К пятилетию обороны Славянска — сенсационные откровения шестнадцатилетнего ополченца (ВИДЕО)

К пятилетию обороны Славянска — сенсационные откровения шестнадцатилетнего ополченца (ВИДЕО) | Русская весна

Сегодня мы вспоминаем начало Славянской эпопеи. В этот день 5 лет назад группа Игоря Стрелкова из 52 бойцов вошла в г. Славянск. Благодаря решительным действиям этих добровольцев Русская весна в Донбассе не завершилась, как в Одессе или в Запорожье.

На протяжении 3-х месяцев город нещадно бомбили и атаковали всеми возможными средствами: танками, БТРами, самолётами, вертолётами, артиллерией, фосфорными снарядами…

К пятой годовщине событий 15 апреля в 18:30 в книжном магазине «Библиоглобус» в Москве состоится презентация книги непосредственного участника событий Андрей Савельева: «Война в 16. Из кадетов в диверсанты».

На презентации, помимо автора, ожидаются выступления известного публициста Егора Холмогорова, экс-советника Стрелкова — Игоря Друзя, журналиста Семёна Пегова, который также находился в Славянске, участника боёв в Славянске Артёма Разуваева с позывным «Фриц», историка, автора книги «От Славянска до Дебальцево» Михаила Поликарпова.

Эта книга — воспоминания Андрея Савельева, 16-летнего русского патриота из Киева, активного участника самых напряжённых и драматических событий Русской весны. В 2012 году Андрей был награждён именными часами от президента России за защиту русского флага от украинских националистов, а уже в 2014 он вступил в Крымское ополчение. Оттуда Андрей отправился в Славянск в числе первых 52 бойцов и вместе с «Моторолой» воевал в самом пекле — под Семёновкой.

Публикуем фрагмент одной из глав 3 части «Славянск» книги «Война в 16. Из кадетов в диверсанты».

«Утром 12 апреля 2017 года я открыл глаза и увидел в окно падающий мокрый снег, хотя вчера ещё было около 15 градусов тепла. Апрельский снег мне сразу напомнил исторический и особо значимый для меня «День космонавтики», только в 2014 году. Этот день стал переломным в моей жизни.

В туманную ночь 12 апреля 2014 года точно так же внезапно выпал снег и внезапно отряд Игоря Стрелкова — «группа Крым» — в составе 52 бойцов занял город Славянск. Именно этот день стал «отправной точкой» для всего Донбасса, который поднялся бороться с новым киевским режимом. Именно 12 апреля на Донбассе появились вооружённые подготовленные люди, которые были готовы воевать.

***

Мы погрузились в несколько тонированных «газелей» и забивали магазины патронами, потом складывали их в свои рюкзаки и вещмешки. Глубокой ночью нас высадили на развилке полевых дорог, где нет ни одной живой души, мы переоделись в камуфляж «Спектр», который позднее стал главным опознавательным знаком славянских ополченцев на телеканалах по всему миру.

Перед получением оружия нас построил командир, чтобы сказать несколько ободрительных слов. Стрелков был краток, но его слова засели в душах, я думаю, у многих.

Сам он в разговоре со мной вспомнил некоторые фразы из своей боевой речи:

«Я говорю всегда экспромтом. Помню только, что в целом я так сказал:

— Не знаю, чем поход кончится, идём мы в неизвестность, но точно можно сказать, что после этого похода история Украины изменится радикально.

В принципе, так и произошло. Действительно, наш поход стал значимой вехой, по крайней мере, истории Украины и истории России. А к чему в итоге это приведёт — до сих пор неизвестно.

Я сказал ещё тогда: „Никто, кроме нас!“ И тогда один из бойцов, служивший когда-то в десантных войсках («Крот»), тоже ответил: „Никто, кроме нас!“ — и все хором повторили девиз десанта».

Сняв гражданку и сложив её в пакеты, мы вышли на улицу и сразу же нацепили по полкилограмма грязи на каждый ботинок. На дорогах стояла весенняя распутица, шёл мокрый снег.

Ненужные вещи мы оставили в машинах, а сами пошли к грузовику, в котором сидел снайпер Глаз и раздавал оружие.

