Изображая жертву: Кто 11 раз покушался на Порошенко? (ФОТО)

Изображая жертву: Кто 11 раз покушался на Порошенко? (ФОТО) | Русская весна

В четверг 31 января руководитель Управления госохраны (УГО) Валерий Гелетей заявил: в 2018 году на Порошенко пытались совершить 11 покушений.

Но благодаря слаженной работе госохраны президент остался в целости и сохранности.

В эфире Украинского радио Гелетей рассказал, что «в 2018 году было выявлено около 11 покушений только на президента нашего государства».

Он также отметил, что УГО совместно с СБУ, подразделениями полиции, разведкой участвуют в процессе подготовки к любым массовым мероприятиям, особенно там, где находятся охраняемые лица.

Политолог Кость Бондаренко у себя в Facebook пошутил, что Гелетей заявил об 11 покушениях, поскольку в июле у него был отпуск — поэтому и не было «ежемесячного покушения».

Президент на прицеле

Сам же Гелетей вспомнил только об одном случае якобы готовящегося покушения на президента.

«Я сейчас припоминаю, 14 декабря в ожидании приезда президента задержан человек, житель Северодонецка, уроженец Ялты, у которого изъяли 3 РПГ, так называемые реактивные противотанковые системы, изъяли 200 граммов взрывчатки, 15 гранат. Его задержали.

Опять-таки, есть тайна следствия, я не хотел бы сейчас разглашать некоторые вещи, но вопросы безопасности — это не вопрос только задержания кого-то.

Задержание или предупреждения, когда происходит взрыв или выстрел, — это уже брак в работе управления государственной охраны.

Поэтому мы работаем на опережение и понимаем, что для нас главное — исключить любые покушения на жизнь и здоровье Верховного Главнокомандующего», — заявлял Гелетей в эфире одного из пропрезидентских каналов.

Как подчеркнул главный охранник страны, по сравнению с предыдущими годами, в 2017–2018 годах основной опасности президент подвергался в Луганской и Донецкой областях, в зоне Операции объединенных сил, куда он часто приезжал.

В прежние годы, 2014–2016-й, госохрана тщательно охраняла гаранта на подступах к его дому и месту работы, а также на общественных мероприятиях.

Гелетей признался: больше всего охранники опасались снайперов, которые то и дело охотились на Порошенко.

«Я хотел бы, чтобы вы поняли, что число 11 — это предупреждение покушений на президента, когда наши сотрудники, военнослужащие контрснайперской службы увидели на территории, не контролируемой нами, так называемые снайперские пары, которые работали в формате готовности к совершению террористического акта.

Понимаете, что хороший профессиональный снайпер, работая с профессиональной контрснайперской системой, может попасть [в цель на расстоянии] до 3 километров. То есть, понятно, мы считаем, что это было покушение на жизнь и здоровье президента.

Понятно, что мы меняем маршруты, меняем места пребывания.

Также мы изымаем по месту, когда президент проезжает или накануне визита, или во время визита, так называемые „лежки“ — то есть готовность к совершению террористического акта. Изымается и оружие, и взрывчатка», — рассказал Гелетей.

Валерий Гелетей. Архивное фото 
© РИА Новости, Александр Максименко

Бац-бац — и мимо

Как ни странно это прозвучит, но найти среди зарегистрированных уголовных производств дела, касающиеся покушения на президента, — практически нереально. Их нет или же они тщательно завуалированы.

А о последних достижениях в области предотвращения покушения на жизнь гаранта хвасталась Служба безопасности Украины.

По данным СБУ, 22 августа 2017-го во время визита президента в Харьковскую область аноним женским механическим голосом сообщил СБУ о запланированном покушении на Порошенко. Но кто и что задумал, сказано не было. Никого СБУ не задержала.

В октябре же в СБУ уверяли, что устранили членов группировки, которые готовили покушение на Порошенко во время его визита в Авдеевку. Двоих членов группировки во время задержания ликвидировали.

При себе у них были снайперская винтовка Steyr-Manlicher, пистолет Макарова, две реактивные противотанковые гранаты, две ручные гранаты и три РГД-2 с запалом.

