Как фанариотов испортил украинский вопрос (ФОТО)

Как фанариотов испортил украинский вопрос (ФОТО) | Русская весна

В «интеллектуальном сознании» слово «фанариот» чаще всего воспринимается как пейоратив (слово, выражающее отрицательную оценку). И «сознание» несправедливо. Фанариоты — это этнически греческая группа, выкристаллизовавшаяся вокруг остатков Константинопольского (Вселенского, Экуменистического — на выбор) патриархата, после захвата Константинополя турками в 1453 году.

И как любая историческая группа она явила миру и своих мерзавцев, и своих героев. Во всяком случае, господарь Константин Маврокордат, отменивший в 1746–1749 годах крепостное право в своих Молдавии и Валахии, был более чем прогрессивным человеком своего времени.

А красавицу Софью де Витт, пачками метавшую к своим ногам императоров с королями да князей с фельдмаршалами, вся Европа знала под прозвищем labelleFanariote, прекрасная фанариотка.

Но так уж случилось, что в нынешнем политическом сленге «фанаром», «фанариотами» часто называют иерархов Константинопольского патриархата. Оно и немудрено: само понимание, что «Константинополя уже давно нет, а Константинопольский патриархат все еще есть», в неподготовленном мозгу может вызывать знатный когнитивный диссонанс.

Фанар-Церковь выжила по двум причинам. Во-первых, верным политическим служением политической власти мусульман-османов. И, во-вторых, благодаря своей консервативности, позволившей ей сохранить свое место в миросознании христиан Юго-Восточной Европы и Передней Азии. Консервативность во всем: в священных текстах, в облике, в обряде, в традициях… И даже в администрировании. Вот об администрировании и речь.

В структуре Константинопольского патриархата (как и иных восточноправославных Церквей) основным коллективным органом утверждения решений является Σύνοδοςενδημούσα (эндемичный Синод), институт постоянно действующих епископов под председательством патриарха, чьим постановлением принимаются решения по наиболее важным для Церкви вопросам.

Еще в начале января на сайте Константинопольской патриархии было записано, что «Священный и Святой Синод, возглавляемый Его Святейшеством Вселенским Патриархом Варфоломеем, сейчас состоит из следующих Иерархов до конца февраля текущего года (курсив автора — прим. ред.)». И далее список двенадцати (по числу Апостолов) митрополитов, членов Синода (синодиков).


Патриарх Варфоломей I Massimo Finizio

Странности начались сразу после 6 января. При первом публичном представлении текста «Патриаршего и Синоидального Томоса» (так полностью называется документ, подписанный в Фанаре) удивление вызвало то, что среди тринадцати подписантов были сам Варфоломей и только шесть синодиков — митрополиты Вриульский, Итальянский, Нью-Джерсийский, Родосский, Корейский и Австрийский.

А еще шесть иерархов, митрополиты Германский, Сингапурский, Транупольский, Ретимнский, Чикагский и Симский — на момент подписания членами Синода не были.

А потом внезапно таковыми стали. Между одиннадцатым и четырнадцатым января страничка «THE HOLY AND SACRED SYNOD» (СВЯТОЙ И СВЯЩЕННЫЙ СИНОД) на сайте патриархата внезапно изменилась. Теперь там записано, что «Священный и Святой Синод, возглавляемый Его Святейшеством Вселенским Патриархом Варфоломеем, состоит из двенадцати иерархов, каждый из которых служит на протяжении года, причем половина членов Синода меняется каждые шесть месяцев в марте и сентябре.

Действующие члены Священного и Священного Синода, служащие с 1 сентября 2018 года по 28 февраля 2019 года, следующие:…» и далее список двенадцати синодиков. В этом списке остались шесть митрополитов из состава «Синода на 6 января», подписавших украинский Томос. Там появились вышеперечисленные шесть митрополитов, которые подписали Томос, не будучи членами Синода.

А те шесть иерархов-синодиков, чьих подписей под текстом Томоса нет, — митрополиты Халкидонский, Деркский, Прусский, Смирнинский, Кисамский и архиепископ Американский — из состава Синода исчезли. Хотя до заявленной даты ротации (28 февраля) еще более полутора месяцев.

Это факт. Я честно пытался разговорить на эту тему православных священников от Сибири до Апеннин, но все уходили от разговора. И это понятно: корпоративную солидарность еще никто не отменял. Поэтому остается только предложить версию.

Операция по приданию украинской церкви автокефального статуса (политическая по своей сути) не встретила абсолютной поддержки в восточно-православной Церкви.

Об этом свидетельствует угрюмое молчание предстоятелей Поместных Церквей. А это уже просто «дипломатически неприлично»: за без малого две недели митрополит-глава «Священной Церкви Украины» (СЦУ (ПЦУ — прим. ред.) Епифаний не получил ни одного поздравления от первоиерархов канонически признанных Церквей «константинопольского диптиха».

Об этом свидетельствует и каноническая критика произошедшего. Например, очень впечатляющая серия историко-канонических статей Феодора Зисиса, авторитетного профессора богословского факультета Фессалоникского университета имени Аристотеля.

Об этом свидетельствует даже тот факт, что на сайте Константинопольского патриархата до настоящего времени вроде бы «автокефальная» СЦУ  не помещена в список «Патриархаты и Автокефальные Церкви», в тот самый «константинопольский диптих».

И вот теперь таинственное изменение состава Синода. По факту — досрочный вывод из центрального законодательного органа «группы товарищей», не согласных с «генеральной линией». Поскольку такая форма «ротации» противоречит вековой традиции, установленным правилам Церкви (т. е. «постепенности»), то произошедшее в Фанаре вполне можно назвать «ротационной революцией» (т. е. «прерыванию постепенности»).

Зачем Варфоломею нужна эта «революция»? Для ответа, полагаю, следует вернуться к октябрьскому решению константинопольского Синода.


Фанар

Тогда Фанар очень грамотно лишил Киевский патриархат имущества. Он признал каноничными приходы УПЦ (КП) на Украине, но не епархии с их епархиальными управлениями (Филарет и Макарий были восстановлены в статусе, но никак не в церковно-административном звании — никаких «патриархов» с «митрополитами»). То есть приходы УПЦ (КП) стали каноничными и принадлежащими «матери-церкви». То есть Фанару.

Плюс идея ставропигии, позволяющая создать на территории Украины целую сеть церковных объектов, независимых от местной епархиальной структуры.

Все это было возможно только при полной поддержке политического олимпа страны. Что и произошло. Но надо отдавать себе отчет, что эта поддержка не вечна. Победит ли Порошенко на будущих выборах, проиграет ли — диапазон возможностей Фанара на Украине после 21 апреля (теоретическая дата второго тура президентских выборов) сократится. Никто не захочет отдавать на берега Босфора то, что можно использовать (и разделить) на киевских холмах.

Это сейчас у Порошенко нет выбора: его электоральная кампания построена на томосе, а значит — на доброжелательности Варфоломея. Но если он второй раз усядется в президентское кресло, то быстро поймет, что нынешняя СЦУ (ПЦУ — прим. ред.) в томосовском варианте — это «деньги мимо кармана». А такого владелец «Рошен» о-о-очень не любит.

Поэтому Фанар, его предстоятель, спешит любыми способами «застолбить» украинскую территорию. И даже если традиция, например, синодальная, этому мешает — что же, тем хуже для традиции.

Почти по Булгакову — испортил москвичей квартирный вопрос…

Читайте также: Это фиаско: у Порошенко нет шансов на выборах (ИНФОГРАФИКА)

Марьян Сидорив

Количество просмотров: 8 229



b4a8f662eb47b5d8