Что всё серьёзно, я понял ещё давно, но когда я держал в руках автомат — свой, личный, я почувствовал неотвратимость нашего дела и прилив захватывающего ощущения коллективной боевой готовности, готовности на любое развитие ситуации: на бой, на смерть и стрельбу на поражение…

Быстро справившись с получением вооружения и приведением группы в полную боевую готовность, командование нас разделило на небольшие подразделения, и мы выдвинулись в неизвестность. У выносливых бойцов помимо своих вещей, висело на шее по несколько автоматов, а в руках по баклажке с патронами (баклажки использовались вместо цинков для удобства переноса).

Мне не достался второй автомат, но зато свой тяжёлый походный рюкзак на меня взвалил Борода (опытный боец из нашей группы, ветеран двух чеченских кампаний). Сам он взял патроны и мой лёгкий рюкзак, а мне, как молодому, сплавил свой огромный баул. Хоть он и сам нёс немалый вес, но мне казалось, что всё же я тащу больше. Помимо около 50 кг снаряги и боекомплекта, приходилось тащить за собой куски мокрой земли, которая прилипала к ногам при каждом шаге.

Наша группа шла полевой дорогой, размокшей от снега и дождя, за командиром, который следовал за проводником из людей Павла Губарева — он один знал путь. Вдали виднелось зарево какого-то города или посёлка, но до него было далеко, а вокруг нас никакого искусственного освещения. Шли долго, быстрым шагом, редко делая привалы. Но спустя какое-то время часть подразделения сбилась с маршрута и ушла в другом направлении. Пока её искали, мы пережидали, лёжа в траве. Опасность была в том, что в любой момент на нас мог выйти украинский патруль. В тот момент, не побоявшись ответственности, командование этими бойцами принял на себя Моторола, успешно выведя их на правильный маршрут.

Долго лежать — холодно, хотелось скорее опять идти вперёд. Перед этим марш-броском мы несколько ночей нормально не спали, поэтому теперь на привалах клонило в сон. Но спать было равносильно самоубийству — в любом месте могли нарваться на украинский блокпост.

Наш небольшой отряд формировался из бойцов всех возрастов. И рядом со мной шли те, кому было и за 40. Молодые еле передвигали ноги, волоча за собой в половину своего веса рюкзаки и сумки, а старшим во время многокилометрового похода приходилось ещё тяжелее. Всем казалось, что их силы на пределе, и они вот-вот упадут без чувств, но ноги сами шагали, а вдали виднелась долгожданная трасса, на которой нас должны были ждать. Это всё, что мы знали.

И вот мы в 100 метрах от дороги. Глухая ночь. Машины проезжают по трассе раз в две-три минуты. Ожидая транспорт, мы сидим в кустах и каждый раз, когда дорогу освещают фары очередного автомобиля, мы максимально прижимаемся к земле, чтобы не выдать себя.

Мы лежали не больше получаса. Подъехал грузовик «Новой почты». Меня это удивило, я представлял увидеть несколько микроавтобусов или КамАЗ, но никак не глухую цельную почтовую будку.

В перерыве между проезжающими автомобилями, полсотни человек в экипировке, с оружием и громоздкими рюкзаками набились в пустой кузов почтового грузовика. Так мы доехали до Славянска, периодически делая остановки. Это было необходимо, потому что в грузовике отсутствовала вентиляция, и 50 человек «сжигали» весь кислород меньше, чем за час.

Представьте себе, на металлическом полу в трясущемся по украинским дорогам грузовике сидит полсотни человек, которые смертельно устали, голодные, измученные жаждой (воды почти ни у кого не было — просто потому, что не смогли унести). Сидеть ужасно неудобно, машина не настолько большая, чтобы вместить всех, поэтому некоторые громоздились буквально друг на друге. В придачу мы не знали, куда едем, и ничего вокруг не видели. Вся надежда возложена на командиров, которые ехали рядом с нами в легковушке.

В любой момент могли бы открыть дверь «Новой почты», например, гаишники, а тут такой сюрприз. В общем, не очень приятно было ехать, ощущая себя как кот в мешке…»

Презентация книги состоится по адресу: по адресу Москва, м. Лубянка; м. Кузнецкий мост, ул. Мясницкая 6/3, стр. 1, этаж -1. Вход свободный!

Читайте также: Под Мариуполем уничтожен украинский «аэромобильник» (ФОТО)

Количество просмотров: 18 168



b4a8f662eb47b5d8