Почему Украина совершенно не готова к нашествию коронавируса? — мнение киевского специалиста

Почему Украина совершенно не готова к нашествию коронавируса? — мнение киевского специалиста | Русская весна

Научный сотрудник киевского института геронтологии Александр Коляда — о том, как парализована украинская медицина.

«В стране серьезно не хватает тестов на коронавирус. Как и у всего в мире, у этого много причин, я расскажу про те, с которыми столкнулся я, как один из разработчиков таких тестов.

Что нужно, чтобы создать тест на коронавирус? Во-первых, самого вируса для этого не требуется. Тот, кто первым имел доступ к вирусу и прочитал последовательность его генома, поделился этой последовательностью с мировой общественностью, загрузив его в специальную базу. Китайцы сделали это в начале января.

После этого ученые со всего мира могли подобрать методики для выявления РНК вируса. Потом надо собрать все необходимые реагенты, оптимизировать методику с учетом особенностей реагентов и оборудования в каждой стране. После чего заполнить кучу бюрократической документации и провести испытание на зараженных образцах. Это вкратце.

Первый зарегистрированный ПЦР-тест на коронавирус в Украине мы в «Диагене» сделали в середине февраля. Когда еще в Италии все было относительно спокойно, и на Украине мало кто понимал потенциал эпидемии. Из-за всего ниже написанного, в прошлый месяц у меня было острое желание продать все разработанные тесты за границу. Предложений было много.

Но несмотря на все трудности, все наши тест-системы сейчас активно используются во многих лабораториях именно Украины. Именно этими тестами установлен первый случай во Львовской и Закарпатской областях, одни из первых случаев в Киеве, и продолжают выявляться новые случаи в других регионах. Все они вошли в официальную статистику по стране.

Теперь о трудностях, с которыми пришлось столкнуться. Их много. Нас пытались обвинить в коррупции.

Тем, кто искал коррупцию в наших действиях и для этого придумывал затейливые выдуманные сценарии, — большой привет. Если ваши высказывания и обвинения в адрес меня и моих коллег действительно повлияли на то, что отечественные тесты не использовались на Украине долгое время, пусть это будет на вашей совести. Ущерб считайте в деньгах или людях. Что вам ближе.

Наша тест-система разработана именно украинскими учеными и прошла валидацию в референс-лаборатории Украины и Германии. Никаких «договорников» с властями насчет ее продаж у нас нет и не было.

Нам мешали. Также привет ребятам из верхушки МОЗ, которые пытались продавить тендер на закупку оборудования для коронавируса на много-много миллионов и наши тесты мешали успешной и выгодной покупке, потому что были несовместимы с их маркой оборудования.

Вы на всех уровнях мешали нам работать. Это та часть министерства, которая не здравоохранения, а на самом деле — самосохранения.

Когда мы официально просили помощи у МОЗ с контрольными образцами от первых пациентов в Украине, образцов которые ничего не стоят, но могли бы ускорить массовый выход разработки в разы, нам тонко намекнули, что этого нам лучше не ждать никогда. За бездействие у нас обычно не наказывают, даже когда речь о надвигающейся эпидемии. Это первый урок, что я вынес за прошлые два месяца.

Второй урок заключается в том, что не так угнетают упреки врагов, как лукавство и молчание коллег. Комментировать намного проще, чем работать. Не знаю, откуда у вас столько времени на все эти посты, статьи и комментарии. Когда вы находите время на науку и медицину? Вы так тщательно умеете найти колкости под каждую глупость гомеопата, но так не критичны в суждениях о коллегах по цеху. Очень много комментируем, очень мало делаем. Давайте лучше работать.

Коллегам разработчикам тест-систем из Украины я могу пожелать терпения. Знаю, что части из вас определенные ведомства теперь также тормозят работу. Держитесь. Я готов помочь, чем могу. Не обращая внимания на ваши высказывания и привидевшуюся вам конкуренцию. Вирус не так прост, и диагностика его сложна. Вместе мы сможем сделать больше, чем по отдельности. Все наши с вами разработки нужны стране, и чем больше их будет, тем лучше. Мы готовы к сотрудничеству. Нам время с вами поговорить.

