Крым российский: проблемы, угрозы и вызовы

Крым российский: проблемы, угрозы и вызовы | Русская весна

Спустя ровно 60 лет после передачи Крымской области из состава РСФСР в УССР полуостров вернулся «в родную гавань». Причём вернулся мирно, без кровопролития и в соответствии с нормами международного права.

Это стало актом восстановления исторической справедливости и законности, нарушенной в 1954 году, когда Верховный Совет СССР присоединил Крым к Украине с нарушением юридической процедуры и без учёта мнения крымчан.

После окончания фазы воссоединения наступил переходный период, когда Крыму предстояло встраиваться в Россию, а России — вбирать в себя и «переваривать» новый регион. Естественно, возвращение в Россию не означало, что утром 19 марта 2014 года жители полуострова проснулись «в шоколаде» и наступило оно — «светлое будущее». Праздничная эйфория постепенно ослабевала, и на передний план выдвигались хлопоты и трудности, связанные с адаптацией к новым порядкам и реалиям жизни в новом государстве. Но всё это были мелкие бытовые вопросы.

Помимо них, российский Крым столкнулся с множеством по-настоящему серьёзных проблем, вызовов и угроз. Одни сложились объективно за время украинского владычества над полуостровом, другие были искусственно спровоцированы Киевом уже после «Крымской весны». К первой категории можно отнести высокий уровень коррупции в чиновничьей среде, недостаток квалифицированных управленческих кадров, плохое состояние сети крымских автодорог, низкий уровень развития туристического сервиса и т. п.

Проблемы второго типа представляют собой злонамеренные действия Украины из принципа «навредить России — победа, а навредить ей в Крыму — двойная победа». Это ярчайшим образом проявилось в попытках киевской правящей клики нарушить жизнеобеспечение нового российского региона путём всевозможных блокад.

Блокады как ускоритель интеграции Крыма в РФ

Как мы помним, Киев пытался наказать Крым перекрытием подачи днепровской воды по Северо-Крымскому каналу, прекращением транспортного сообщения и торговли с полуостровом, отключением его от энергоснабжения. Во всех этих сферах зависимость Крыма от Украины ещё недавно была критической. Как результат, некоторые козни Киева становились для Крыма болезненными и заставали его врасплох, хотя имелась возможность подойти к ним более подготовленными.

Например, угрозы прекратить подачу электроэнергии на полуостров стали звучать из окружения украинских властителей едва ли не сразу после вхождения полуострова в Россию, однако после подрыва опор ЛЭП террористами выяснилось, что на полуострове не было необходимых резервов горючего и достаточного количества запасных генераторов.

Вопреки надеждам захватчиков украинской власти и их заокеанских кураторов, разрыв связей Украины с Крымом не привёл к наступлению на полуострове засухи, голода и беспросветной тьмы. Москва усиленно работает над тем, чтобы все эти безумные блокады со стороны Украины Крым пережил максимально легко. Если говорить о самой острой проблеме — энергетике, то в Крыму ведётся строительство двух новых ТЭС, а через полтора месяца состоится запуск второй очереди энергомоста из Краснодарского края, который обеспечит регион российской электроэнергией.

Вдобавок к этому, к концу года должен быть достроен газопровод в Крым из Кубани мощностью 2,2 млрд кубометров в год, топливо из которого будет использоваться для работы новых крымских теплоэлектростанций. В результате уже в скором времени проблема дефицита электричества для полуострова будет закрыта раз и навсегда.

Официально поддержав торговую блокаду, инициированную различными активистами-экстремистами, Украина «выстрелила в ногу» своим же фермерам. В результате российские производители продовольствия полностью вытеснили украинскую продукцию с крымского рынка. Идём далее. Решение Киева разорвать транспортное сообщение с Крымом также привело к тому, что пассажиропоток был быстрее переориентирован на материковую Россию с помощью воздушного и морского транспорта.

