Томос помог? Почему на Украине Церковь гонят, а она укрепляется (ВИДЕО)

Томос помог? Почему на Украине Церковь гонят, а она укрепляется (ВИДЕО) | Русская весна

После получения раскольниками томоса на УПЦ началось беспрецедентное давление. Ее храмы захватывают, прихожан избивают. Но при этом ее поддерживает все больше украинцев, рассказывают в украинском Союзе православных журналистов.

11 октября 2018 года Синод Фанара представил ряд скандальных решений, которые практически взорвали православный мир. Наибольшее внимание тогда привлекли пункты о восстановлении Константинополем на Украине древней Киевской митрополии и отмена Фанаром всех прещений, наложенных на Филарета и Макария.

ТСН: «Эта формулировка звучит, как признание каноничными и патриарха Филарета и митрополита… Макария».

И за этими скандальными решениями как-то совсем незамеченным остался последний пункт документа, который гласил:

«Призывать все вовлеченные стороны избегать присвоения церквей, монастырей и другого имущества, а также любых других актов насилия и возмездия, чтобы мир и любовь Христовы восторжествовали».

Практически во всех заявлениях патриарха Варфоломея и других иерархов Фанара по Украине уверенно говорилось о том, что Константинополь несет украинскому Православию лишь мир и единение.

Даниил Зелинский, экзарх на Украине, архиепископ Константинопольского патриархата:

«Мы приехали сюда не для того, чтобы разделить украинское Православие, а наоборот — сделать еще больше шагов, чтобы принести еще больше единения для Украинской Православной Церкви».

Митрополит Гальский Эммануил, глава «объединительного Собора» читает приветственное слово патриарха Варфоломея «Собору»: «Наша цель и наш критерий, Константинопольской Церкви совершение того, что может объединить священных детей».

Но тогда зачем нужен был такой странный пункт? Ведь какие могут быть «присвоения церквей и акты насилия» в ставшей единой и счастливой Церкви под патронатом Фанара?

Однако этот пункт существует, и вписан он был не случайно. И его полезно вспоминать тем, кто считает, что в Константинополе просто не знали о реальном положении вещей в Украине и искренне считали, что выдача Томоса раскольникам принесет всем православным Украины мир и благоденствие. Знали. И он был написан именно для того, чтобы снять с себя ответственность. И этот пункт до боли напоминает известный эпизод в Евангельской истории, когда Понтий Пилат символично умыл свои руки.

Томос как сигнал к захватам

Враждебность к верующим Украинской Православной Церкви со стороны раскольников и «патриотически» настроенных граждан существовала у нас давно. Но то, что творится сейчас по селам Западной и Центральной Украины, иначе, как травлей, бандитизмом и рейдерством назвать нельзя.

Буквально каждый день СМИ, центральные и местные власти бодро рапортуют о «добровольном переходе» в новую структуру того или иного прихода УПЦ.

Сценарий таких «переходов» обычно один и тот же: церковная община, согласно принятому закону Украины 4128-д проводит свое собрание и голосует за верность Украинской Православной Церкви. Однако параллельно активисты Киевского патриархата, местная власть и радикалы проводят другое собрание, которое также называют сборами церковной общины. Их решение противоположное — о переходе в ПЦУ. И хотя там голосуют люди, которые в храм не ходят и часто даже не являются православными, власти принимают именно их сторону и бодро рапортуют о состоявшемся переходе.

Однако, что же происходит с верующими, которые абсолютно законно голосуют за верность УПЦ? И что происходит с их храмом?

Все просто — верующих выгоняют. Кто не согласен — бьют и вышвыривают.

Двери храмов срезают болгаркой.

Иногда пилят бензопилой

Иногда — просто ломают ломом.

И таких случаев так много, что в рамках одной программы все показать невозможно.

