Три самых жестоких танковых сражения в истории: как это было (ФОТО)

Три самых жестоких танковых сражения в истории: как это было (ФОТО) | Русская весна

Из всех родов войск важнейшими по-прежнему являются танковые. Что касается значения тяжелых бронированных машин в реальной боевой обстановке, то его трудно переоценить даже в современную ракетно-космическую эпоху. 

Что уж говорить о периоде Второй мировой, когда основные, ключевые битвы были прежде всего танковыми. На сей раз мы расскажем о трех величайших танковых сражениях этой войны — в 1941 году под Дубно, в 1942 году под Эль-Аламейном и, конечно, под Прохоровкой в 1943-м.

Три самых жестоких танковых сражения в истории — в материале издания «Ридус».

Июнь 1941 года: Битва под Дубно

В последнее время у историков и публицистов стало модно присваивать звание крупнейшего танковой битвы сражению под Прохоровкой, тогда как ничуть не меньшую роль в ходе войны сыграло другое, менее известное, но не менее кровопролитное сражение — под Дубно 23–28 июня 1941 года.

В этом есть определенная логика. Уже там и тогда исход боевых действий на всем советско-германском фронте мог быть предопределен, но при одном условии: если бы верх одержали танкисты РККА. Увы, этого не случилось, хотя возможности были для этого отличные.

Крупнейшей танковой битвой то, что происходило вокруг и около западноукраинского города Дубно, можно называть исключительно по арифметическим соображениям. Тяжелых боевых машин, которые в ней участвовали, было больше, чем на Прохоровском поле. И это действительно так.

27 июня 1941 года, когда советские мехкорпуса были ближе всего к достижению триумфа. Случись он тогда, возможно, враг никогда не дошел бы до Прохоровки, но, к сожалению, все сложилось совсем не так удачно.

Победа, как теперь понятно, была тогда очень близка. Нужно было всего лишь поддержать соседними частями группу под командованием бригадного комиссара Н.К. Попеля, которая с боями вышла на окраины Дубно. Она вполне могла перерезать коммуникации 1-й нацистской танковой группе, фактически взяв ее в окружение.

Но пехотные подразделения, вместо того чтобы двигаться вместе с танкистами, зачем-то прикрывали их с тыла. В результате прикрыть танки они так и не смогли.

Принято было в советской историографии представлять комиссара Н.Н. Вашугина чуть ли не самодуром, приказавшим атаковать лишь частью сил и угрожавшего расстрелять. Но он-то действовал правильно — не его вина, что командование Юго-Западного фронта проявляло откровенную нерешительность.

В наступлении даже не все танковые части, которые были уже переброшены, приняли участие. Именно от отчаяния, скорее всего, застрелился Н.Н. Вашугин, от осознания собственного бессилия помочь отправленным им в заведомо проигрышный бой частям.

Не обошлось, возможно, и без предательства, иначе как объяснить, почему главная ударная сила всей РККА — 4-й мехкорпус под командованием того самого А.А. Власова — в решающем бою не участвовал?

Чисто формально он действовал в рамках инструкций командования Юго-Западного фронта, которое вместо предписанного Ставкой удара на Люблин решилось только на локальную операцию под тем самым Дубно.

Впрочем, и она могла принести успех, если бы навстречу танкистам Попеля пробились, например, танкисты прославленного потом командира М.Е. Катукова. Но его 20-я танковая дивизия и остальные подразделения 9-го мехкорпуса под командованием другого легендарного советского военачальника К.К. Рокоссовского не справились с мощной и обученной противотанковой обороной гитлеровцев. .

В результате фашисты быстро оправились от неожиданного прорыва попелевцев к себе в тыл и сначала остановили их уже практически на улицах Дубно, а затем взяли в клещи и разгромили, принудив к переходу к обороне все остальные советские танковые силы. 

Последние не только в бою, но и на марше из-за поломок, недостатка горючего и ударов авиации врага понесли очень тяжелые потери. Вот так вместо вполне реального триумфа получился жуткий разгром.

Июль — ноябрь 1942 года: Cражение под Эль-Аламейном

Свое величайшее танковое сражение во время Второй мировой войны было и у британцев. Случилось оно у египетского местечка Эль-Аламейн в 1942 году. Строго говоря, не случилось, а продолжалось всю вторую половину этого года.

Об этой битве, как и о большинстве других, случившихся на их фронтах, помимо советско-германского, у российской и западной историографии имеются весьма различные представления. Если на Западе принято придавать им гипертрофированное значение, у нас, напротив, в порядке вещей подчеркивать вторичный характер того, что происходило в Северной Африке.

Истина, как водится, посередине: безусловно, на полях под Москвой, в окопах Сталинграда и Курской дуги шли главные сражения. Но если бы значительные силы гитлеровцев не были бы отвлечены теми же боями под Эль-Аламейном, сдерживать врага РККА было бы еще труднее.

Да и стратегически: если бы нацисты сумели перерезать Суэцкий канал, то это существенно усилило бы их позиции. Взятие Александрии и Каира могло подтолкнуть Турцию к участию в войне на их стороне.

По своим масштабам сражение в египетской пустыне было весьма внушительным. По численности участников оно уступало боям под Дубно, где с двух сторон участвовало свыше 3000 танков, но превосходило битву под Прохоровкой — примерно 1500 против 1200.