Но организатор остался за кадром, вычислить его не удалось. В СБУ лишь сообщили, что один из убитых принимал участие в беспорядках в Киеве, намекая на связи с экс-президентом Грузии Михаилом Саакашвили.

А в марте 2018 года по подозрению к подготовке терактов на президента страны Петра Порошенко, бывшего премьер-министра Арсения Яценюка, главу Совбеза Александра Турчинова и министра внутренних дел Арсена Авакова были задержаны две известные личности: народный депутат Надежда Савченко и глава общественной организации «Офицерский корпус» (занимался обменом пленных на Донбассе) Владимир Рубан.

По данным генпрокурора Юрия Луценко, Рубан планировал во время пребывания Петра Порошенко на заседании Верховной Рады (ВР) обстрелять из минометов здание парламента, пальнуть по куполу с баржи на Днепре так, чтобы тот рухнул, а Надежда Савченко должна была добить выживших из автомата Калашникова внутри ВР.

Но готовящийся теракт предотвратили доблестные силовики.

Выдавать желаемое за действительное

Еще в 2007 году Гелетей, будучи руководителем Главной службы по вопросам деятельности правоохранительных органов секретариата президента, заявлял: существует угроза жизни высших должностных лиц государства и известных политиков.

Среди возможных жертв покушений Гелетей называл Виктора Ющенко, Юрия Луценко, Юлию Тимошенко, Виктора Балогу. Причем Гелетей тогда высоко оценил уровень организации этих спецопераций.

«Работает криминалитет совместно с некоторыми политическими силами, политтехнологами. И сегодня мы имеем реальную угрозу того, что это может привести к какому-то взрыву в стране», — заявлял Гелетей.

Вот только его заявления оказались «мыльным пузырем».

«У Валерия Викторовича [Гелетея] есть такая особенность — выдавать желаемое за действительное.

То есть можно выдать за покушение на президента ДТП, когда машина сопровождения кортежа президента сбила на перекрестке пенсионера, переходившего дорогу на пешеходном переходе.

Или же изъятый у гражданина, согнанного на митинг по случаю приезда гаранта, перочинный ножик в кармане, который зазвенел на раме.

По идее, если бы была хоть одна серьезная попытка ликвидировать гаранта, об этом бы уже знала вся страна, как в деле убитых под Авдеевкой якобы снайперов.

Уверен, что это заявление было сделано с целью показать свою значимость, чтобы охраняемый объект держать в тонусе: дескать, вот вы спокойно себя чувствуете только потому, что мы начеку, а опасность подстерегает на каждом шагу», — рассказал изданию Украина.ру бывший сотрудник управления госохраны Владимир, который проработал под начальством Гелетея не один год.

Изображая жертву

По мнению украинского политолога Руслана Бортника, заявления Гелетея — политтехнологический прием.

«Цель — с одной стороны, повысить политическую весомость политической фигуры, создать образ борца, на которого покушаются злые силы и пытаются его лишить законного президентского кресла на второй срок.

А с другой стороны, это давление на клиента со стороны силовиков, что было всегда», — рассказал Бортник изданию Украина.ру.

«Сообщение о покушениях, муссирование этой темы серьезно влияет на клиента, он становится более зависимым от силовиков, теряет чувство реальности и так далее. Достаточно вспомнить Януковича, который стал бояться собственной тени. Это очень опасный инструмент.

Конечно, не стоит исключать того, что были психически нездоровые люди, которые что-то замышляли и пытались предпринять. Но обнародование этих данных — политтехнологический инструмент», — уверен Бортник.

Накануне президентских выборов 31 марта украинские политики наверняка будут заявлять о покушениях и нападениях. Они любят давить на жалость электората, а лучший способ — изобразить из себя жертву.

Читайте также: ООН объяснила украинцам, почему пишут «на Украине»

Федор Тихий, Украина.ру

Присоединяйтесь к «Русской Весне» в Одноклассниках, Telegram, Facebook, ВКонтакте, Twitter, чтобы быть в курсе последних новостей.
Читайте также
Количество просмотров: 8 403



b4a8f662eb47b5d8