Как видим, вмешательство Фанара не только не принесло мир и единство православным Украины, а наоборот — поставило страну на грань религиозной войны. Священники и епископы, сообщая в соцсетях об очередном захвате, часто сопровождают это хештегом — Варфоломей, смотри!

Однако возникает вопрос — а куда же переводят все эти захваченные храмы?

Казалось бы, вопрос странный — конечно же, в ПЦУ.

Однако даже при самом поверхностном анализе этой структуры неминуемо возникает множество вопросов. И главные из них — почему туда не принимают общины из УПЦ КП и УАПЦ и существует ли ПЦУ вообще?

Почему общины раскольников не переходят в ПЦУ

Структура каждой Поместной Церкви в целом везде одна и та же. Община прихода входит в структуру местной епархии и подчиняется ее правящему архиерею. В свою очередь, все епархии Церкви подчиняются религиозному центру — митрополии или патриархии, которой управляет Предстоятель.

И Киевский патриархат и УАПЦ полностью скопировали такую структуру.

Принято считать, что ПЦУ возникла 15 декабря 2018 года на «объединительном Соборе». Тогда, напомним, Фанар, который никогда не признавал Киевский патриархат и УАПЦ, настоял, чтобы эти структуры были распущены. И раскольники заявили, что данное требование было выполнено.

Епифаний: «Был поставлен вопрос и условие, что пока не будет подписанного решения про роспуск Киевского патриархата, представители Вселенского патриарха не начинают работу Поместного Собора».

То есть, 15 декабря прекратили свое существование и Киевский патриархат и автокефалы. Что это означает? А означает, что структуры обеих раскольнических Церквей полностью ликвидируются. Упраздняются их епархии, а все, ранее принадлежащие приходы, около 6000, с этого момента не подчинены никому.

Следующим шагом уже в новой Церкви, ПЦУ, должно было стать создание новых епархий, назначение епархиальных архиереев, а — затем проведение в каждом приходе бывших УПЦ КП и УАПЦ собраний с целью войти в новую структуру.

Экс-митрополит Александр (Драбинко): «Как бывшие УПЦ КП и УАПЦ они же тоже должны переходить в новую структуру. Мы почему-то это упускаем из вида. Они же не автоматически, они же не перерегистрировались.

Они тоже имеют свой устав, и им тоже нужно проводить такие же собрания, какие проводятся (по переходу из УПЦ, — прим. ред.) на сегодняшний день. Они не автоматически слились и включились, нет»!

Протоиерей Александр Бахов, глава юридического отдела УПЦ: «Все религиозные общины Киевского патриархата и УАПЦ, учитывая то, что их руководство решило прекратить деятельность и войти в состав так называемой Православной Церкви Украины, они должны принять соответствующее решение в соответствии со своими уставами, в протокольной форме, про то, что они меняют свое подчинение и переходят в так называемую Православную Церковь Украины».

Решение о создании епархий должны были принять на заседании Синода ПЦУ. И такое решение было принято.

4 марта 2019 Синод ПЦУ создал Переяславско-Вишневскую епархию. Одну. С комментарием «в виде исключения». И эта епархия была создана для экс-митрополита Александра Драбинко и предназначена исключительно для переходов из Украинской Православной Церкви. И все. Больше ни одной епархии в ПЦУ не создавали.

Экс-митрополит Александр (Дарабинко): «Я бы сказал, что сегодня Православная Церковь Украины состоит исключительно из приходов Украинской Православной Церкви».

Парадоксальная ситуация — УПЦ КП и УАПЦ, которые якобы распущены, с регистрации Минюста не сняты и по-прежнему функционируют. Их епархии не объединяются в одну структуру, дублируют друг друга и сменив название на ПЦУ все так же существуют отдельно. Например, в Тернополе есть епархия ПЦУ (которая УПЦ КП) и епархия ПЦУ (которая УАПЦ) и у каждой — свой архиерей. Так же обстоит ситуация на Волыни, а в Виннице — вообще три епархии и три архиерея.