Многократно увеличилась пропускная способность аэропорта Симферополя и Керченской паромной переправы, побивших свои советские рекорды по числу перевезённых пассажиров. Была произведена реконструкция порта «Крым», на рейсах задействовали больше пассажирских паромов. В симферопольском аэропорту построили новый терминал, ещё один терминал и взлётно-посадочная полоса появятся к 2018 году.

Однако в полной мере решить задачу транспортной доступности Крыма и удовлетворения нужд пассажиропотока может только строительство моста через Керченский пролив, который соединит полуостров с материковой Россией. Возведение этого грандиозного инженерного сооружения является без преувеличения стратегической задачей государства в Крыму. В середине февраля проектная документация Керченского транспортного перехода получила одобрение Главгосэкспертизы, а в этом месяце стартовали работы по забивке свай, на которые лягут 595 опор будущего 19-километрового автомобильно-железнодорожного супермоста. По официальным расчётам, уже в первый год эксплуатации (2019-й) интенсивность движения по мостовому переходу составит 12,8 тыс. автомобилей и 47 пар поездов в сутки, а в 2025—2026 гг. превысит 21 тыс. автомобилей и 50 пар поездов

Отчётливо видно, что враждебные действия со стороны Киева привели к разрыву последних нитей связи Крыма с Украиной и ускорили интеграцию полуострова в Россию. Во всяком случае, называть это усилиями по скорейшему «возвращению» полуострова под контроль Киева просто смешно.

Сегодня можно с уверенностью утверждать, что с негативными последствиями «блокадных» козней Украины Крым в целом справился, но это было бы нереально без помощи с «большой земли». Но на этом проблемы для Крыма не заканчиваются.

Санкционные издержки и бесценные приобретения

Определённые сложности Крым испытывает вследствие политики Запада о непризнании полуострова частью России и введения специального «крымского пакета» санкций. Опасаясь этих санкций, крупные российские банки и компании отказываются открывать в Крыму свои филиалы. Вдобавок к этому, США и ЕС ввели запрет на экспорт товаров, технологий и услуг в Крым, равно как и на импорт из Крыма.

Кроме того, на территории полуострова существуют проблемы с использованием международных платёжных систем. Из-за того, что Вашингтон, Брюссель и их сателлиты упорно определяют Крым как «оккупированную территорию» Украины, заход торговых либо круизных иностранных судов в крымские порты сведён к минимуму, а сами крымчане испытывают сложности с оформлением шенгенских виз.

Между тем, многие из неудобств и ограничений удаётся обходить. Так, в крымском руководстве заявляли о наличии механизмов обхода санкций Запада при сотрудничестве с зарубежными инвесторами, желающими реализовывать в Крыму свои проекты. А интерес с их стороны имеется, что можно увидеть из частоты визитов в Крым делегаций зарубежных бизнесменов и озвученных ими намерений. Например, индийцы хотят построить в Крыму лекарственный завод, израильтяне — лечебный онкоцентр, иранцы выразили намерение инвестировать в добычу и переработку нефти, французский бизнесмен Филипп де Вилье создаст в Крыму исторический парк развлечений «Царьград».

Отчасти такой всплеск интереса объясняется тем, что Крым объявлен свободной экономической зоной, участникам которой предоставляются налоговые льготы и обеспечивается режим свободной таможенной зоны. Но в более широком контексте интерес инвесторов означает, что российский Крым воспринимается как стабильный регион, куда можно вкладывать.

Впрочем, не будем заниматься самообманом и говорить, что основой экономического подъёма Крыма станут иностранные капиталовложения. Главный крымский инвестор — это именно российские предприниматели и компании. В этой связи нелишне вспомнить, что даже в период пребывания Крыма в составе Украины и отсутствия всяческих санкций объём инвестиционных поступлений в Крым из стран дальнего зарубежья был весьма низок.

