Убийство Распутина: первый выстрел революции (ФОТО)

Убийство Распутина: первый выстрел революции (ФОТО) | Русская весна

Писатель Олег Шишкин и журналист Андрей Фефелов говорят об убийстве «старца» как «первом выстреле революции».

Андрей Фефелов: Олег Анатольевич, в эти дни, когда исполняется 150 лет со дня рождения Григория Распутина, вышла ваша новая книга «Последняя тайна Распутина». В ней разгадана тайна его убийства?

Олег Шишкин: Да, я всегда хотел докопаться до сути события, которое произошло в декабре 1916 года. Я был уверен, что где-то существуют документы, напрямую связанные с убийством Григория Распутина.

Считалось, что дело Распутина погибло во время Февральской революции, во время поджога Петроградской судебной палаты. Но мне удалось найти второе дело об убийстве Распутина, которое вело Министерство юстиции Российской империи.

Почему я говорю — мне? Формально до меня его смотрели пять или шесть человек, но они никак это не оценили.

— А как появилось это второе дело?

— Когда в ходе расследования стало ясно, что свидетели и предполагаемые участники преступления препятствуют следствию, дело об убийстве Распутина могло перерасти в дело по препятствию расследованию, а это тоже серьёзное наказание — виселица!

Но так как среди лиц, в этом деле замешанных, был и представитель царской семьи великий князь Дмитрий Павлович, двоюродный брат императора Николая II, то дело должно было быть отдано на высочайшее усмотрение, то есть непосредственно царю. Для него и была составлена всеподданнейшая записка с изложением остроты дела.

— И это дело так и лежало сто лет в архиве, под спудом?

— Да, это 124-й фонд, 57-я опись, 751-е дело — эпический масштаб Министерства юстиции Российской империи!

— Из этих документов, которые готовили профессионалы для царя, по идее, должно быть всё ясно?

— Там написано прямо, что замешанные в деле скрывают имя подлинного убийцы или убийц. Разговор шёл и о Феликсе Юсупове, и о Дмитрии Павловиче (хотя он не был подвергнут допросу), и о депутате Государственной Думы Владимире Пуришкевиче.

Упоминался и Сергей Сухотин, будущий муж Софьи Толстой-Сухотиной. Сухотин учился в Лозанне, во время Первой мировой войны принимал участие в боевых действиях, после ранения лечился в госпитале у Юсуповых, сошёлся с Феликсом Юсуповым и с братьями его жены Ирины, которая была дочерью великого князя Александра Михайловича, друга детства императора Николая II, и в итоге принял участие в организации убийства Распутина.

Свою книгу я открываю фразой Конан Дойля: «Чем проще преступление, тем труднее докопаться до истины». Это важный момент: все эти люди не были профессиональными убийцами, и главный убийца тоже не был профессионалом.

— А был главный?

— Да, главный и единственный убийца среди них.

— Зная, кто он, можно понять цель убийства и его причины. Поскольку версия, что некие представители высших слоёв, возмущённые ситуацией при дворе, решили спасти царя от Распутина, кажется слегка натянутой.

— Может быть, они этого и хотели, но русская аристократия была медузообразной, как и русская интеллигенция. Это, конечно, должен был сделать кто-то, но не они. Им нужен был «Смердяков».

— Дядя царя, великий князь Николай Николаевич говорил о Распутине: «Я его повешу, если он приедет».

— И как это можно себе представить? Распутин приходит к нему в штаб, и он его там вешает? Этого просто не могло быть. Обыкновенный трёп.

Конечно, если мы посмотрим некоторые научные работы, и наши, и западные, то в причинах убийства Распутина мы найдём некоторые академические признаки: несогласие верхов и тому подобное. Но неужели кто-то всерьёз думает, что убийцы руководствуются научными диссертациями? Нет, конечно! За этим всегда стоят конкретные причины. И если Распутина убили, то причины были более чем серьёзные.

Дело в том, что Распутин был политической фигурой, определённым стержнем в государственной машине Российской империи. Да, это было связано с болезнью наследника, но гемофилия наследника — тоже политический фактор.

