменяться политическая элита в Европе.

Есть другой «центр силы», который лучше всего слышит Киев, — это Вашингтон. А Вашингтон, особенно перед выборами, неоднороден. Есть позиция «уходящей» администрации Обамы, которая сейчас уже действует по принципу «не навреди». Потому что если она как-то навредит, то и без того призрачные шансы на победу Хиллари Клинтон будут сведены к нулю. И за ними тоже стоит свое лобби, которое в таком развитии событий не заинтересовано.

Поэтому нынешняя администрация США в своей внешней политике будет предпринимать усилия для того, чтобы снизить интенсивность конфликтов во всех «горячих точках», в том числе и на Донбассе для того, чтобы хоть как-то «сохранить лицо» и показать избирателям — «ну посмотрите, мы же все-таки как-то урегулировали ситуацию!».

Но надо понимать, что это лобби хотя сегодня и является пока еще правящим, но не оно одно что-либо решает. Есть «республиканцы», которые как раз именно с этой точки зрения заинтересованы в эскалации — в эскалации напряжения по тем самым болевым точкам, где у демократов ничего не получилось, для того, чтобы продемонстрировать «полную «неэффективность» администрации «демократов». Поэтому в этом смысле «друг России», как его пытаются некоторые представить, Дональд Трамп, он как раз заинтересован в том, чтобы на Донбассе началась война.

Насколько Минские соглашения окажутся долговечными — это сейчас вопрос не региональной политики, это вопрос «великой шахматной доски». И того количества и силы факторов, которые будут в данный конкретный момент на этой шахматной доске представлены. Если возобладает такая прагматическая, здравая точка зрения, которая, казалось бы, активно присутствует в Москве, в Берлине, в Париже и даже в Вашингтоне, то тогда да, эта ситуация и дальше будет продолжаться, так же, так как идет сейчас, то есть относительно — именно относительно — спокойно.

Будут продолжаться эти «рутинные» переговоры, Грызлов будет встречаться с Порошенко, Кучма будет летать в Минск. И в итоге пройдет еще полгода, и мы с вами даже не будем об этом вспоминать, так же как мы не вспоминаем о том, что раз в месяц встречаются где-то в Женеве представители Южной Осетии и Грузии, или Абхазии и Грузии, или Тирасполя и Кишинева…

А эти встречи тянутся долгое время, они проходят, проходят регулярно, и регулярно встречаются официальные лица конфликтующих сторон и регулярно ни о чем не договариваются уже на протяжении 20 лет.

— Но там, в Абхазии, Южной Осетии и Приднестровье хотя бы существует режим реального прекращение огня. Который не прекращен на Донбассе…

— Там, на Кавказе и в Приднестровье, есть реальное прекращение огня, это правда. Но здесь это вопрос, который, наверно, надо задавать военным — насчет прекращения огня и того, что можно с этим делать…

Так что Минские соглашения — они, конечно, уже сыграли свою положительную роль. Насколько получится их воплотить в жизнь, воплотить именно в украинскую политическую жизнь, это очень большой вопрос. Я здесь могу скорее выступить таким скептиком, потому что…

Поставьте себя на место Порошенко. Зачем тебе электорат, который за тебя точно не проголосует? Значит, ты будешь в чем заинтересован? Ты будешь максимально заинтересован в том, чтобы делать вид, будто бы ты «возвращаешь Донбасс», но при этом предпринимать все возможное, чтобы к реальной интеграции пророссийски настроенного региона в Украину это «делание вида» не имело ни малейшего отношения.

— Во-вторых, политические уступки Донбассу — реальные, по «Минску», нанесут непоправимый вред репутации самого Порошенко…

— Да, совершенно верно, не говоря уж об этом! Значит, в чем ты будешь заинтересован в этом случае? Изобразить «возвращение Донбасса» или «перспективу „возвращения Донбасса“» при фактическом «замораживании» ситуации.

продолжение следует

Присоединяйтесь к «Русской Весне» в Одноклассниках, Telegram, Facebook, ВКонтакте, Twitter, чтобы быть в курсе последних новостей.
Читайте также
Количество просмотров: 30 335



b4a8f662eb47b5d8