Как бы то ни было, санкции лицемерного западного мира не делают ситуацию бесперспективной и фатальной для Крыма. Ну, а некоторые неудобства можно потерпеть, ведь с возвращением в Россию крымчане приобрели кое-что несравненно более ценное — свободу, безопасность и уверенность в завтрашнем дне.

Подружиться с крымскими татарами

Нелёгкой задачей для Москвы стало выстраивание отношений с крымскими татарами. Будем говорить откровенно: относительное большинство представителей этого народа поначалу резко отрицательно или с тревогой восприняли вхождение Крыма в состав России. Несомненно, это связано с исторической памятью крымских татар о войнах Крымского ханства с Российской империей и сталинской депортации 1944 года, но главным виновником предубеждённости многих крымских татар к России стал так называемый «Меджлис крымско-татарского народа».

Более 20 лет подряд эта незарегистрированная радикальная этнократическая организация при покровительстве Запада и Турции прививала крымским татарам страх и ненависть к России. Кто-то из крымских татар внял призывам нелегального объединения бойкотировать общекрымский референдум 16 марта, а кого-то «меджлисовцы» заставили это сделать путём откровенных угроз. Но немало было и тех крымских татар, кто вопреки предписаниям и угрозам экстремистов принял участие в судьбоносном плебисците.

Сегодня от былого деструктивного влияния меджлиса в Крыму не осталось и следа, его вожаки стали маргиналами и изгоями в глазах собственного народа. Для окончательного избавления от этого раздражителя крымская прокуратура обратилась в суд с требованием признать меджлис экстремистской организацией и запретить его деятельность на территории РФ. В то же время после воссоединения Крыма с Россией появилось немало крымско-татарских лидеров и организаций, ориентированных на конструктивное сотрудничество с властью и созидательную деятельность вместе с другими народами полуострова.

Россия добилась существенных успехов во взаимоотношениях с крымскими татарами. Для этого она сделала две вещи: продемонстрировала решительность в соблюдении принципа «закон один для всех вне зависимости от национальной принадлежности», а также на деле доказала готовность учитывать интересы и решать накопившиеся проблемы крымско-татарского народа.

В этой связи стоит вспомнить указ В. Путина о реабилитации депортированных народов, заложенные на их обустройство в ФЦП по развитию Крыма и Севастополя 10 млрд рублей, строительство многоквартирных домов для репатриантов, закрепление крымско-татарского языка в качестве одного из трёх официальных языков республики, создание крымско-татарского общественного телеканала и радиостанции, введение татарских представителей в республиканские органы власти и др.

Между тем, Украина и Турция при содействии США стараются разыграть «крымско-татарскую карту» против России. Поначалу они хотели превратить крымских татар в орудие антироссийских провокаций и фактор дестабилизации в российском Крыму. Ставка делалась на разжигание в Крыму межнационального конфликта и провоцирование противостояния между крымскими татарами и Москвой. Когда стало понятно, что это бесполезно и люди не желают быть участниками зловещих авантюр, враги России принялись формировать в примыкающих к Крыму районах Херсонской области псевдотатарский анклав под эгидой меджлиса.

При этом они преследуют чёткую цель — создать очаг напряжённости на рубежах с российским Крымом, чтобы потом переносить эту напряжённость на полуостров. Кстати, не так давно появилась информация о присутствии в Херсонской области турецких военных инструкторов, обучающих головорезов будущего татарско-мусульманского батальона имени Номана Челебиджихана 

Намеренное сосредоточение вооружённых банд у кромки Крыма не может не тревожить Россию. Очевидно, что в случае серьёзных поползновений в отношении Крыма Москва получит обоснование для военного разгрома херсонского «осиного гнезда». В данном случае уместно напомнить, что в Джанкое на ротационной основе базируются десантно-штурмовые подразделения из материковой России, а к 2017—2018 гг. там будет сформирован постоянный десантный батальон. Всё это должно стать предупреждением «горячим головам» по ту сторону границы, которые грозят отвоевать Крым и сделать его украинским, татарским или безлюдным.