— Это-то и инкриминируется Распутину и называется «распутинщиной»: не должен человек случайный, пользуясь доверием царской семьи, влиять на политические процессы — ведь так это подавалось в прессе?

— Да. Когда Распутин пришёл в Санкт-Петербург (в конце 1904 — начале 1905 года), монархия терпела политическое поражение. Вскоре возникла Государственная Дума, в которой были представлены и рабочие, и крестьяне, а не только аристократия и буржуазия.

Но прямого доступа к царскому дворцу русский мужик иметь не мог. И вдруг всё-таки появляется при дворе настоящий представитель народа, из глубокой провинции, из Сибири, пешком прошедший полстраны, а ещё побывавший и в Палестине, и на Афоне.

И этот человек обладает ещё некоторыми экстраординарными качествами, которые многими историками сейчас оспариваются. Но почему-то они не вспоминают, что, например, такой политический деятель, как Столыпин — этого не оспаривал, при всём своём негативном отношении к Распутину.

— Вернёмся к теме убийства. Как и когда узнали, что Распутина нет в живых?

— Утром 17 декабря, когда Распутин не вернулся домой, поначалу никто не беспокоился, ведь такое бывало и раньше: он мог загулять, поехать к цыганам и т. п. Когда в дом Распутина пришёл его личный секретарь Арон Симанович, ему сказали, что накануне он уехал с «Маленьким» (так называли Феликса Юсупова). Симанович поехал ко дворцу Юсуповых.

Следует отметить, что во всей этой истории очень важна топография. Дворец Юсуповых находится на реке Мойке, у дворца есть садик. Перед ним за рекой находится Второе полицейское управление Адмиралтейской части, там стоит будка круглосуточного слежения, поскольку идёт война.

С другой стороны дворца и ещё одного садика расположена Третья Казанская часть, где находится и полицмейстер, и главное управление сыскной полиции Петрограда, и круглосуточный пост, на котором в ту ночь дежурил полицейский Власюк.

Симанович, как человек ушлый и хорошо плавающий в коррупции, пошёл и в Третью Казанскую, и во Вторую Адмиралтейскую полицейские части. И везде ему рассказали, что было этой ночью.

— То есть и те, и другие были отлично осведомлены о том, что произошло?

— Да. Но пристав Рогов, когда его потом прокурорские стали спрашивать, испугался и от всего отказался. А начальник Второй Адмиралтейской части подтвердил, что Симанович приходил, что он всё ему рассказал, что полицейский постовой Ефимов действительно видел человека в военно-походной форме, который приехал во дворец Юсуповых.

И именно человек в военно-походной форме фигурирует в телеграмме царю, посланной в ставку в Могилёв, по первым материалам расследования. Стрелявший был в военно-походной форме, это видел Ефимов, который, может быть, только лица не разглядел, их всё-таки река разделяла…

— То есть был свидетель убийства Распутина?

— Да! И он слышал четыре выстрела. Сначала прозвучал один выстрел и раздались женские крики, потом прозвучали ещё три выстрела, один за другим.

Когда обо всем этом узнал Симанович, он понял, что Распутин убит. Симанович не ставил перед собой задачу узнать, кто убийца. Он только хотел знать, убит или не убит Распутин. И когда он понял, что это всё-таки смерть, а не похищение или ещё что-то, он поехал к управляющему Министерством внутренних дел Протопопову.

Протопопов сначала не поверил, но, уже приехав на Гороховую, 64, где жила семья Распутина, Симанович всё это подтвердил дочерям Распутина, и всем стало ясно, что Григория Ефимовича больше нет.

Покушение осуществилось, хотя многие думали, что Распутин, как провидец, остановится, не вый­дет в ту ночь, не поедет к тем людям, которые собрались у Феликса Юсупова. А стол там был накрыт на восемь кувертов, это всё есть в деле.

— Причины, побудившие Распутина приехать к этим людям, могут быть самыми повседневными. Важнее понять мотивы этих людей…

— В том числе и женщин.

— А о ком идёт речь?

