Почему убийца становится героем: Девушки объясняются в любви к «керченскому маньяку»

Почему убийца становится героем: Девушки объясняются в любви к «керченскому маньяку» | Русская весна

Трагедия, сравнимая по масштабам с «Норд-Остом» и Бесланом, породила странный выверт сознания — Росляков начал превращаться в героя.

Корреспондент «КП.ру» Дмитрий Стешин попытался разобраться в этой аномалии.

Злые люди

Москвичка Олеся В. пишет 22 октября подруге:

«Анна, так хочу познакомиться с ним (имеется в виду Росляков — прим. авт.), поговорить по душам, пообщаться. Пусть меня закидают камнями, но я думаю, он был хорошим человеком, что сотворило с ним общество и родители — другой вопрос… мне его не хватает».

Шесть лайков поставлено под этим комментарием, шесть читателей одобрили такой ход мыслей обычной старшеклассницы. В ее аккаунте ни свастик, ни кровищи — обычные девчачьи селфи и «мемасики». Подруга, Анна О., отвечает:

«Поначалу мне было жалко убитых, но потом его стало очень жалко… Я буквально влюбилась в него».

Под этим комментарием девять лайков. В известных сетевых помойках, на так называемых «анонимных имиджбордах», созданы уже десятки тредов, где тысячи школьников (судя по манере излагать мысли) — завидуют Рослякову и одобряют — «красиво ушел, все думали, что он «омеган», а он оказался единственный «альфач» в этой с…ой коряге (колледж — прим. авт.).

Следующий пост — картинка. Няшный котик в белой футболке, как у Рослякова с надписью «Ненависть» и помповиком в лапах. Смешно?


Диалог почитательниц Рослякова.

Перегрузка системы

За десяток дней «керченскую трагедию» выжгли лазером в мозгу каждого гражданина России. Спрятаться от этого потока информации было невозможно. Извините за цинизм, но я бы не удивился, если бы Хрюша и Степашка обсудили «керченского стрелка» перед показом мультфильма.

К понедельнику «новости» пошли уже по второму кругу — СМИ выясняли последние детали массового жертвоприношения и отвечали на вопросы, которые сами же себе задавали. Информационное поле раскалилось от перегрузки, а сознание потребителей информации — тем более. И вот тогда и появился этот феномен: массовый убийца Владислав Росляков начал превращаться в культовую фигуру.

Она, как известно, может быть и негативной, и позитивной, оценочный полюс может смещаться — дело техники и отработанных приемов манипуляции массовым сознанием.

Если сейчас вытащить в эфир одноклассников Рослякова, которые в подробностях и красочно расскажут, «как керченского стрелка травили всю жизнь», для 99% наблюдающих за этой трагедией восприятие окончательно сместится. Убийца станет жертвой.

Или второй вариант: «такой же жертвой». Несложно придать «такой же жертве» политический окрас: «вот до чего довел школьника тоталитарный Мордор», „при Украине такого не было” и т. д. Следите за руками.

Опрощение смерти

Она потеряла свой сакральный ужас и необратимость. Особенно, если ты уже разнес сотни тысяч человечьих голов в „Контр Страйк” и посмотрел все блок-бастеры за последние десять лет. Смерть для тебя теперь ничто. И жизнь не имеет никакой ценности.

Для Рослякова в керченской школе не произошло ничего из ряда вон выходящего: «Подумаешь, я уже тыщу раз так делал» (с). Стоило бы все-таки провести детальные исследования — как на подростков в пубертате влияют компьютерные стрелялки?

Есть очень агрессивное, но никак не аргументированное мнение, что массовые убийства в компьютерных играх психику не калечат, не воздействуют на ребенка абсолютно — чего не может быть в принципе. Если чуть-чуть копнуть человека, который отстаивает такую точку зрения, — 50% он сам крепко-поехавший игроман, 50% — связан с игровой индустрией. А доходы у нее, как у фармацевтики, без государственной воли в этой сфере порядок не навести. А наводить надо.

