А вдруг «они» победят… Что может потерять Россия в Белоруссии?

А вдруг «они» победят… Что может потерять Россия в Белоруссии? | Русская весна

Некоторые представители белорусской прозападной «оппозиции» уже призвали к закрытию российских военных баз, расположенных на территории страны. Прозвучали призывы и к выходу Белоруссии из Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ).

Между тем, в республике есть два российских военных объекта, и оба имеют значительную ценность для нашего Министерства обороны.

Общее количество российского военного контингента в Белоруссии насчитывает 800 человек. Это, в частности, 43-й Центр связи Черноморского флота РФ, оснащенный радиостанцией «Антей», вблизи города Вилейка в районе Минска, а также центр в Барановичах, где находится радиолокационная станция в диапазоне дециметров «Волга», входящая в систему раннего предупреждения ракетных атак.

Теоретически могла бы быть и третья воздушная база как часть смешанного воздушного полка в Барановичах — на его размещении настаивал Владимир Путин еще в 2015 году.

Сначала Лукашенко, казалось, согласился, затем он отказался и, наконец, в апреле 2016 года МИД Белоруссии заявил, что этот вопрос окончательно закрыт. Четыре российских Су-27, которые дежурили некоторое время в Барановичах, вернулись в Россию.

Присутствие российских военных, коммуникационного центра и радиолокационной станции определяется межправительственным соглашением, заключенным между Москвой и Минском.

Он истекает 7 июня 2021 года, и, если какая-либо из сторон хочет скорректировать его или отказаться от возобновления, инициатор должен сообщить об этом, по крайней мере, на год раньше.

Соглашение должно быть продлено 6 июня. Официального заявления нет, известно только, что Министерство обороны Белоруссии направило своим российским коллегам определенное письменное решение по этому вопросу. Его сущность не раскрыта, но похоже, что Минск не будет настаивать на выводе российских военных.

На недавней встрече президент Лукашенко сказал: «Я не понимаю, чем нам угрожают военные базы. Они даже не боевые единицы. Там — 90% — наши люди работают, получают хорошую заработную плату».

«Соглашения о российских военных объектах в Белоруссии, безусловно, не являются односторонней игрой, — отмечает политолог Александр Зимовский.

— Беларусь получает не только бесплатный доступ к данным военного пространства и радиотехническим данным военно-стратегического значения, но и право передать объекты в собственность республики, если Россия перестанет их эксплуатировать.

Не следует забывать, что Беларусь на основе этих соглашений на протяжении четверти века не платила за использование российских учебных площадок для комплексного обучения своих сил противовоздушной обороны, в том числе и для боевой стрельбы.

Кроме того, Россия предоставила и модернизировала все контрольные точки национальной белорусской системы ПВО. Здесь также можно напомнить о бесплатном переводе двух подразделений противоракетных систем С-400. Фактически именно поэтому документы называются соглашениями, потому что они взаимовыгодны».

Следует отметить и то, что радар «Волга» является единственным источником информации о ракетной и космической ситуации, которую белорусы получают в режиме реального времени. Все радионавигационные станции в Белоруссии, все местные телевизионные и радиовещательные станции, местные средства работы Национального радиочастотного диапазона и оборудование, использующие систему Глонасс в республике, привязаны к информации государственной системы единой временной и справочной частоты Российской Федерации; все это использует и 43-й Центр связи российского флота.

А вся белорусская авиация использует актуальные данные радионавигации на основе работы объекта в Вилейке.

Возможная потеря 43-го Центра связи ВМФ не сможет серьезно повлиять на защитные способности российского флота. Это не единственное и не уникальное подразделение в системе управления российскими подводными силами — в Великом Новгороде и Краснодарском крае есть аналогичные радиостанции по проекту «Антей», способные передавать на себя функции поддержания связи с ядерными подводными лодками.

Генеральный штаб ВМФ России готов к подобной ситуации и не считает ее критической.

В общем, в большей степени проиграет сама Белоруссия.

После закрытия радиолокационной станции в Азербайджане (Габала) в 2012 году, в июле того же года станция «Воронеж» нового поколения под Армавиром взяла на себя боевое дежурство, полностью заменив Габалу.

Среди последних потерь России — узел «Балхаш» с радаром на станции «Днепр» в Казахстане. Вместо него была введена в эксплуатацию новая радиолокационная станция «Воронеж-М».

В целом, военную технику, даже такую серьезную, как радиолокационная станция, не так уж и трудно заменить. Другое дело, возможная трещина в отношениях между двумя армиями.

Потерять дружественную и союзную армию, отлично обученную и готовую сражаться с русскими солдатами в одном окопе — вот, что может быть самой страшной потерей для России.

Но, думается, до этого не дойдет.

Читайте также: События в Белоруссии: читаем между строк

Серебряная Панорама, для «Русской Весны»

Количество просмотров: 20 380


b4a8f662eb47b5d8