— Речь идёт, прежде всего, о Марианне Дерфельден. Это сводная сестра великого князя Дмитрия Павловича. Здесь надо отметить, что существует большая семья Романовых, а в ней существует сегмент — семья великого князя Павла Александровича, родного дяди царя.

Павел Александрович был женат на греческой принцессе, которая умерла во время родов сына Дмитрия. Через несколько лет Павел Александрович женился на Ольге Пистолькорс, разведённой жене своего бывшего подчинённого. Она была не царского рода, и они были отлучены от посещения двора.

Но деньги дворцовое ведомство всё-таки выдало Павлу Александровичу, и он решил с новой женой уехать за границу, где родились новые дети. А были ещё дети Пистолькорс от первого брака, та самая Марианна Дерфельден, в девичестве Пистолькорс. У неё были какие-то интимные отношения с Дмитрием Павловичем, хотя она была женщина замужняя.

Речь идёт также о Вере Каралли, приме Большого театра, амбициозной восходящей звезде. Именно в тот момент она в первый раз выступает в Петроградском балете, и 15 декабря, буквально за день до покушения, Дмитрий Павлович во время дарения цветов выходит на сцену и преподносит ей гранатовое ожерелье в обрамлении алмазов.

— Известно, что существует некий гомосексуальный налёт на всех этих людях, но если там были женщины, то версия, что это была группа гомосексуалистов, которые решили убрать обличающего их Распутина, оказывается недостоверной?

— Они были бисексуалами. В мемуарах Каралли, которые хранятся в Музее имени Бахрушина, упоминается утренний завтрак втроём 18 декабря. Там сидит Дмитрий Павлович, она и Феликс Юсупов.

Тем не менее, интимные отношения между Феликсом и Дмитрием Павловичем очевидны. В своих мемуарах Юсупов напрямую писал, что, «конечно, возникали препятствия нашим отношениям».

Феликс из мемуаров целенаправленно исключает женщин, но петроградские газеты писали, что во дворце Феликса Юсупова всё время происходили какие-то оргии.

— С газетами не всё так однозначно. Ведь после Манифеста 1905 года, помимо Думы, появилась и свобода печати, что уже тогда поставило жирный крест на русской монархии. Поскольку почти вся пресса была против монархии, за исключением подозрительного взрыва патриотизма в 1914 году, когда газеты вдруг запестрели верноподданическими реляциями.

То же самое было одновременно и в Германии, и в Британии, и в других странах. Ясно, что таким образом разогревалась Первая мировая война. И это не конспирология, это очевидный проект, осуществлённый через прессу.

Этим я вовсе не пытаюсь представить Феликса Юсупова аскетом, но с прессой начала века надо быть очень осторожным.

— Дело в том, что сам Феликс никогда не отрицал своих отношений с Дмитрием Павловичем.

— Но тогда получается, что русский человек из низов, Распутин, был убит группой аристократических извращенцев.

— Следует отметить, что это была эпоха Серебряного века, эпоха декаданса. Общество XIX века, очень чопорное, особенно в аристократической среде, вдруг эмансипировалось, в нем произошел психологический слом.

— И в этих оранжерейных условиях, в этих искусственных позолоченных мирах, связанных с гигантским богатством, с потреблением самых лучших европейских изделий, сложился особый климат, где выросли очень странные растения…

— Да. Поэтому дело об убийстве Распутина могло пойти по одному из двух путей: либо из него будут исторгнуты аристократы, и тогда оно пойдёт как обычное дело. Либо они не будут исторгнуты, и тогда царь, скорее всего, примет решение, что это дело будет замято, на радость всей «цивилизованной» России, как предполагал, например, глава 1-го департамента Министерства юстиции сенатор Степанов.

Хотя всё в этом деле лежало на поверхности! Благодаря упомянутому выше 751-му делу 57-й описи 124-го фонда мы знаем, что из тела Распутина была извлечена пуля от «Браунинга» калибра 7.65.

Что такое браунинг? Это главное оружие политических убийств начала XX века. Из такого «Браунинга» были убиты премьер-министр Японии Ито, эрцгерцог Франц Фердинанд, Столыпин, из такого «Браунинга» позже Каплан будет стрелять в Ленина.