Исламский аспект

С крымско-татарской тематикой неразрывно связан исламский аспект, в котором Россия тоже столкнулась с определёнными трудностями. После возвращения Крыма перед ней стояло две задачи: зачистить регион от адептов экстремистских исламских сект и установить взаимодействие с главной исламской централизованной организацией полуострова — Духовным управлением мусульман Крыма (ДУМК).

Благодаря работе российских спецслужб, влияние радикальных исламистов в Крыму было сведено к минимуму, а их стойкие приверженцы находятся под присмотром соответствующих органов. Процесс выявления и нейтрализации радикального исламистского подполья продолжается. Так, в январе 2015-го в Севастополе и феврале этого года в Республике Крым были арестованы группы активистов запрещённой в России террористической организации Хизб ут-Тахрир, которых сейчас судят по статье 205 УК РФ «Организация деятельности террористической организации и участие в деятельности такой организации».

Налаживание взаимопонимания и сотрудничества с Духовным управлением мусульман Крыма несколько осложняло нахождение религиозной организации под контролем антироссийского меджлиса. Тем не менее, глава духовного управления муфтий хаджи Эмирали Аблаев вскоре после воссоединения Крыма с Россией начал сотрудничать с руководством республики, а в конце прошлого — начале нынешнего года разорвал отношения с главарём меджлиса Рефатом Чубаровым и Мустафой Джемилевым.

В духовном управлении издали фетву (исламскую правовую норму), запрещающую мусульманам участвовать в батальоне одиозного Ленура Ислямова, а «меджлисовцы» обвинили Э. Аблаева в «сотрудничестве с оккупантами» и приняли решение о создании некоего параллельного «крымского» муфтията в Киеве.

Между тем, сегодня некоторую тревогу вызывает тот факт, что из мусульманских централизованных организаций России партнёром и покровителем ДУМК стал Совет муфтиев России с его далеко не однозначным реноме. Так, подчинённые Совету муфтиев исламские общины неоднократно были замечены в пропаганде экстремистских идей и контактах с запрещёнными группировками. Примечательно и то, что Совет муфтиев России поддерживает связи с такими организациями как Всеукраинское объединение общественных организаций «Альраид», которую эксперты считают филиалом террористической группировки «Братья мусульмане».

В российском Крыму представительство ВАОО «Альраид» странным образом перерегистрировалось под безобидным названием «Ассоциация содействия развитию социальных и культурных проектов в Крыму «Созидание», а в ходе обыска в конце января правоохранители изъяли в одном из принадлежащих ей зданий экстремистскую литературу.

На сегодняшний день в отношениях российской власти с исламской общиной Крыма никаких существенных проблем нет. В большинстве своём мусульмане Крыма вписались в исламскую умму России и стали её частью. Москва, имея богатый опыт общежития и сотрудничества с мусульманскими народами, всерьёз занялась решением насущных проблем крымских мусульман и формированием комфортных условий для развития магометанской религии на полуострове.

Так, в Симферополе начато долгожданное строительство Соборной мечети Крыма, в Бахчисарае планируется открыть исламский университет, крымским паломникам существенно увеличили количество квот на совершение хаджа и покрыли за счёт бюджета транспортные расходы, а мусульманские праздники Ураза-Байрам и Курбан-Байрам объявлены в Крыму выходными днями.

Крымская мишень информационных атак

Серьёзным вызовом для России является информационная война, развязанная против нашей страны Западом. Американские стратеги-«шахматисты» и их киевская пешка особенно заинтересованы в том, чтобы причинить вред России именно в Крыму. По замыслу наших противников, зомбирование сознания крымского населения в сочетании с другими мерами поможет подорвать авторитет российского руководства во всей стране и в глазах крымчан в частности. Таким образом, внешние силы осуществляют целенаправленные попытки расшатать обстановку в Крыму при помощи информационно-психологического воздействия.

