Трагедия на шахте «Листвяжная» как приговор дикому капитализму

Трагедия на шахте «Листвяжная» как приговор дикому капитализму | Русская весна

То, что происходит на шахте «Листвяжная», это национальная трагедия. И дело не только в том, что вся страна в шоке, и не в том, что государственные (практически национальная гвардия) спасатели идут спасать шахтёров и сами гибнут, и не в том, что вся государственная система занимается последствиями катастрофы.

Дело в том, что мы видим приватизацию прибыли и национализацию катастроф. Это называется «дикий капитализм». Я не знаю, как там себя ощущает владелец 95% «СДС-Угля» (один из «двухсот богатейших людей России» — мосье Федяев). Чужая душа — потёмки. Но система, в которой зарабатывает один, а ужас разгребает вся страна, — это система, которая полностью противоречит русскому национальному сознанию.

Выжимать из работяг последнее — система. Она пирамидальная. На каждом уровне пирамиды идёт накачка: «деньги давай», «прибыль давай», «уголь давай». И чем ближе к основанию пирамиды, тем меньше денег и тем хуже условия труда.

И тем опасней сам труд.

Труд шахтёра по опасности сопоставим с трудом моряков, подводников, пожарных. Человек и стихия.

Поэтому мы время от времени становимся свидетелями жутких катастроф. У человека есть только один способ предотвратить тяжёлые последствия — перечень мер по технике безопасности, где каждая строчка в списке написана кровью. Не углём, не деньгами члена списка Forbes, не газом и выловленной рыбой, а кровью.

Причём жизнью рискует основание пирамиды. Остальные (средние начальники, высшие начальники, хозяева) и получают гораздо больше, и тушкой своей не рискуют ни разу. И тем не менее именно они давят на рабочих, заставляя их нарушать технику безопасности. Если это капитализм, то я такой капитализм в гробу видал.

Как это происходило на практике на «Листвяжной:

«Где-то залепляли датчики, где-то вниз спускали, чтобы меньше [концентрацию метана] показывало, и работали, — говорит горняк А. Ильчук, у которого на шахте погиб брат. — Если уж сильно зашкаливало, то, конечно, работы приостанавливались.

Но бывало такое, что даже и запретная доза метана — всё равно приходилось работать, если небольшая. Рассказывал, что нарушения были. Всё руководство шахты знало всё это».

Вы думаете, шахтёры — самоубийцы, чтобы просто так датчики залеплять скотчем? Нет. Это прямой результат давления со стороны руководства шахты, на которое давит правление «СДС-Угля». Конечно, вряд ли кто-то из начальников официально выпускал такой убийственный приказ. И сейчас будут делать вид, что это человеческий фактор. И в результате обвинят исполнителей, может быть, даже руководство шахты. Но дело-то в системе — крове- и потовыжимательной системе.

У угольщиков сейчас золотая пора. Уголёк улетает в Китай со свистом. Знай только отправляй! И кто же из хозяев откажется на минуту прервать золотые потоки? И вот результат.

Вот вы, сидящие в коливинге с планшетиком, ноющие по любому поводу, примерно понимаете, сколько зарабатывает шахтёр на «Листвяжной»? А я вам скажу — типа 50 000 рублей. Пятьсот восемьдесят евро. В месяц. Частное предприятие — сколько хотят, столько и платят. Вы же говорите, что Facebook — частное предприятие и что хочет, то и делает. Ну вот, та же фигня, только не Facebook. Ну как? Нравится?

Сорок шесть горняков и пять спасателей. Пятьдесят одна семья осталась без кормильца, отца, мужа, друга и сына. Наконец, арестовали шахтное начальство. Это, конечно, очень поможет делу. Вернёт свет в осиротевшие дома.

А с вершин списка Forbes нам ничего не хотят рассказать?

А то уже и Мишустину приходится этим заниматься, и главе МЧС, и прочему государственному начальству. И только бенефициары уголька помалкивают.

А, ну понятно. Деньги любят тишину.

Ну и наслаждайтесь смертельной тишиной дальше.

До поры до времени.

Читайте также: «Вы их людьми считаете?» — Зеленский «закопал» себя в прямом эфире (ВИДЕО)

Игорь Мальцев

3227
Количество просмотров: 6 037
Русвесна: помощь Донбассу
Аналитика/Мнения


b4a8f662eb47b5d8