Это не время упражняться в красноречии и мериться знаниями и умениями. Время этими знаниями и умениями делиться и поддерживать других. Это касается не только тестов, но и закупок ИВЛ и прочего оборудования. Давайте как-то задвинем свои политические амбиции и будем что-то делать, а не комментировать способности политиков это оборудование достать.

Больницам, лабораториям, волонтерским организациям сейчас нужна помощь. И каждый ваш час в Twitter и Facebook — это час, когда вы им не помогли. Гражданская позиция важна, и у каждого есть право на свое мнение и политические взгляды. Но сейчас я нахожусь внутри цепочки тестирования-выявления и вижу очень много мнений и мало действий.

У нашей лаборатории нет возможности обеспечить всю Украину необходимыми тестами, и все украинские разработки сейчас нужны. Уверен, что будет потребность и в заграничных. Мы не будем обещать сотни тысяч тестов в месяц, потому что качественно изготовить такое большое количество можно только на специальных заводах, которых нет на Украине. Созданием их надо было заниматься несколько лет назад. Производство может изготавливать только то количество партий, качество которых оно может контролировать.

Не все так плохо, и за последние два месяца и новые сто номеров в записной книжке, и я встретил множество людей, которые живут идеей, все делают для людей и на которых все держится. С ними у нашей медицины и науки есть шанс. И нет предела моему восторгу от нашей команды, которая уже давно живет на каком-то внутреннем неиссякаемом ресурсе, природу которого мне еще только предстоит понять.

Самую первую партию тестов мы бесплатно передали в МОЗ. Мы бесплатно тестировали всех участников Антарктической экспедиции, которым надо было уезжать в экспедицию на долгое время и до которых никому не было дела.

Мощностей мало, и мы не справляемся. Не хватает и рук, и реактивов, и средств. Сейчас наш приоритет — это военные из АТО, которые из-за особенностей проживания находятся в особой зоне риска.

Итак, тестов в стране мало не потому, что денег нет, а потому, что на эти деньги бывает много желающих. Не потому, что ученых нет, а потому, что тендерные мясорубки и невежество громкоговорителей скорей перемолят тех, что остались. Не потому, что медицины нет, а потому, что в стране, где вся нормальная медицина давно стала частной, экстренно потребовалась государственная, а там — никого, и даже выключен свет. Не потому, что заграничные тесты и оборудование лучше, а потому, что часто они жирно смазаны откатами. Не потому, что экспертов мало, а потому, что каждый считает себя экспертом.

Если вы думаете, что невежество заканчивается на разбитом кирпичом окне автобуса в Санжарах и бунте соседей по дому пациентки из Черновцов, то нет. Критического мышления критически мало во всех прослойках населения. И мы, как и прежде, будем бороться с этим популяризацией научного метода, и в этом году начнем образовательный курс по критическому мышлению.

Это первый в моей жизни пост о проблемах и негативе за те 5 лет, что я пишу. Я надеюсь, он же последний. Это не мой жанр. У меня 2 месяца нет выходных, много работы и совсем нет времени на холивары по поводу происходящего. Дайте, пожалуйста, нам сделать свою работу.

Если вы хотите помочь — не распространяйте слухи, не пишите то, в чем не уверены и не разбираетесь, пожелайте нам удачи и помогите добрым словом. Эпидемия в Украине только начинается, мы, конечно же, ее переживем. Но какими мы из нее выйдем, не перебьем ли друг друга, останется ли надежда на критическое мышление и взаимопомощь — зависит от всех нас».

Читайте также: «Хорошая новость»: множество заробитчан вернулось на Украину и они уже не уедут (ВИДЕО)

Количество просмотров: 11 897


b4a8f662eb47b5d8