Более того, прокурор судебной палаты Завадский в своих мемуарах пишет, что соучастники убийства не скрывали своих действий и были очень болтливы и самоуверенны. Они явно рассчитывали на то, что среди них был представитель царской семьи Дмитрий Павлович, за которого царь хотел выдать свою старшую дочь Ольгу. Об этом со слов самого Дмитрия Павловича пишет Вера Каралли, и она же сообщает, что он говорил: «Но этого никогда не будет».

— А было ли какое-то выраженное отношение к Распутину в народе?

— Для большей части народа Распутин был важной символической фигурой и даже святым. После Февральской революции «временные» завладели имуществом Распутина и его телом, послав целый отряд солдат в Царское Село.

Солдаты раскопали гроб с Распутиным, разломали гроб на щепочки, а эти щепочки положили… в ладанки. Тело Распутина было погружено в футляр от пианино и отправлено на сжигание.

— То есть раскапывала могилу Распутина вовсе не разъярённая толпа, настроенная многолетней демонизацией Распутина и вымещающая свою ненависть на покойнике? А для чего тогда всё это делалось?

— Керенскому нужно было продемонстрировать и царю, и другим силам, что он теперь хозяин положения.

— А может, устраняли улики? Может быть, Распутин, как утверждают некоторые историки, был умерщвлён ритуально?

— Да, на теле были порезы, и некоторые даже писали, что это было похоже на удар шпорой или каким-то другим острым предметом. Но надо помнить, что труп Распутина был обнаружен во льду Малой Невки. Его нашел сотрудник речной полиции, который ломом выламывал тело изо льда толщиной 20 см. Тут волей-неволей поранишь! Патологоанатом Косоротов считал, что повреждения были нанесены баграми и кошками при вытаскивании тела.

Но причиной смерти были выстрелы. Те пули, что были навылет, их не нашли. А та, что в спину, застряла на выходе из живота, и её, разумеется, извлекли из тела и приобщили к делу. И это был «Браунинг» 7.65, из которого стрелял тот самый человек в военно-полевой форме, которого видел Ефимов.

— Остаётся главный вопрос: кто это был и почему он стрелял в Распутина?

— Главным подозреваемым с самого начала (я подчёркиваю, с самого начала!) был британский офицер Освальд Рейнер. Когда дворцовая полиция задерживала Феликса Юсупова на платформе вокзала, когда он собирался отъезжать в Крым, среди присутствующих был Освальд Рейнер.

Он поехал вместе с Феликсом обратно, во дворец к его тестю великому князю Александру Михайловичу. Дело в том, что Феликс жил не во дворце, где произошло убийство, а у своего тестя.

Более того, Феликс в своих мемуарах пишет прямым текстом, что, когда он приехал от прокурора, он сговорился с братом жены Ирины, великим князем Андреем Александровичем, и с британским офицером Рейнером о том, что говорить, если начнут спрашивать. Нам прямым текстом говорится, кто является соучастниками убийства! И это публикуется в 1927 году. Кстати, Рейнер был также и редактором английского издания мемуаров Феликса Юсупова. То есть все эти слова согласованы.

— А какие ещё есть доказательства?

— Следствие отмечало наличие в деле двух автомобилей, открытого и закрытого. Открытый автомобиль — тот, который приезжает за Распутиным на Гороховую, 64, и в котором он едет во дворец Юсуповых, на Мойку, 94. За ним на некотором расстоянии следует крытая машина, которая останавливается недалеко от дворца Юсуповых, у Почтамтского мостика, откуда удобно наблюдать за тем, что произойдет дальше.

Распутин с Феликсом выходят из машины, за рулём которой был доктор Лазоверт, работавший в санитарном поезде у Пуришкевича, и идут во дворец.

Через некоторое время машина с Лазовертом уезжает, и её отъезд означает для той машины, которая стоит у Почтамтского мостика, что «всё, он на месте, вы можете подъезжать». Подъезжает эта машина, выходит убийца, заходит в подвал дворца, в котором все собрались, при этом не закрывая дверь, видимо, в зашоре.