Понимая, что в информационном пространстве Крыма полностью возобладал российско-патриотический подход к освещению событий в стране и мире, а вести подрывную деятельность в крымских СМИ стало практически невозможно, заокеанские кураторы переориентировали активность своих информационных солдат на информационно-коммуникационные интернет-платформы — соцсети, блоги, программы по онлайн-общению и обмену файлами.

Впрочем, к этому они подготовились заблаговременно. Ещё в годы пребывания Крыма в составе Украины американские госструктуры и фонды щедро финансировали проведение различных «школ блогеров», заточенных на освещение общественно-политических тем. Впоследствии многие из этих блогеров стали солдатами информационной войны и влились в большой антироссийский фронт.

Примечательно, что в мае минувшего года Вашингтон внезапно смягчил санкции в отношении Крыма, разрешив своим IT-компаниям поставлять крымчанам коммуникационное программное обеспечение, предназначенное для работы в социальных сетях. В Министерстве торговли США пояснили, что появление у жителей Крыма этого ПО позволит уменьшить степень контроля Москвы за крымским информационным полем. По этому поводу бывший старший советник госсекретаря США по инновациям Алек Росс высказался откровенно: «То, что мы делаем — в интересах и США, и Украины, потому что в Крыму и на востоке Украины появятся технологии и медиа-платформы, которые Россия контролировать не сможет». 

Теперь именно через Интернет ведётся основная обработка общественного мнения, которое стараются взбудоражить и настроить против российской государственной власти. В социальных сетях возникло множество страниц и групп, в которые активно завлекают и крымскую молодёжь, пытаясь ей «промыть мозги» и настроить против России.

Дополнительная опасность заключается в том, что через социальные сети происходят попытки вербовки молодых людей в ряды украинских неонацистских формирований и террористической группировки ИГИЛ, запрещенной в РФ решением Верховного Суда. В то же время надо отметить, что в подавляющем большинстве крымчане демонстрируют значительную устойчивость против вражеской пропаганды и не поддаются на неё.

Примечательно, что основные информационные диверсии против Крыма территориально исходят не США и Турции, а из Украины, власть которой, впрочем, полностью послушна западным кукловодам. В Киеве, явно не без «советов» Дяди Сэма, стали уделять повышенное внимание информационному компоненту своей антироссийской линии. Недавно министр иностранных дел Украины Павел Климкин одним из двух ключевых компонентов украинской «стратегии возвращения Крыма» назвал информационное воздействие на крымчан, в частности внушение им ощущения бесперспективности и безысходности жизни при российском статусе полуострова

Рассмотрим вкратце, какими орудиями ведётся информационно-психологическая война против России на крымском направлении. Одним из таковых является интернет-сайт «Крым. Реалии» — проект украинской службы американского Радио «Свобода». Это крупнейший излучатель антироссийской пропаганды, действующий в информационном пространстве Крыма. Помимо интернет-сайта, проект «Крым. Реалии» включает одноимённую еженедельную программу на украинском новостном телеканале «24» и ежедневную радиопередачу, сигнал которой ловится и в Крыму.

Кроме проекта «Крым. Реалии», роль громких рупоров враждебной пропаганды в отношении Крыма выполняют информационные агентства «Голос Крыма», «События Крыма», «Крымские новости» (QHA), портал «15 минут», интернет-издание «Под прицелом», еженедельная программа «Громадське. Крим» на интернет-телеканале «Громадське ТВ», Черноморская телерадиокомпания и крымско-татарский телеканал ATR вышеупомянутого Л. Ислямова. Все или подавляющее большинство этих антикрымских «информационных пушек» прямо или опосредованно финансируются из западных фондов и действуют удалённо из-за пределов Крыма.