Но главное — приходы УПЦ КП и УАПЦ не проводят своих собраний для перехода в ПЦУ, туда загоняют только общины канонической Церкви.

Протоиерей Александр Бахов, глава юридического отдела УПЦ: «Ни один приход УАПЦ не перешел в ПЦУ. Точно так же можно сказать и о Киевском патриархате, религиозный центр которого зарегистрирован, не ликвидирован, у них есть свои центры, епархии по всем регионам. А также ни один приход из УПЦ КП не перешел в ПЦУ. Но почему-то все пытаются насильственным способом, при участии представителей местной власти, правоохранительных органов „помочь“ перевести приходы Украинской Православной Церкви в так называемую Православную Церковь Украины».

И за те храмы, которые удается отобрать у УПЦ, раскольники дерутся уже между собой.

Так, в селе Шклинь на Волыни общину Борисо-Глебского храма УПЦ 4 марта перевели в ту епархию ПЦУ, которая УАПЦ. Однако вскоре пришли другие рейдеры, из той ПЦУ, которая Киевский патриархат, и со скандалом перевели храм к себе.

Почему верующие УПЦ молятся, а рейдеры ПЦУ поют гимн

Получив Томос, раскольники внутренне никак не изменились. И это можно легко проследить по тому, как ведут себя активисты ПЦУ, которые приходят захватывать храмы Украинской Православной Церкви. В каждом таком случае бросается в глаза контраст — верующие УПЦ поют молитвы, активисты ПЦУ поют гимн.

И даже в тех случаях, когда патриотическим рейдерам удается захватить церковное здание, община Церкви никуда не исчезает. На самом деле из сотен переходов в виртуальную ПЦУ, которые озвучивает власть, в реальности на конец марта перешло 43 общины.

Протоиерей Александр Бахов, глава юридического отдела УПЦ: «В так называемую религиозную группировку „Православная Церковь Украины“ перешло 43 общины УПЦ».

А что же остальные сотни общин?

Остальные никуда не переходят и ни с кем не объединяются. Они служат Христу.

Блаженнейший Онуфрий: «Христос был на земле и то не было единства. Одни шли за Христом, другие шли против Христа. И так история продолжается до наших дней. Одни идут за Христом, другие идут от Христа. А мы идем за Христом и хотим быть с Христом».

Почему Церковь гонят, а она укрепляется?

Верующие УПЦ служат по хатам, гаражам, сараям, а то и просто перед своими захваченными храмами. Они выбирают такой путь. И складывается парадоксальная ситуация, когда несмотря на массовую пропаганду ненависти к УПЦ, все больше людей публично заявляет о своей принадлежности к канонической Церкви.

В Праздник Торжества Православия десятки тысяч людей вышли на крестные ходы УПЦ по всей Украине. И священники отмечают, что крестоходцев стало значительно больше, чем в предыдущие годы. Особенно многолюдным был крестный ход в Ровно — регионе, где при содействии властей происходят многие десятки захватов, а против священников СБУ открывает криминальные дела. Сами люди на такие парадоксы иронично говорят — Томос помог.

И Томос действительно помог, жизнь Церкви меняется на глазах — священники стали осознавать, что в приходе ценен каждый вверенный ему прихожанин, верующие стали ценить свой храм и понимать, что это не просто место, куда они по привычке приходили по воскресеньям, что это их семья, место встречи с Богом, которого они могут лишиться.

Когда вся государственная машина и СМИ брошены на пропаганду карманной политической Церкви и на уничтожение Церкви истинной, эффект получается совершенно обратный. Гонения на Церковь всегда приводили к ее укреплению и возвеличиванию. И слова святого князя Александра Невского «Бог не в силе, а в правде» и в наше время получают свое очередное подтверждение.

Читайте также: Популярная телеведущая отказалась от гражданства Украины (ВИДЕО)

Ярослав Нивкин

Количество просмотров: 5 108



b4a8f662eb47b5d8