Круг ненависти

Подростки школу ненавидят, в большинстве своем. Давайте признаемся в этом без ханжества. Учиться не модно, не престижно и бесперспективно. «Армия — зашквар, политика — зашквар, учеба — зашквар, Рашка — зашквар» — это я дословно пересказываю мой разговор с 12-летним мальчиком о его будущем. Из хорошей семьи мальчик, не на вокзале подобрали.

Работа социальных лифтов от прилежной учебы в школе не зависит. Достаток тоже. Все хотят читать корявый рэп, как Фейс, или  «работать инстаграм-блогерами», в крайнем случае — «фрилансером-программистом за 300к в секунду сидя на Бали». Офисной плесенью и сантехниками быть никто не хочет.

Если нет никаких задатков вообще, можно с детства примерить на себя маску мизантропа, сутками «катать в ДОТу, сидя на шее у родоков, а когда поумирают бабки — сдавать их квартиры». Самая популярная модель будущего или профориентация, которая обсуждается школотой в их пабликах, куда взрослые редко заглядывают.

Программа в полудетских головах уже прошита, изменить ее невозможно, нет методов. Другие, школьные программы, безнадежно устарели.

Педагогические приемы отдают безумием в информационный век. Учат подростков несчастные училки с загнанными глазами — та самая, бесконечно презираемая в интернете категория человечества — «совки» и «рашкованы». Труд учителя окончательно потерял престиж, особенно в эпоху упрощенного доступа к ЛЮБОЙ информации. Мужчин-преподавателей в школе нет.

Доступные учителям методы воздействия вызывают у подростков только глумливые улыбочки и ответную истерику у несчастных педагогов. Истерика порождает ненависть. Круг замыкается. Самое ужасное, что в глубине души школота знает — ЗАЧЕМ Росляков шел в школу с ружьем — он шел убивать тех, кто «заставляет», «ставит бананы и мне комп на ДР не купили», «стучит предкам».

Более того — каждый второй школьник думал о чем-то подобном тому, что случилось в Керчи, но часто боится в этом сознаться даже самому себе. В итоге, из Рослякова все равно получается сакральный предмет обожания. Я боюсь продолжать мысль — боюсь накаркать, промолчу.

Зияющий тупик

К сожалению, обстоятельства и декорации информационного мира, в котором мы живем, не позволили «поставить блок» в освещении случившегося несчастья. Хорошо, что крымские журналисты решились опубликовать полную видеозапись расстрела в керченском колледже. Это было нужно сделать, не было иного выхода.

Трагедией в Керчи моментально воспользовались наши недоброжелатели и обычные сетевые идиотики из категории «диванных экспертов». Уже в первые часы проснулись толпы «специалистов» и настойчиво закукарекали про «неизвестных спецназовцев», «стрельбу из автоматов», «актера, которого убили», «слишком чистую майку Рослякова», «Рослякова подставили, а группа террористов ушла в катакомбы (горы)», — до сих пор кто-то взбрехивает.

Я все это проходил в Беслане, благо, я приехал в этот маленький городок уже через два часа после захвата школы и все видел своими глазами. До сих пор нет-нет, но «специально обученные люди, живущие на гранты» нам рассказывают про стрельбу «по бесланской школе из танков».

С расстрелом в Керчи, из-за нелегитимности Крыма в глазах «мировой общественности», все было бы во сто крат хуже для нас, для Крыма, для России. Невозможно было молчать о подробностях трагедии, и освещать случившееся так широко, как это сделано — тоже нельзя, неизбежны подражатели и сочувствующие. Тупик. Я не знаю из него выхода, но знаю — какие меры нужно принять.

Читайте также: Дикая Украина: Нардеп в прямом эфире напал на оппонента (ВИДЕО)

Дмитрий Стешин

Количество просмотров: 41 844



b4a8f662eb47b5d8