Далее там, вероятно, происходит следующее: они слышат шаги, Распутин направляется к лестнице, а навстречу ему идёт убийца, который стреляет ему в живот. Этот выстрел слышит полицейский Ефимов. Распутин отбрасывает убийцу и бежит вверх по лестнице на улицу. За ним гонится убийца. Стреляет, сначала мимо, но следующим выстрелом ранит его смертельно.

Распутин валится на снег прямо у центрального прохода в свете фонаря. И тогда убийца делает контрольный выстрел в лоб.

Это убийство повернуло историю России совершенно в другую сторону.

— Без сомнения, это было частью глобальной игры, но действительно ли оно повернуло историю России?

— Да, потому что Распутин стоял во главе дворцового заговора, который должен был привести к миру с Германией. Мир был нам необходим, поскольку к концу 1916 года стало ясно, что дальше двигаться некуда, что положение в стране обострено до предела. Что Россия благодаря какому-то странному «патриотизму» была втянута в войну со своим главным экономическим партнёром, в войну, которая была нам невыгодна с самого начала.

А ведь Распутин мог предотвратить эту войну! Вспомним предыдущую попытку покушения на него, почти удавшуюся. Ведь что произошло? 28 июня 1914 года убивают эрцгерцога Фердинанда, а через несколько дней Хиония Гусева ранит ножом Распутина в его родном селе Покровском. 1 августа началась мировая война…

Но в конце 1916 года мирный договор с Германией должен был состояться. Всё шло к этому. У Распутина были постоянные встречи с Оскаром Гюллингом, родственником семьи влиятельных шведских магнатов Валленбергов.

— Лидер кадетов Павел Милюков в своей знаменитой речи «Глупость или измена!», прозвучавшей в Государственной Думе в ноябре 1916 года, прямо обвинил Распутина в прогерманском заговоре.

— Это была не прогерманская позиция, а пацифистская! Царю Николаю II не хватало качеств его отца Александра III, во время царствования которого Россия не участвовала в войнах вообще!

И если бы Распутин был в Петербурге летом 1914 года, никакой войны не было бы.

— То есть он мог тогда повлиять на царя?

— Конечно! Вот пример: в 1913 году, во время Второй Балканской войны, в Петербурге ждали председателя правительства Коковцова, который должен был приехать из Крыма, из Ливадии, где тогда находилась императорская семья. Петербургские околополитические круги горели нетерпением: «Ну, что, будет война или не будет?»

А уже хотели, чтобы была, потому что очень часто русская интеллигенция мечтала о каком-то кровавом искуплении. А Коковцов заявил: «Вы знаете, вой­ны не будет. Её не хочет Распутин». И сказано это было с осуждением, мол, посмотрите, какой мерзкий человек, не хочет войны.

— И всё же Распутин был очень удобной мишенью для диффамации царя.

— Да, Распутин любил креплёные вина, ходил в дорогие рестораны, но я не вижу тут предмета для осуждения. Он же не был монахом! Он был два года послушником, но монахом-то не стал!

— А кем был его убийца?

— Освальд Рейнер не был профессиональным убийцей. Он получил филологическое образование в Oriel College в Оксфорде. Во время Первой мировой войны стал сотрудником британской миссии при русском Генеральном штабе.

Британским резидентом в России тогда был Сэмюэль Хор, который также учился в Оксфорде, но гораздо раньше. В Оксфорде учился и Феликс Юсупов.

Я думаю, что Рейнер оказался в каком-то смысле фигурой случайной, потому что убийство Распутина было спланировано в спешке, за несколько дней до переворота, который должен был привести Россию к выходу из войны. Переворот должен было произойти в конце декабря, и его нельзя было откладывать, так как в начале января 1917 года из Англии в Россию должна была прибыть миссия лорда Мильнера.

— Но если предположить, что идея сепаратного мира с Германией была реальной, то это значит, что сам царь эту идею разделял?

— Он дал слово союзникам во время своей речи на балконе Зимнего дворца, под которым стояла патриотическая публика с флагами «Боже, царя храни!».

Но, возможно, он рассуждал так: «Я дал слово, что не заключу сепаратного мира. Но ни моя жена, ни мой сын такого слова не давали. Поэтому, если я уйду с престола, она станет регентшей при малолетнем царевиче, и мир вполне может осуществиться».

