Язык пропаганды и ничтожность «украинского рейха» (ФОТО)

Язык пропаганды и ничтожность «украинского рейха» (ФОТО) | Русская весна

Каюсь, грешен. Посмотрел за последнее время несколько стримов разработчиков новой гранд-стратегии «Hearts of Iron-4». Игра будет о Второй мировой войне, охватывать период с 1936 по 1948 годы и выйдет 6 июня, в аккурат на мой день рождения.

Так вот, англоязычные разработчики из Швеции весьма неплохо подкованы в истории. И когда играют за различные страны (начиная от императорской Японии и Третьего Рейха и заканчивая СССР, Великобританией и США), почти автоматически переходят в объяснении своих действий на пропагандистскую риторику соответствующих стран.

Правый сектор

Например, когда кто-то воюет против СССР, то называет это «освобождением от коммунистической диктатуры», когда против Великобритании — то «освобождением от капиталистического гнёта», а когда против США — то «борьбой против империализма».

Иногда бывает очень весело, например, когда польская армия совершает «стремительное героическое наступление в собственный тыл». Но это так, лирическое отступление.

Много читая западную политическую и экономическую аналитику, я заметил, что у них этот «язык пропаганды» развит очень хорошо, и подавляющее большинство авторов его тщательно придерживается.

Например, они почти всегда пишут «режим Путина» или «режим Асада», или «китайский режим» вместо «правительство России», «правительство Сирии» или «правительство КНР». И наоборот, никогда и никто не скажет «режим Обамы», а только «правительство США» или, в крайнем случае, если американская оппозиция, то может написать «администрация Обамы».

Обязательно с оценочными суждениями и негативной или позитивной окраской. «Свои» обязательно «демократические», «чужие» обязательно «авторитарные» и «режимы». Даже в случаях, когда «свои» — это абсолютные монархии Ближнего Востока, а «чужие» — демократически избранные президенты.


Также обязательным элементом является присоединение или диссоциирование. Например, чаще всего скажут «интересы Путина» там, где можно сказать «интересы России». И наоборот — до последнего времени не говорили «интересы Порошенко», а писали «интересы Украины».

Кстати, в западной прессе фраза «режим Порошенко» также возникла относительно недавно, когда была дана отмашка «мочить» шоколадного алкоголика. До этого использовались фразы, подчёркивающие демократичность и законность постмайданного правительства Украины, а также ассоциировали киевский режим и Украину, заменяя одно на другое.

К моему огромному сожалению, у нас такая культура политической речи и «язык пропаганды» не развиты и находятся в зачаточном состоянии. Чуть ли не единственный, кто может завернуть про «инклюзивность» и «транспарентность» — это Лавров.

А вот среди журналистов, политологов и прочих экспертов сплошь и рядом логические и семантические ошибки, играющие на руку нашим «западным партнёрам» и их «сателлитам».

Например, даже самые пророссийские и антихунтовские политологи и публицисты зачастую, комментируя действия киевского режима, пишут «Украина то», «Украина сё», «Украина сошла с ума».

Избиратели

Вы таким образом ассоциируете данный антинародный режим с Украиной в целом, наделяете его легитимным правом говорить и действовать от имени этого народа. А это именно то, чего они добиваются — они всячески делают вид, что представляют народ, что их мнение и воля и есть мнение и воля народа. Но это не так.

У меня эти идеологические споры с украинскими националистами «бандеровского» образца идут как минимум с 2008 года. Они всегда пытались говорить от имени народа, настаивая на том, что только националисты являются «правильными» украинцами, а все остальные — «неправильные».

К сожалению, почти все велись, и буквально несколько человек (и я в том числе) указывали им на то, что они не имеют право говорить от имени народа, их никто не уполномачивал.

Националистические партии никогда до госпереворота 22 февраля не набирали более 3–5% голосов ни на одних выборах. Националистическая (бандеровская) идеология всегда была на Украине глубоко маргинальной, их считали лузерами и фриками.

Поэтому сейчас, когда их мнение и их выходки выдают за мнение и настроение всего народа (а вся пропагандистская машина режима заточена именно на это — выдавать бред майданутых за волю народа), то они просто тащатся и млеют. Зачем это делают некоторые российские товарищи? Я думаю, что именно из-за отсутствия этой самой культуры «языка пропаганды».

Экстремисты
Западные журналисты, пишущие про Киев, в нашем случае обязательно бы использовали формулировки «киевский режим», «боевики-националисты», «узурпатор Порошенко», «самопровозглашённое киевское правительство», «так называемый министр Климкин», «так называемый министр Аваков».

Хорошо хоть «Правый сектор»* научились называть «незаконной вооружённой группировкой», хотя лучше бы называли его «бандформированием», это было бы точнее.

Учиться у «западных партнёров» не зазорно. Зазорно не использовать их богатый инструментарий в наших целях.

Запомните, а лучше запишите: Банды проамериканских неонацистских боевиков под руководством целого ряда агентов ЦРУ (и финансируемые Конгрессом США) свергли законно избранного президента Украины Виктора Януковича, нарушив Конституцию и целый ряд законов Украины, в последующем фальсифицировав выборы, устроив ряд массовых убийств и развязав гражданскую войну.

И: Киевский марионеточный режим, опираясь на банды неонацистов и применяя террористические акты и репрессии, держит в оккупации миллионы украинцев, создав в информационном пространстве систему тотальной цензуры и лжи.

И никак иначе. Тем более, что это чистая Правда.

Журналистская Правда


​ * Запрещенная в РФ экстремистская организация.

Количество просмотров: 10 698



b4a8f662eb47b5d8