Так или иначе, танковые дуэли в Эль-Аламейне были чрезвычайно важны и за тысячи километров от него. Да и с моральной точки зрения, ведь успех английских братьев по оружию укреплял и без того высокий дух защитников Сталинграда. В свою очередь их героизм самым кардинальным образом повлиял на ход и результат сражения в Египте.

Прежде всего благодаря им сначала «лис пустыни» — немецкий генерал-фельдмаршал Э. Роммель — не получил две недостающие дивизии, так как они были отправлены Гитлером на Восточный фронт. Потом из-за желания взять Сталинград любой ценой фюрер забрал из Италии еще и 2-й воздушный флот А. Кессельринга.

Таким образом, в самый разгар боев за «дверную ручку Александрии» (по определению Роммеля) он лишился защиты с воздуха и путей подвоза горючего. Британская авиация потопила несколько итальянских транспортов — и нацистские танки лишились возможности передвигаться. 

Читайте также: Беспримерный подвиг: как экипаж КВ-1 уничтожил 22 немецких танка (ВИДЕО)

Роммелю пришлось отказаться от тактики подвижной обороны, заняв статичные позиции. Там их медленно, но верно перемолола британская 8-я армия под командованием Б. Монтгомери.

В пользу британцев сыграл также тактический просчет гитлеровцев — в поход на Ближний Восток они отравились, оставив у себя в тылу Мальту, где находились военно-воздушные и военно-морские базы Великобритании. В результате их коммуникации и без переброски большей части авиации на советско-германский фронт находились под ударом.

Но все ошибки Гитлера не умаляют мужества британцев. Сначала они сдержали натиск корпуса Роммеля, а потом прорвали его оборону, расколов фронт врага на две части.

Крах гитлеровцев в этом случае мог быть предопределен, но он не случился из-за нежелания руководства западных стран торопиться с открытием второго фронта. Иначе они лишились бы основания ссылаться на занятость войск на Североафриканском ТВД.

1943 год: Противостояние под Прохоровкой

Отдавая заслуженную дань уважения сражавшимся с нацистами под Дубно и Эль-Аламейном, нельзя не признать, что все же именно Прохоровка является главным сражением танковых армий во Второй мировой и Великой Отечественной войнах. Потому что именно там решилась окончательно судьба той и другой — даже самым упертым нацистам там стало ясно, что их песенка спета.

Прохоровка была не просто крупной танковой битвой, а решающей битвой на решающем участке фронта. У советской 5-й танковой армии под командованием П.А. Ротмистрова, спешно переброшенной на это направление из состава резервного Степного фронта, там не было права на ошибку и отступление.

Для нацистов из 2-го танкового корпуса Пауля Хауссера, в принципе, тоже все было поставлено на кон. Но шансов у них было изначально немного как в конкретном бою, так и в целом в войне против СССР и его союзников.

Тем не менее, если бы им удалось прорваться тогда, 12 июля 1943 года, и выйти на оперативный простор для продвижения к Курску, у наших войск могли возникнуть большие проблемы. Поэтому питомцы Ротмистрова сражались отчаянно и за себя, и за тех, кого фашисты могли, если бы их взяла, в итоге окружить. С потерями не считались ни те ни другие.

Формально фашисты потеряли меньше боевых машин — 300 из 400 имевшихся против 500 из 800 советских. Но в процентном отношении эти потери были для них куда более чувствительными. С сотней оставшихся в строю танков вояки Хауссера уже не представляли серьезной угрозы.

А бросать последние резервы гитлеровская Ставка не решилась. К тому же далеко на Западе их внимание отвлекла высадка союзников на Сицилии.

Но самое главное, фашисты уже поняли, что имеют дело с совсем другим противником. Советские танкисты под Прохоровкой и их предшественники под Дубно — это были совсем разные танкисты.

Не только в плане боевой выучки, но и восприятия войны. Они уже знали, какую беду на нашу землю принес фашизм, какие зверства творили гитлеровцы на оккупированной территории.

Понятно, что советские воины бились жестко и решительно, прекрасно зная, какой лютый враг противостоит им в лице эсэсовцев. Это помогало им хотя бы отчасти компенсировать превосходство немецких танков «Тигр», способных поражать наши Т-34 с более дальнего расстояния. 

Спасение было одно — стараться как можно быстрее сблизиться с неприятелем. В этом случае уже у наших бронированных машин появлялось преимущество в виде более высокой маневренности.

Танки в гитлеровском логове

Справедливости ради надо заметить, что еще одно крупное и тоже решающее танковое сражение случилось в самом конце войны. Роль танковых армий при штурме Берлина была также весьма велика.

Именно они «прогрызли» систему оборонительных позиций на Зееловских высотах, и именно они окружили гитлеровскую столицу и на ее улицах помогали штурмовым группам пробиваться в центр.

Но все-таки Берлинская операция — заслуга всех родов войск без исключения в равной степени. Как, впрочем, и в достижении Великой Победы в целом.

Читайте также: «Мы столкнёмся с суровым противником»: Российская атомная подлодка впечатлила ВМС США

Александр Евдокимов

Присоединяйтесь к «Русской Весне» в Одноклассниках, Telegram, Facebook, ВКонтакте, Twitter, чтобы быть в курсе последних новостей.
Читайте также
Количество просмотров: 10 560


b4a8f662eb47b5d8