Церковь и выборы: кто объединяет, а кто разделяет Украину

Церковь и выборы: кто объединяет, а кто разделяет Украину | Русская весна

По итогам первого тура президентских выборов некоторые религиозные конфессии начали делить украинцев на своих и чужих. Может ли так поступать Церковь? Об этом в материале Союза православных журналистов.

Понемногу стихает волна напряжения в обществе после первого тура выборов Президента Украины. Наверное, как раз сейчас время спокойно поговорить о некоторых знаковых моментах, которые бросились в глаза и в сам день выборов, и после него.

Результаты голосования породили оживленную дискуссию в соцсетях.

Конечно же, представители и сторонники ПЦУ, открыто поддерживающие кандидатуру действующего Президента, весьма опечалились победой Владимира Зеленского. Об этом было весьма много написано и сказано в первые же дни после выборов.

Болезненно отреагировали на итоги голосования и представители УГКЦ. В этом тоже нет ничего удивительного. Однако не могла не поразить форма, в которой выразилось их возмущение.

В Facebook не только миряне, но и духовенство УГКЦ массово распространяли заявления типа: «Вы за Зеленского? — убирайтесь из друзей!»

Например, только у иеромонаха Юстина (Юрия) Бойко подобный текст набрал в первый же день после выборов больше 500 репостов. Аналогичный пост выдал и униатский епископ Петр Крик.

Не совсем понятно, как священники или епископы могут делить людей на своих и чужих по политическим признакам и отталкивать от себя человека в угоду политике.

Ведь Священное Писание говорит нам, что в христианстве «нет ни Еллина, ни Иудея, ни обрезания, ни необрезания, варвара, Скифа, раба, свободного, но все и во всем Христос» (Кол. 3, 11). Увы, реалии УГКЦ иные. Получается, у них политика более значима, чем вера во Христа.

Впрочем, если вспомнить события 2013–14 гг., удивление проходит. Ведь тогда униатское духовенство буквально не слезало со сцены Майдана.

Своим примером священники УГКЦ призывали людей участвовать в «революции достоинства», благословляли и одобряли все, что там происходило. И это тоже было разделением на своих и чужих — ведь всех, несогласных с идеологией Майдана, объявляли непатриотами, агентами Кремля, пособниками Путина. Греко-католики поддержали одну из сторон гражданского конфликта — точно ли это было по-христиански?

Поведение духовенства УГКЦ наводит на размышление о ключевом вопросе жизни современного украинского общества: что может по-настоящему объединить Украину? Вопрос непростой, на него трудно ответить как-то положительно.

Но, по крайней мере, сегодня уверенно можно сказать, что не способно нас объединить. Опыт последних лет прекрасно показал, что точно не сможет сплотить народ Украины — ни сейчас, ни когда-либо еще.

Еще во время Майдана униаты объявляли всех несогласных непатриотами, агентами Кремля, пособниками Путина.

Идея украинского национализма никогда не объединит страну. Под портретом Бандеры Украина не сплотится — а наоборот, разделится.

Церковно-политический проект ПЦУ тоже не способен примирить украинский народ — это показали первые месяцы после Томоса.

400-летняя история УГКЦ не оставляет сомнений, что и униатство не может быть объединительной платформой для украинского общества.

Нынешняя война на востоке Украины не консолидирует жителей страны — хоть многие и пытались сделать тему войны точкой опоры для объединения против «общего врага».

Но что или кто способны примирить нас и собрать воедино? По сути, речь идет о национальной идее. Вопрос непростой. Трудно сказать что-либо определенное о том, какой должна быть национальная идея современного украинского общества и может ли она быть вообще. Однако здесь можно заметить следующее.

Если мы зайдем в храмы на так называемых «неподконтрольных территориях» (Донбасс, Крым), то увидим, что это большей частью храмы УПЦ.

Во время богослужения мы услышим там поминовение Блаженнейшего Митрополита Онуфрия. Там будет все точно так же, как и в храмах Киевской, Одесской областей, Закарпатья, Буковины…

Получается, единственное, что еще связывает бывшие части Украины с настоящими, — это каноническая Церковь.

Когда прервались все связи — экономические, политические, социальные, — духовное общение политически и идеологически разделенных людей осталось в Церкви. В той, которая не делит людей по политическим категориям.

Действительно, УПЦ остается едва ли не единственным институтом в Украине, который не стремится поделить людей — но, напротив, желает объединить.

Никогда не было такого, чтобы священник или епископ УПЦ написал на своей странице: «Кто за Порошенко, удалитесь из друзей» или: «Кто против оппозиционеров — нам с вами не по пути». Не было такого, чтобы наша Церковь приняла ту или иную сторону какого-либо гражданского конфликта.

Напротив, можно вспомнить, как во время Майдана именно наши монахи встали между силовиками и митингующими с молитвой о мире.

Именно наше священноначалие призывало окончить силовое противостояние и сесть за стол переговоров. Именно Блаженнейший Онуфрий много раз просил всех, от кого это зависит, прекратить войну на Донбассе. Церковь не делит наш народ, а зовет всех каяться в грехах и вести духовную жизнь.

Каноническая Церковь могла бы объединить украинский народ, если бы он этого захотел. И это было бы объединение на единственно правильных и прочных мотивах — на основе веры во Христа и духовной жизни в Церкви. Но хочет ли этого наше секулярное общество? В большинстве своем — нет.

К тому же, Украина сегодня расколота изнутри. Она разъединена прежде всего духовно. Сколько в ней сейчас христианских конфессий, сект, религиозных сообществ самого разного толка? Страна разделена и в этническом, политическом, идеологическом, языковом поле.

УПЦ остается едва ли не единственным институтом в Украине, который не стремится поделить людей, но, напротив, желает объединить.

Украина — лоскутное одеяло, она очень неоднородна. Какое-то зыбкое единство все же было у нас — но до Майдана. Майдан разрушил это единство и не создал нового. Лоскутное одеяло теперь разорвано. Былые отношения уничтожены, и очень надолго, если не навсегда.

Однако христиане все равно должны работать на единство и примирение, а не на разделение и противостояние общества.

Если человек считает себя христианином (сейчас мы условно называем христианами всех, кто верит во Христа как в Бога, без учета конфессиональных разделений), то он обязан быть миротворцем, а не разжигателем новых очагов пламени.

Все мы можем призывать к объединению на платформе по крайней мере общехристианских ценностей: добра, прощения, мира, любви, дружбы, милосердия.

Объединение общества на политической или идеологической основе сегодня не произошло — значит, вставать на одну из сторон гражданского противостояния и унижать инакомыслящих для Церкви будет означать деление граждан на своих и чужих, «плохих» и «хороших». Вряд ли такая позиция достойна христианина.

Да, личные политические и идеологические предпочтения обязательно будут у всякого верующего, ведь он, кроме своего христианства, еще и гражданин той или иной страны, член того или иного общества.

Да, у всех нас могут быть и должны быть какие-то свои взгляды и мнения. Но когда эта позиция становится церковной — она делит и смущает людей.

И продолжать делить сегодня людей по политической теме на «правильных» и «неправильных», разжигая и без того сильную неприязнь, — большой грех, за который кое-кому неминуемо придется отвечать.

Читайте также: Путин назвал поправившего его переводчика бандитом (ФОТО, ВИДЕО)

Сергей Комаров

Количество просмотров: 3 290



b4a8f662eb47b5d8