Помимо так называемых СМИ, Крым является «объектом разработки» со стороны множества объединений свидомитов-грантоедов. Среди них стоит упомянуть общественную инициативу «Крым. SOS», информационный центр «Free Crimea», общественную организацию «Крымский центр делового и культурного сотрудничества «Украинский Дом», центр гражданского просвещения «Альменда», Сеть правовых приёмных Крыма и другие. Практически все они имеют созвучные цели и задачи: оповещение мирового и украинского сообщества о ситуации в Крыму, «прорыв российской информационной блокады», поддержание интереса к вопросу «деоккупации» Крыма, мобилизация лояльных людей в Крыму и привлечение их в качестве украинских агентов влияния.

Почти все эти НПО тесно связаны между собой и имеют общие источники финансирования, такие как фонд «Возрождение» Дж. Сороса, Национальный фонд в поддержку демократии (NED), Агентство США по международному развитию (USAID), Международный республиканский институт Дж. МакКейна (IRI), а также посольства Канады и европейских стран.

Отдельного внимания заслуживают две организации, занимающиеся дезинформацией о положении дел в Крыму под прикрытием правозащитной деятельности — Крымская полевая миссия по правам человека и Общество защиты прав потребителей «Общественный контроль» (ОЗПП). Первая после включения Советом Федерации в «патриотический стоп-лист» решила переформатировать деятельность и для запутывания надзорных ведомств разделиться на несколько объединений — Крымскую полевую группу, Инициативную группу по правам человека в Крыму и Полевой правозащитный центр.

Вторая, ОЗПП, отличилась в прошлом году публикацией аккурат в начале курортного сезона «Памятки для российских туристов, направляющихся на отдых в Крым». В ней российским отдыхающим рекомендовали въезжать на полуостров только через Украину и с разрешения киевских властей, пугая в противном случае уголовным преследованием при въезде на Украину и даже… объявлением в международный розыск. Вскоре после публикации памятки глава Общества защиты прав потребителей «Общественный контроль» Михаил Аншаков подтвердил первоначальное впечатление о себе, подав в Конституционный Суд жалобу на закон о принятии Крыма в состав РФ.

В условиях информационной войны предпринимаются активные попытки дезориентировать крымскую общественность путём распространения тревожных месседжей. Крымчан пугают развалом России под гнётом западных санкций и неизбежным возвращением Крыма под владычество Украины, грозят наказанием за сотрудничество с «оккупационной властью», распространяют антироссийские настроения в среде потенциально восприимчивых групп населения полуострова.

Одновременно с этим в российское общество вбрасывается мнение о том, что Крым — это не просто чемодан без ручки, а смертельная удавка на шее страны. Западные пропагандисты убеждают: именно из-за решения Владимира Путина вернуть Крым страна переживает финансово-экономические трудности, именно «крымская гиря» стала причиной урезания некоторых статей бюджетных расходов и именно «Крымнаш» вскоре приведёт к краху российской экономики.

Как противостоять этим массированным информационно-психологическим диверсиям — вопрос не праздный и не простой. Вероятно, следует усиливать контроль над внутренним информационным полем и повышать уровень информационной безопасности, но в то же время важно не переусердствовать с защитными мерами. К тому же представляется, что помимо глубокой обороны России стоит активнее предпринимать контратаки и усиливать звучание своего голоса в мире. Причём используя для этого не только свои популярнейшие ресурсы иновещания RT и радио «Спутник», но и широчайшие возможности Интернета.

Фундаментальной истиной остаётся то, что все попытки наших внешних противников и их внутренних пособников расшатать обстановку в стране обречены на провал до тех пор, пока общество сплочено вокруг фигуры государя и сохраняет чувство здорового патриотизма. Масштабные потрясения и смуты внутри России чреваты взрывом обстановки на полуострове, кровопролитием и появлением на крымской земле иностранных войск. Именно из этого сегодня следует исходить общественности и политическому бомонду Крыма во всех своих оценках, действиях и решениях.

Кирилл Губа,
крымский политический обозреватель

Количество просмотров: 13 186



b4a8f662eb47b5d8