— И если бы это осуществилось…

— …то закончились бы боевые действия. Кроме того, участники этого переворота предполагали раздачу земли крестьянам. Почти два миллиона человек погибло на войне, нужно же было хоть что-то дать взамен! Вопросы о мире и о земле, которые потом поднимут большевики, были главными вопросами. Этого требовало русское общество в широком смысле, а не общество интеллигентов из будуаров и салонов Петрограда и Москвы.

— Кстати, гнездо в британском посольстве и в других союзнических посольствах дало о себе знать и при большевиках во время так называемого заговора послов.

— Да, и Рейнер был не только убийцей Распутина, но и тем человеком, который первым передал королю Георгу V сообщение о том, что расстреляна царская семья. По-видимому, он выполнял какие-то особо секретные миссии, связанные напрямую с королем, хотя Рейнер был сыном драпировщика и не обладал высоким статусом, но при этом знал несколько иностранных языков: французский, немецкий и русский.

Вернувшись в Англию, он какое-то время сотрудничал со своей спецслужбой SIS, переписывался с Феликсом Юсуповым и умер в начале 1960-х годов. Его письма к Феликсу хранятся в Государственном архиве древних актов вместе с родовыми документами семьи Юсуповых.

— А использовалась ли при покушении на Распутина знаменитая гантель со свинцом, которую якобы дал Феликсу Юсупову Маклаков?

— Она, видимо, была у Юсупова, ведь Маклаков не отрицал, что он её ему дал, но она не использовалась. Убийство было скоротечным, и разговоры про долгие часы, в течение которых они якобы все сидели в подвале Юсуповых, ложь.

— А Рейнер не оставил мемуаров?

— Нет. По легенде у него дома находилось кольцо, сделанное из одной из пуль, которыми был убит Распутин.

— Как он её добыл?

— Тут нет проблемы: первая пуля была на вылет, и она просто упала в подвале дворца Юсуповых. Пуля, которая голову пробила, должна была лежать в кровавом подтеке на снегу за воротами. В деле этих пуль нет, есть только одна пуля калибра 7.65.

Остальные пули были такого же калибра, поскольку бессмысленно менять оружие в тот момент, когда убегает жертва. Ещё бы немного, кстати, и Распутин добежал бы до полицейских.

Городовой Ефимов видел его уже и сразу же зашёл в своё отделение и позвонил в Казанскую часть. Его телефонный звонок зафиксировали в 2.30. Из Казанской части вышел полицейский Власюк, подошёл к забору, но за забор не заглянул, потому что его стали отвлекать Феликс Юсупов и его дворецкий Бужинский. А за забором лежал Распутин.

— Да, всё это имеет свою мистику, свою историческую глубину… А каковы уроки этого события?

— Главный урок в том, что политика первых лиц должна быть последовательной и жёсткой, особенно в таких важных обстоятельствах.

— То есть тот факт, что убийцы Распутина не были наказаны, повлиял на последующие события и, возможно, спровоцировал заговорщиков в Феврале 1917 года?

— Да, уже через несколько недель после убийства Распутина в Государственной Думе выступил Керенский и сказал, что с царём нужно сделать то, что сделал Брут с Цезарем! И что же царь сделал с человеком, который с трибуны призывал его убить? Ничего.

Был первый зондаж: «Мы сейчас убьём Распутина и посмотрим, как вы себя поведёте». Второй зондаж: «Мы уже говорим, что хотим вас убить, вы опять пропустили этот удар. Третьего удара не будет, будет революция». И она происходит.

А царь так и не прочитал ту всеподданейшую записку об убийстве Распутина. Ему должны были её представить 2 или 3 марта по возвращению из ставки в Петроград…

— Метафизические смыслы нашей истории…

Олег Анатольевич, большое спасибо за книгу и за беседу!

Читайте также: Ракетный удар по Петербургу: в Эстонии предложили план «военного сдерживания» России

Андрей Фефелов, Олег Шишкин

Количество просмотров: 9 272


b4a8f662eb47b5d8